Д. Кошланд — биохимик и главред

Химик-органик по образованию, Дэниэл Кошланд (1920—2007) участвовал в Манхэттенском проекте — под Кошландруководством Гленна Сибога трудился в чикагской Металлургической лаборатории над выделением плутония. После войны занялся биохимией и внёс значительный вклад в энзимологию. В течение десяти лет возглавлял крупнейший американский общенаучный еженедельник «Science», автор более 200 редакционных комментариев в нём.

В «Химии и жизни» (2008, № 8) был опубликован мой перевод статьи Кошланда в «Nature» (2004, т.432, с.447), посвящённой его идее о механизме ферментативных реакций. В ней он поведал также об истории её признания и высказал несколько общих соображений. Приведу фрагменты из статьи:

Теперь, полвека спустя, когда эта теория вошла в учебники биохимии, поучительно оглянуться назад и проследить, как ересь превращалась в общепринятое знание.

Я вспоминаю возмущение, а затем подавленность, которые охватывали меня, когда очередной журнал отклонял мою рукопись. Конечно, новая гипотеза всегда встречает сопротивление. Но если она логична и проливает свет на плохо понятные факты, то она должна, мне кажется, получить хотя бы скромное поощрение: нужно чуть-чуть уравнять силы противоборствующих сторон.

Нестандартные подходы столь же необходимы для научного прогресса, как мутации для биологического. Впрочем, когда мутаций слишком много, они ведут к вырождению. Поэтому должны быть и ограничения, которые дадут возможность отобрать редкие полезные новшества.

В научной сфере отделять зёрна от плевел призваны рецензируемые журналы и ведомства, выделяющие гранты. Однако они могут стать слишком консервативными, поскольку им легче зарубить новую идею, чем пойти на какой-то риск. Когда в 1985 г. я стал главным редактором «Science», личный опыт, полученный в молодости, часто побуждал меня вставать на сторону нонконформистов. Загвоздка в том, что очень трудно отличить невероятную истину от заблуждения.

Остаётся надеяться, что само многообразие журналов и фондов, конкуренция между ними защитят нас от ведущего к застою монополизма и что яркая мысль, не понятая в одной редакции, найдёт признание в другой. Вообще, наука — саморегулирующаяся система, в которой всё ценное так или иначе пробивает себе дорогу. Мы же обязаны делать всё от нас зависящее, чтобы максимально ускорить этот процесс.

Так что не будем с порога отвергать новые идеи. Даже если они грозят пошатнуть нашу любимую догму.

В другой своей статье Кошланд писал:

Когда мы думаем о горизонтах в науке, мы пытаемся разглядеть ту точку в смутно различимом будущем, где мир реальности встречается с миром мечты… точку пересечения линейной экстраполяции науки с гиперболическим фантазиями научного воображения.

Оставить комментарий.