Выставка Гарифа Басырова

С 16 июня по 17 сентября в Отделе личных коллекций Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина открыта выставка работ художника Гарифа Шариповича Басырова (1944—2004). Он родился в АЛЖИРе (Акмолинском Лагере Жен Изменников Родины). В 60-е учился сначала в художественной школе при Суриковском институте, затем на художественном факультете ВГИКа. Дипломные листы делал к булгаковскому «Мастеру и Маргарите». Одна из первых его выставок — в 70-м в редакции журнала «Юность».

БасыровФото3

С конца 60-х Басыров принял участие более чем в 200 выставках в разных странах, получил свыше 30 призов и дипломов на международных конкурсах. В 1988-89 гг. работал во Франции над цветными литографиями и офортами для галереи Enrico Navarra в Париже.

«Среди широкой публики Басыров стал известен благодаря иллюстрациям в очень популярном тогда (во многом благодаря художнику) не только у химиков журнале «Химия и жизнь». Под невинным названием процветало издание не то чтобы диссидентское, но и не совсем укладывающееся в единственно правильную доктрину советской журналистики. Рисунки Басырова создали журналу яркий и неповторимый стиль» (Михаил Лазарев).

Вот одна из его работ:

басыровПолёт

Горжусь тем, что рисунок к самой первой из опубликованных в ХиЖ (1984, № 2) моих статей сделал этот признанный мастер (замечу, что я был никому не известный автор, выловленный из самотёка): <БасыровЭтюды>.

Проект LНС. Симпозиум в Дубне

В лихие 90-е годы, а точнее, в июле 95-го от здания Миннауки на Тверской отъехал большой «Икарус», заполненный научными журналистами (там были Ирина Арутюнян из журнала «Природа», Андрей Ваганов из «Независимой газеты», Марина Аствацатурян с радиостанции «Эхо Москвы», многие другие, в том числе автор этих строк). Автобус направился в Дубну, где проходил Международный симпозиум «ФИЗИКА И ДЕТЕКТОРЫ НА LНС» и была запланирована пресс-конференция.

БАК

Затем в сентябрьском номере ХиЖ в рубрике «НОВОСТИ НАУКИ» появился мой отчёт об этом событии:

После прекращения строительства суперколлайдера в Техасе надежды ученых, занимающихся физикой высоких энергий, связаны с Большим адронным коллайдером (LHC) в Женеве. В декабре прошлого года проект LHC был одобрен научным советом Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРНа). В соответствии с ним в круговом 27 километровом туннеле действующего ускорителя LEP будут установлены 1792 мощных сверхпроводящих магнита новой установки, в которой частицы будут разгоняться до энергии 10 ТэВ (эта энергия должна быть достигнута к 2004 году, а затем ещё несколько увеличена). Стоимость проекта — около 3 млрд. долларов.

Читать далее

SSC: нереализованный проект

В середине 1980-х годов Соединенные Штаты решили построить в Техасе (недалеко от Далласа) крупнейший и мощнейший в мире ускоритель элементарных частиц, который получил название Сверхпроводящий Суперколлайдер (SSC). Задумывалось действительно сверхграндиозное сооружение, достаточно сказать, что длина кольца должна была составить свыше 80 км. К 1987 г. Конгресс одобрил проект, выделил деньги, и строительство началось. Физики начали планировать будущие эксперименты, разрабатывать необходимое оборудование и детекторы. Руководителем одного из них был назначен американский физик китайского происхождения проф. Сэмюэл Тинг из МТИ, который в 1976 г. разделил Нобелевскую премию с Бёртоном Рихтером (за открытие новой частицы, подтвердившей существование в природе четвёртого кварка, названного очарованным).

ТингКонечно, всё это требовало широкого международного участия. Осенью 90 г. проф. Тинг прибыл в Москву для обсуждения сотрудничества. В программу его пребывания была
включёна встреча с научными журналистами в ИТЭФ, и я, используя личное знакомство с одним из участвующих в совещаниях отечественных экспериментаторов, на неё попал (в то время я ещё не работал в ХиЖ, был человеком «с улицы»). В результате мне удалось подготовить материал (оформленный в виде интервью), опубликованный в ХиЖ (1991, № 4): <СэмТинг>.

Дальше события развивались так: к 1993 г. прогноз на стоимость проекта, по сравнению с прежним, сильно возрос — до более чем 12 млрд. долларов. В условиях ограниченности средств, правительство США было вынуждено выбирать между финансированием Международной Космической Станции (МКС) и SSC. Чаша весов склонилась к МКС, и 21 октября 1993 г. проект суперколлайдера был закрыт; к тому моменту уже было построено 14 километров туннелей и 17 технических шахт, возведена значительная часть наземной инфраструктуры (общие затраты составили 2 млрд.).

После этого в Европе началась широкая кампания за создание несколько меньшего, но тоже циклопического Large Hadron Collider (LHC), по-русски БАК. Как утверждали учёные, он совершенно необходим для поиска бозонов Хиггса, которые должны пролить свет на фундаментальные проблемы физики микромира. Я тогда написал на эту тему маленький обзор «Святой Грааль» современной физики» (ХиЖ, 1994, № 8): <БозонХиггс>. Как мы знаем, проект БАКа был успешно реализован, да и хиггсы вроде бы нашли.

Годовщина проф. Б.А. Розенфельда

В этом месяце исполняется 100 лет со дня рождения математика и историка науки Бориса Абрамовича Розенфельда (1917—2008). РозенфельдВ моём развитии его книга «История неевклидовой геометрии» (М.: Наука, 1976) сыграла большую роль — читал её и перечитывал (отдельные разделы). Знакомился и с другими его монографиями — «Многомерные пространства», «Неевклидовы пространства» (1966 и 1969). Розенфельда отличал широкий охват, можно сказать, что он геометр-энциклопедист, универсал. Важно, что в своих книгах он уделял внимание и темам  «Пространство и время»«Геометрия и физика».

А ещё он специалист по истории математики от древних времён до современности. Работая в 1950—1955 гг. профессором Азербайджанского университета, приступил к изучению истории этой науки на средневековом Востоке — перевел на русский язык с арабского и персидского языков трактаты восточных математиков и астрономов. В 1964—1990 годах трудился в Институте истории естествознания и техники. В 2003 г. выпустил книгу о знаменитом учёном древнего мира Аполлонии Пергском.

В 1990 г. Розенфельд с женой переехали в США, где он стал профессором Пенсильванского университета (там же профессорами математики работают его дочь Светлана и её муж Анатолий Каток; у нас вышел перевод книги С. Каток «Фуксовы группы»). Воспоминания Б.А. и другие его работы имеются на её сайте: <БАРозенфельд>.

Всего Борис Абрамович опубликовал более 400 книг и статей, он был известным человеком в научном мире. К сожалению, увидеть и услышать этого замечательного геометра мне не довелось, поскольку посещать мероприятия в ИИЕТе я начал только в самом конце 80-х.

Э. Скерри. Философия химия

Мы привыкли, что постоянно обсуждаются философские вопросы физики, биологии, наук о мышлении и искусственном интеллекте… В молодости покупал разные философские книжки (их выходило много), несколько лет выписывал журнал «Вопросы философии». Ведь философы науки «по долгу службы» следили за развитием определённой области знаний и невольно делали как бы её широкий обзор.
Скерри1

Конечно, в химии тоже есть философские проблемы. Им посвятил свою статью историк и популяризатор науки из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, главный редактор журнала «Foundations of Chemistry» Эрик Скерри. В моём переводе она опубликована в ХиЖ (2003, № 10): <ФилосХимии>.

Немецкий логик Вальтер Дубислав (Dubislav; 1895—1937) когда-то сострил: «Философия — это злоупотребление специально разработанной терминологией». Однако те или иные злоупотребления встречаются везде, а у философии есть свои важные функции. Ведь научное знание всегда ограничено (трудно представить, что сто лет назад не было понимания, за счёт каких процессов светят звёзды, Солнце) и отрывочно, различные теории не увязаны в общую картину. Эти недостатки стремится устранить философия.

Ответы на многие важнейшие вопросы естественные науки найдут, быть может, лишь через сотни лет, но мы хотим уже сейчас представить их, чтобы иметь целостный взгляд на мир (пусть и гипотетичный). Поэтому мы выходим за границы известного, но, сохраняя рациональный стиль мышления, пытаемся на основе уже выработанных общих — философских — представлений заглянуть вперёд. 

В общем, философия имеет и эвристическое значение (я изложил некоторые другие свои соображения в предисловии к переводу статьи Скерри.)

Развитие геометрии Лобачевского

В конце 40-х и начале 50-х годов у нас выходили книги серии «Геометрия Лобачевского и развитие её идей». Там были представлены работы Я. Больяи, Д. Гильберта, В.Ф. Кагана, А.П. Котельникова и В.А. Фока,  других авторов. Достал вышедшую в 1951 г. книгу Жака Адамара (о нём я писал: <АдамарБлог>); её перевёл А.В. Васильев (о нём я тоже писал: <ВасильевБлог>), а отредактировал Б.А. Фукс.

Адамар Ж. Неевклидова геометрия в теории автоморфных функций

Этот текст Адамар создал в 20-х годах, он носит обзорный характер и почти не содержит формул. Тема очень интересная: тут «неевклидовы кристаллы», проблема униформизации многозначных функций, тесная связь геометрии Лобачевского с теорией функций.

Как сказано в предисловии, хорошим дополнением к ней может служить изданная чуть раньше в том же году в этой же серии книга Б.А. Фукса «Неевклидова геометрия в теории конформных и псевдоконформных отображений». Позднее Борис Абрамович Фукс (1907 – 1985; его фото тут: <Б.А.ФуксФото>) был профессором и завкафедрой высшей математики в МИЭМе, и будучи студентом в 60-годы, я слушал его отличные лекции по матанализу, ТФКП и др. (Похвастаюсь: у меня есть его книга «Специальные главы теории аналитических функций многих комплексных переменных» с дарственной надписью: «Верховскому Льву, победителю III математической олимпиады от автора. Б. Фукс. 21.4.1966″ — была олимпиада МИЭМ для школьников-выпускников 1966 г.)

В 1951 г. в стране широко отмечали 125-летие открытия Н.И. Лобачевским неевклидовой геометрии. В Казани прошла посвящённая ему научная конференция, на которой выступили с докладами крупнейшие геометры А.П. Норден, С.П. Фиников, Б.А. Розенфельд, Г.Ф. Лаптев, З.А. Скопец и др. (В.Ф. Каган не смог приехать по состоянию здоровья), которые активно развивали это направление.

А сейчас что-то не видно большого внимания к геометрии Лобачевского, вообще неевклидовой геометрии. Моё убеждение: до тех пор, пока физики-теоретики не перестроят своё мышление, не станут основываться на проективной геометрии (и порождаемых ею неевклидовых геометриях), фундаментальная физика не выйдет из тупика. 

Клейн о Гауссе. Похвала юности

Рассказывая в своих лекциях о «короле математиков» Карле Гауссе (1777—1855), пытаясь проследить основные этапы его развития, Феликс Клейн писал (с. 44—47):

Сначала естественный интерес — я почти готов сказать, какое-то детское любопытство — без ...........КАРЛ ГАУСС.........всяких влияний извне… Первое, что его привлекает, — это чистое искусство счёта. Он беспрестанно считает с прямо-таки захватывающим прилежанием и неустанной выдержкой… От наблюдений над встречающимися ему числами — и значит, индуктивным, «экспериментальным» путём — он уже в то раннее время приходит к постижению общих соотношений и законов…

И вот здесь мы сталкиваемся со странным и, безусловно, не случайным явлением. Все эти ранние, придуманные лишь для собственного удовольствия забавы ума оказываются не чем иным, как подступами к великой, лишь гораздо позже осознанной цели. Но провидческая мудрость гения в том и состоит, чтобы уже в первых пробах сил, в полуигре, ещё не сознавая глубочайшего смысла своих действий, попасть киркой в то самое место породы, где в глубине таится золотой слиток…

Читать далее

Наночастицы на Плащанице

Существует научный журнал PLOS ONE  (peer-reviewed open access scientific journal published by the Public Library of Science (PLOS) since 2006). В нём опубликована статья итальянских авторов <Синдон>, исследовавших Туринскую плащаницу:

Atomic resolution studies detect new biologic evidences on the Turin Shroud

Abstract

We performed reproducible atomic resolution Transmission Electron Microscopy and Wide Angle X-ray Scanning Microscopy experiments studying for the first time the nanoscale properties of a pristine fiber taken from the Turin Shroud. We found evidence of biologic nanoparticles of creatinine bounded with small nanoparticles of iron oxide. The kind, size and distribution of the iron oxide nanoparticles cannot be dye for painting but are ferrihydrate cores of ferritin. The consistent bound of ferritin iron to creatinine occurs in human organism in case of a severe polytrauma. Our results point out that at the nanoscale a scenario of violence is recorded in the funeral fabric and suggest an explanation for some contradictory results so far published.

Плащаница

Суть в том, что на волокнах льняного полотна обнаружены наночастицы, в которых креатинин (один из метаболитов биохимических реакций аминокислотно-белкового обмена в мышечных тканях) связан с оксидом железа. Структура и распределение таких частиц аналогичны тем, что возникают в организме человека в результате серьёзных травм или физических пыток. Значит, получено ещё одно подтверждение, что изображение — не подделка, не творение художников (хотя, наверное, мало кто сомневался в этом).

Ну, а моя статья «Мистерии и откровения Туринской плащаницы» была напечатана в ХиЖ (1991, № 12): <Плащаница>.