Сонет 151: образы и эвфемизмы


ЕлифёрФилолог-медиевист и, по её словам, шекспировед-расстрига Мария Елифёрова сделала новый перевод сонета 151 Вильяма нашего Шекспира, сопроводив его небольшими комментариями (представлено в её ЖЖ 25.11.15
 <Сонет-151.Елифёрова> ).  Сначала она привела оригинал и перевод С.Я.Маршака. Так же поступим и мы:

Love is too young to know what conscience is;
Yet who knows not, conscience is born of love?
Then, gentle cheater, urge not my amiss,
Lest guilty of my faults thy sweet self prove.
For thou betraying me, I do betray
My nobler part to my gross body’s treason;
My soul doth tell my body that he may
Triumph in love; flesh stays no farther reason,
But rising at thy name, doth point out thee
As his triumphant prize. Proud of this pride,
He is contented thy poor drudge to be,
To stand in thy affairs, fall by thy side.
No want of conscience hold it that I call
Her ‘love,’ for whose dear love I rise and fall.

                                          ***

Не знает юность совести упреков,
Как и любовь, хоть совесть — дочь любви.
И ты не обличай моих пороков
Или себя к ответу призови.

Тобою предан, я себя всецело
Страстям простым и грубым предаю.
Мой дух лукаво соблазняет тело,
И плоть победу празднует свою.

При имени твоем она стремится
На цель своих желаний указать,
Встает, как раб перед своей царицей,
Чтобы упасть у ног ее опять.

Кто знал в любви паденья и подъемы,
Тому глубины совести знакомы.

Как видим, некоторые эротические образы Маршак сгладил и завуалировал. Можно вспомнить, что в Англии ещё в начале 19 века Томас Баудлер (Bowdler, 1754—1825) осуществил издание «Шекспир для семейного чтения» в десяти томах; было указано, что в нём «ничего не добавлено к оригинальному тексту, но пропущены те слова и выражения, которые не могут быть с пристойностью прочитаны вслух в семейном кругу». 

В таком же ключе — адаптации для семейного чтения, то есть разными способами сглаживая, обходя острые места, — переводили Маршак и другие советские переводчики. Но времена изменились, стали более свободными — теперь достаточно указать допустимый возраст читателя. И вот смотрим перевод Елифёровой (с её же примечаниями) с пометкой (18+):

Амур — дитя, ему неведом срам,
А всё-таки стыдливость — дочь Амура.
И ты не потакай моим грехам,
Иль станешь в них повинною де-юре.*
Тобою предан, дух свой предаю
Я мерзкой плоти: дух нашепчет уду,**
Что может тот снискать любовь твою —
И тот находит доводы повсюду:
Восстанет вмиг, гордынею палим,
При имени твоём; превыше чести
Он рад служить подёнщиком твоим —
Встать за тебя и пасть с тобою вместе.
И я ничуть не оскорблю стыденья,***
Назвав любовью взлёты и паденья.

*Да, я знаю, что в этом сонете юридических метафор нет, но их до кучи в других сонетах Шекспира.
** Слово flesh у Шекспира замещается местоимением he, поэтому очевидно, что имеется в виду.
*** Как все заметили, я избавилась от слова «совесть», поскольку в русском языке оно нагружено совершенно не теми ассоциациями (социально-политическими). (Автор призналась, что слово «стыденье» она взяла у Нестора.)

А мы, основываясь на статье английского шекспироведа Томаса Мерриэма, ранее показали, что в этом сонете Шекспир для замены неприличных слов использовал необычные, неожиданные (для теперешнего читателя) эвфемизмы. Это привело нас к новому пониманию первых и последних строк сонета, а в результате — и всего стихотворения в целом (мы даже сделали вывод, что общепринятый сейчас английский текст сонета должен быть скорректирован). Об этом в нашей статье «Лики Эрота. Заметки о 151-м, 20-м и 21-м сонетах Шекспира» (тоже 18+):  <Сонеты-151,20,21>

 

Оставить комментарий.