Книга К. Писаренко о Шекспире

Читаю недавно вышедшую книгу писателя-историка Константина Писаренко «Неразгаданный Шекспир. Миф и правда ушедшей эпохи» (М.: Вече, 1916). Ранее он уже выпустил несколько книг по русской истории и вот теперь обратился к Шекспиру.

Писаренко2Автор приводит и обсуждает различные факты, связанные с жизнью и творчеством Барда (в большой степени опираясь на англоязычные источники). Можно сказать, что вольно или невольно в центре его рассмотрения оказался шекспировский вопрос. Он приходит к антистратфордианским выводам и даже определяется с конкретным кандидатом (умершем в 1612 году, чей символ  единорог), но имени его не называет — всё как-то обиняками. Кроме того, Писаренко избегает любой прямой полемики: не упоминает ни Гилилова, ни Литвинову, ни кого-либо другого. Вот самое «смелое» высказывание историка (с. 228): «Полагаю, многие посредством несложных сопоставлений уже заподозрили, кто скрывался под легендарным псевдонимом». Sure. 

Наконец, на с. 261 автор разъяснил свою позицию — она любопытна, поэтому процитирую: «По-видимому, пришла пора назвать ту, настоящую фамилию. Однако не могу. Не потому, что не знаю. Причина в другом, в чрезвычайной политизированности самой проблемы. Ведь спор о том, кем был Шекспир, давно вышел за рамки научного, разделив всех на отчаянно враждующие друг с другом партии. Шекспироведы не заметили, как заурядная дискуссия трансформировалась в войну, в которой оппоненты стремятся принудить друг друга к капитуляции, а не выяснить истину. Стороны с завидным упорством или упрямством разоблачают огрехи оппонентов и отстаивают собственную непогрешимость. Ошибки если и признаются, то мелкие, несущественные. Ключевые положения «родных» версий защищаются до конца, любой ценой и вопреки всему, даже здравому смыслу.

Согласитесь, в такой обстановке очень сложно сохранить объективность. Какое бы имя ты ни назвал, тебя тут же зачислят в члены соответствующей партии и заклеймят как «врага» своего героя. А не назвать как-то нельзя, ибо шекспировский канон написал конкретный человек… какая-то из партий права. Единственная из многих, сформировавшихся за полтора столетия войны. И каково будет им, проигравшим, смириться с поражением?..»

Остаётся только удивляться, что прогресс науки в условиях таких постоянных непримиримых конфронтаций вообще был возможен. 

Оставить комментарий.