Сонет шестьдесят шесть, и несть ему конца

Следующий год (как и прошлый, 2014-й) юбилейный: 400 лет со дня смерти Уильяма Шакспера — по нашему мнению, живой маски подлинного автора (или авторов), а также Мигеля де Сервантеса (возможно, тоже живой маски настоящего автора «Дон Кихота» — см. нашу заметку от 11.9.15). Значит, будет много связанных с шекспировской темой событий. Хотя немало их было и в уходящем году, вот одно из них:


АнаньинФилолог, литератор, режиссёр Валерий Зосимович Ананьин выпустил в свет сборник своих поэтических переводов «Остаться, растворясь… Из зарубежной поэзии» (издательство Петрозаводского университета). Помимо стихотворений Шекспира, Блейка, По, Дикинсон, Байрона и др. в книгу включены размышления автора о своих переводческих штудиях. 
В частности, о многолетней работе над переводом 66-го сонета Шекспира.


В книге представлены три его варианта, разделённых годами. Вообще, этот вечно актуальный сонет особо почитаем, уже имеются его переводы на русский многих десятков авторов. Сразу вспоминаются два известнейших — Маршака и Пастернака, которые, как давно замечено, сильно различаются по выраженному эмоциональному состоянию: у Маршака — гневное обличение, у Пастернака — жалоба.

Процитирую Ананьина (с. 224): «Образ автора-героя сонета определял я для себя как «лев в клетке». Тут соединялись — сплавлялись! — и судья века (перевод Маршака), и измаянный до тоски бедняга (перевод Пастернака). Раненный лев, мечущийся в клетке. Может быть — смертельно раненный. Благородство, ум и ярость. И трагедийный пафос, и стон отчаяния, и ругань».

Теперь приведу последний вариант его перевода (с. 25):

Жить не хочу. Невмоготу смотреть

На мир, где честь привыкла голодать,

Где низости положено жиреть,

Где веру дозволяется предать,

.

Где дутой славой щеголять — не срам,

Где чистоту — не грех продать-купить,

Где красоту списать не стыдно в хлам,

Где немочь вправе силу оскопить,

.

Где творчество заикой сделал кнут,

Где ум у скудоумья школяром,

Где правду простомыслием зовут,

И где добро — в холопах перед злом.

.

Жить больше не хочу. Невмоготу.

Но… Бросить здесь любовь на маету?

На наш взгляд, этот сонет — один из самых простых у Шекспира, ведь он ПОЛНОСТЬЮ понятен (чего не скажешь о многих других его сонетах). И так ли уж необходимо стремиться к максимальной точности при перечислении зол, которые, в сущности, банальны (в силу своей вневременности, всегдашности). Может быть, более важно — правильно передать душевное состояние автора, побудившее его написать сонет? А тут, как видим, глубокие расхождения даже у признанных авторитетов, классиков жанра.

В связи с этим нас привлёк перевод Марка Шехтмана (он живёт в Израиле) <Сонет-66.Шехтман>:

Я жить устал, зову я смерть-старуху…
Сегодня честь – посмешище невежд,
А дрянь шелк`а напялила на брюхо,
И мир покрыт обломками надежд.

И лесть рисует лживые узоры,
И добродетель продана в бордель,
И совершенство предано позору,
И мощь – как лодка, севшая на мель.

И творчество удушено законом,
И честных чтут за тронутых умом,
И пустомеля властен над учёным,
И лучшие у худших под ярмом…

Мне плохо, мне постыла жизнь моя.
Но на кого любовь оставлю я?

Много «отсебятин»? Да, их есть у него, как и неудачных строк. Но обратим внимание на тональность — это ирония, отстранённость, а не «шум и ярость». Может быть, именно она наиболее близка к шекспировской?

Оставить комментарий.