Ф. Крик о своём научном пути

КрикКнВ 2004 г. у нас издали книгу «БЕЗУМНЫЙ ПОИСК» (Москва—Ижевск: Ин-т комп. технол.). Это перевод мемуаров Фрэнсиса Крика WHAT MAD PURSUIT. A Personal View of Scientific Discovery (1988), выполненный Л.А.Газизуллиной. Теперь вышел другой перевод той же книги (М.: АСТ) под новым названием «ЧТО ЗА БЕЗУМНОЕ СТРЕМЛЕНЬЕ!», а переводчиком выступила филолог и (бывший) шекспировед М.В.Елифёрова.

В качестве названия для своего опуса автор взял слова из стихотворения английского поэта-романтика Джона Китса «Ода к греческой вазе» (Ode On A Grecian Urn):   

What mad pursuit? What struggle to escape?
What pipes and timbrels? What wild ecstasy?

Крик изложил свои воспоминания о героическом периоде развития молекулярной биологии — от событий, предшествовавших открытию двойной спирали ДНК в 1953 г., и до конца 60-х годов, когда был окончательно определён генетический код. Имеются также пролог — о детстве Фрэнсиса, его родителях, а также эпилог — о зрелых годах учёного, когда он в Институте Солка в Калифорнии занимался изучением мозга. 

В отличие от «Двойной спирали» Джеймса Уотсона, «Безумное стремленье» написано в спокойной манере. Значительное место, что и неудивительно, занимает обсуждение строения ДНК, ну а другая важнейшая тема — проблема генетического кода, над которой Крик активно работал.

Читать далее

А. Эйнштейн о людях науки

Четвёртый том изданного у нас «Собрания научных трудов» (1967) Эйнштейна содержит его предисловия к книгам других авторов, разные статьи общего характера, письма. Он откликался на юбилеи знаменитых учёных прошлого, писал некрологи при уходе своих коллег. В качестве примера приведу начало его письма в газету «Нью-Йорк Таймс» (опубликовано 4 мая 1935 г.) «Памяти Эмми Нётер». Нётер — немецкй математик, работы которой оказались очень важны для теоретической Нётерфизики:

Большинство людей все свои силы расходуют в борьбе за свой хлеб насущный. Даже многие из тех, кого судьба или какое-то особое дарование избавили от необходимости вести эту борьбу, большую часть сил отдают умножению мирских благ и своего состоянию. За подобными усилиями… весьма часто кроется иллюзия, будто в этом и состоит наиболее существенная и желанная цель, к которой надлежит стремиться.

К счастью, существует меньшинство, состоящее из тех, кто рано осознал, что самые прекрасные переживания и наибольшее удовлетворение… связаны с развитием собственных чувств, мыслей и поступков каждого отдельного индивидуума. Подлинные художники, исследователи и мыслители всегда были людьми такого рода. Как бы незаметно ни проходила жизнь этих людей, плоды их усилий оказывались самым драгоценным вкладом в то наследство, которое поколение оставляет своим преемникам. <…>

Читать далее

Четырёхтомник А. Эйнштейна

В 1965—1967 гг. изд-во «Наука» выпустило подписное издание: Альберт Эйнштейн. Собрание научных трудов (в четырех томах). Под редакцией И.Е. Тамма, Я.А. Смородинского и Б.Г. Кузнецова.

ЭйншСобранАкад. В.Л. Гинзбург в рецензии на него (УФН, июль 1968 г.) писал:

Эйнштейну не пришлось посетить нашу страну, и он не знал русского языка. Тем не менее факт таков: русское издание подобного типа является первым в мировой литературе. Это обстоятельство, разумеется, не случайно: оно отражает уровень физики в СССР и наши достижения в области издания научной литературы. Вместе с тем нельзя не удивляться тому, что за 13 лет, прошедших после кончины Эйнштейна, собрание его трудов не издано ни на его родном немецком языке, ни на английском языке (последние 22 года своей жизни Эйнштейн прожил в США, где и находится его архив).

Первые три тома отражают работы Эйнштейна по физике, где его интересы были широки (вспомним, что Нобелевскую премию он получил в 1921 г. не за теории относительности; по моему мнению, в данном случае Нобелевский комитет проявил удивительную дальновидность ). А последний том содержит материалы более гуманитарного характера, которые, говоря словами Гинзбурга, «позволяют увидеть и понять всё величие Эйнштейна не только как гениального физика, но и как человека».

Том. I. Работы по теории относительности 1905-1920 гг.
Том II. Работы по теории относительности 1921-1955 гг.
Том III. Работы но кинетической теории, теории излучения и основам квантовой механики 1901-1955 гг.
Том IV. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики.

Две музы Елены Клещенко

С Еленой Владимировной Клещенко я хорошо знаком: мы вместе работали в редакции «Химии и жизни». Она окончила биофак МГУ и осталась там наКлещенко кафедре молекулярной биологии, а в 94 г. переключилась на научную журналистику, став автором или редактором множества научно-популярных статей. Другая область её творчества — фантастика. В прошлом году на обоих направлениях Елена добилась больших успехов: выпустила солидную книгу «ДНК и её человек. Краткая история ДНК-идентификации» (М.: Альпина нон-фикшн), а её рассказ  с немного страшным названием «Верёвка повешенного» (про айтишника из похоронного агентства) завоевал первое место в конкурсе литературной премии «Будущее время» (в нём приняли участие более тысячи авторов из 31 страны).

КлещКнигаПоскольку я не любитель фантастики, скажу несколько слов только о книге. Её главная тема  —  идентификация человека по его генетическому материалу. Обсуждаются и научные основы, и разные практические вопросы, например опасно ли выкладывать свой геном в интернет. Многие главы выросли из статей, опубликованных ранее в ХиЖ. Отдельные изложения построены как увлекательные детективные истории, что и неудивительно: эти методы широко используют в криминалистике; ещё одна сфера их применений — исторические расследования, скажем, проблема останков Николая II и его семьи. (На днях узнал: есть версия, что Лев Гумилёв сын царя Николая II.)

Читать далее

20 лет моей брошюре по физике

Как я недавно писал (см. постинг от <), в ноябре 1986 г. мне стало ясно, что преобразования Лоренца, на которых основана СТО, имеют ошибочный вид: в них потерян масштабный множитель, характеризующий эффект Доплера. Получив новый вид преобразований, я стал пытаться выводить из них следствия. Постепенно материал накапливался, ну а толчком, побудившим обнародовать достигнутые результаты, стало приближение Миллениума.img20200228_10253378

К марту 2000 г. написал текст брошюры, которую назвал «Мемуар по теории относительности и единой теории поля». Коллега в редакции ХиЖ, главный компьютерщик Николай Дмитриевич Соколов сверстал, я отнёс распечатку в типографию, заплатил небольшую сумму и через несколько дней получил коробку с 200 зкз. размноженной брошюры. Затем в течение нескольких лет, посещая научные семинары, раздаривал её физикам.

Когда в 2015 г. я завёл свой сайт, то отсканировал брошюру и включил её туда — теперь я уже мог давать ссылку на имеющийся в Сети файл, но обращение к личному сайту не очень удобно. Следующий важный шаг: в 2018 г. с помощью гугл-переводчика подготовил текст на английском и разместил его на нерецензируемом научном портале VIXRA <ВихраМемуар> — можно сказать, вышел на планетарный уровень.

Читать далее

Первые де сиянс академии

The Royal Society of London возникло из научного круж­ка, за­се­да­ния ко­то­ро­го начали проводиться в 1645 г. Офи­ци­ально уч­ре­ж­де­но ко­ролев­ской хар­ти­ей в 1662 г. под названием «Лон­дон­ское ко­ро­лев­ское об­ще­ст­во по раз­ви­тию зна­ний о при­ро­де». Это ча­ст­ная са­мо­управ­ляемая ор­га­ни­за­ция, не свя­зан­ная с дея­тель­но­стью пра­ви­тельственных уч­ре­ж­де­ний.

Académie des sciences (Французская, или Парижская академия наук) основана в 1666 г. при «короле-солнце» Людовике XIV.

Визит короля Людовика XIV в Академию наук в 1671 году

……….Визит короля Людовика XIV в Академию ……………..наук в 1671 году…..

В «Философских письмах» Вольтера (1694—1778) есть одно под названием «ОБ АКАДЕМИЯХ». Приведу две выдержки (цит. по: Вольтер. Философские сочинения. М.: Наука,  1988, с. 185):

Лондонскому Королевскому Обществу недостаёт двух вещей, наиболее нужных людям, — вознаграждений и правил. В Париже геометру или химику место в академии приносит небольшие, но верные средства; напротив, в Лондоне надо платить за то, чтобы стать членом Общества.

Читать далее

«Народная» наука при Тимирязеве

Продолжу тему А.К. ТИМИРЯЗЕВА, основываясь на статье историка физика А.В. Андреева (1997):<АндреевИстор>. Он также автор книги  «ФИЗИКИ НЕ ШУТЯТ: страницы социальной истории НИИ физики при АндреевНеШутятМГУ (1922—1954) (М: Прогресс-Традиция, 2000).

Как отмечает Андреев, личность физика Тимирязева привлекала «ученых из народа», то есть людей, серьёзно занимавшихся решением важнейших научных проблем, но не имевших для этого достаточной (часто вообще никакой) научной квалификации. Ещё в середине 20-х годов Тимирязев выступает на совещании Ассоциации Содействия Науке и Технике с докладом «Роль и труды самоучек в науке и технике», положительно отзываясь об идее создания «центральной организации самоучек» и специальной лаборатории при ней.

В Архиве МГУ сохранились многие десятки писем таких людей Тимирязеву, и круг тем был очень широк — от изощрённых, математически проработанных опровержений теории относительности, работ по квантовой механике, до школьного уровня безграмотных «открытий» в области гидродинамики. Временной диапазон этих писем — почти сорок лет; с некоторыми из учёных-любителей Тимирязев вступал в переписку, иногда достаточно длительную.

Читать далее

«Физики о себе». Л.А. Арцимович

КнФизикиОсебеВ 1990 г. в ленинградском отделении изд-ва «Наука» вышла книга «ФИЗИКИ О СЕБЕ«. Это сборник автобиографий крупнейших советских физиков, избранных в Академию наук СССР в период 1917—1946 гг. Они дополнены отзывами об их трудах и воспоминаниями о них. В книге можно встретить много интересных моментов.

В качестве примера я выбрал Льва Андреевича Арцимовича (1909 1973). Он занимался атомной и ядерной Арцимовичфизикой, разработал электромагнитный метод разделения изотопов, был непосредственным участником советского атомного проекта. Крупнейший специалист в области физики плазмы и управляемого термоядерного синтеза, с 1951 г. бессменный руководитель в этой области; академик с 1953 г. Известен приписываемый Арцимовичу афоризм: «Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт».

Приведу цитату из воспоминаний чл.-корр. А.И. Алиханьяна (1978 г.), с. 343:

Однажды президент Академии наук М.В. Келдыш позвонил Л.А.Арцимовичу домой и попросил дать ему текст предстоящего доклада Льва Андреевича о перспективах развития астрофизики у нас в стране и в мире. На это Лев сказал: «Мстислав Всеволодович, я докладываю без заранее написанного текста, так что содержание Вы услышите». Через полчаса вновь раздался звонок президента, который сказал, что всё-таки хочет знать, о чём будет говорить Лев Андреевич, касаясь перспектив развития астрономии, и настаивает на своём требовании. Тогда произошло непредвиденное. Лев Андреевич сказал: «Если это Вас так интересует, то купите бутылку коньяка и приезжайте ко мне». Встреча состоялась…

О. Ключарёва о книге И. Гилилова

Как мы знаем, книга Ильи Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире…» (1997) стала настоящей сенсацией: многие десятки рецензий и обсуждений, причём некоторые газеты (ЛГ, НГ) отводили им целые полосы. Видимо, сказалось ещё и время её выхода в свет: как кто-то заметил, тогда было более интересно читать, чем жить.

На меня издание оказало столь глубокое влияние, что я сам всерьёз занялся шекспировской проблемой. Поэтому мне всегда любопытно узнать, как его восприняли другие, особенно, если читатель имел некоторое отношение к литературе или театру. И вот в ЖЖ именно такого человека, Ольги Николаевны Ключарёвой, я встретил запись от 24.11.2014, где она вспоминает об этом событии:КлючарёваО

В 1997 году вышло первое издание книги Ильи Гилилова «Игра об Уильме Шекспире, или Тайна Великого Феникса». В том же году я поступила на театроведческий факультет ГИТИСа. Хорошо помню, что и эта книга, и реакция на неё стали одними из самых выдающихся событий года, в том числе и в нашем институте. Реакция конкретно наших преподавателей — в особенности специалистов по истории зарубежного театра, в особенности специалистов по истории театра и драматургии шекспировского времени — была заметна. Заметна потому, что это было молчанием. Но напряжённым молчанием. Если вопрос задавался в контексте проблемы в целом, — ответ получить ещё можно было. О гипотезах и версиях, о том, что этот процесс бесконечен и т.д. Если же речь заходила впрямую о книге, не следовало ничего или же смысл сводился к тому, что, мол, да, и у самоучек тоже случаются свои версии. 

Читать Далее:  <КлючарёваГилилов>

«Нобеллы» венгерского химика

Издательство Международного Информационного Нобелевского Центра выпустило книгу:

Иштван Харгиттаи

НАШИ ЖИЗНИ: встречи учёного

Перевод с англ. д.ф.-м.н., проф. Э.И. Федина (1926—2009); под ред. д.т.н., проф. В.М. Тютюнника. Тамбов–Москва—СПб.—… , 2019, 328 с. Обложку можно увидеть здесь: <ХаргиттаиОбложка>.

И. Харгиттаи (р. 1941) — известный учёный-химик, заслуженный профессор Будапештского университета Картинки по запросу Харгиттаитехнологий и экономики, член многих академий, автор нескольких монографий, главный редактор журнала «Структурная химия». О его (нередко совместно с женой Магдолной, тоже химиком) научной, а также популяризаторской и просветительской деятельности я писал: <>, <>, <>.

Слово «нобелла» придумал я сам, соединив Нобель и новелла, — полагаю, оно хорошо отражает жанр вышедшей книги. Она состоит из 19 глав-новелл, и сам автор, который специально встречался со многими крупными учёными, нобелевскими лауреатами (беседы с ними отражены в серии его книг «Candid Science»), дал такое пояснение (с. 9): «Каждая глава названа именем учёного — лауреата Нобелевской премии — химика, физика или биомедика, и освещает что-либо из его деятельности. Повествование разветвляется и на другие личности, а в большинстве случаев — на некоторые эпизоды из моей жизни или жизни моих друзей… Книгу нельзя рассматривать как автобиографию — скорее, это коллаж…»

В результате возникла удивительная сага о научном творчестве, взаимоотношениях учёных, социальных и политических событиях прошлого века, в том числе самых страшных и трагических.

Читать далее