Шекспириана Григория Козинцева

В творчестве советского режиссёра театра и кино, сценариста, педагога Григория Михайловича Козинцева (1905—1973) Шекспир занимал значительное место. Козинцев прекрасно знал творчество Барда, читал его в подлиннике, перечитал целую библиотеку о нём, пользовался уважением профессиональных шекспирологов. Он осуществил в театрах постановки «Короля Лира» (1941), «Отелло» (1943) и «Гамлета» (1954); в 1962 г. выпустил книгу «Наш современник Вильям Шекспир», а затем сделал прославившие его экранизации «Гамлета»(1964) и «Короля Лира» (1970).

Козинцев

Вот несколько мыслей Козинцева из его опубликованных рабочих тетрадей:

  • Убоги любые попытки «выстроить концепцию». Все односторонние, ловко сведённые к единству цитаты и положения — никак не вмещают Шекспира…  Вся суть этого писателя в том, что он шире концепции. И даже когда он сам хочет её выстроить, он же сам её опровергает.
  • Один из грехов нашего фильма [«Гамлет»]: нарушение шекспировских контрастов. Ослабло, а часто и попросту опущено всё комическое. Только драматизим; мрачный, подыгрывающий состоянию героя тон фотографии усиливает чувство депрессивности.
  • Хорошо бы отдохнуть а потом ещё раз снять «Гамлета»…
  • Кажется, я понял, почему мне удалось избавиться от гамлетизма. Дело в том, что весь гамлетизм ушёл в Министерство культуры, где столько лет колебались: а стоит ли ставить «Гамлета».
  • Текст прежде всего, и только текст есть главное в шекспировском искусстве — так говорят англичане. Живая, всегда современная жизнь, к которой текст лишь повод для ассоциаций (своих, своего времени), — главное, утверждаю я.

Инфа о моей книге в НГ EX LIBRIS

В сегодняшнем выпуске книжного приложения к «Независимой газете» НГ EX LIBRIS  в рубрике «ПЯТЬ КНИГ НЕДЕЛИ» информация о моей книжке:

Лев Верховский. Шекспир: лица и маски.

2-е изд., расшир. – М.: Спутник+, 2018. – 228 с. ISBN 978-5-9973-4510-5

Научный журналист Лев Верховский (р. 1948) давно интересуется шекспировской темой. Сборник статей «Лица и маски» выходил в 2014 году. Второе издание включает много новых статей, а также измененные старые. Автора интересуют «Шекспировы сонеты: загадка Посвящения» и «Шекспировская «Буря». Свистать всех наверх!», «Лики Эрота. Заметки об отдельных сонетах Шекспира» (названия статей) и др.

ОбложЛицаМаски

В приложении «Кто написал Дон Кихота» Верховский поддерживает версию английского исследователя Фрэнсиса Кара о том, что «за Сервантесом стоял Фрэнсис Бэкон, которого уже давно считают причастным к авторству шекспировских произведений»: «Дон Кихота» создавали те же люди, что стояли за псевдонимом Шекспир, то есть Фрэнсис Бэкон и граф Рэтленд. Они комически изобразили самих себя в главных героях – Рыцаре печального образа и его оруженосце…»

======================================================================

Читать далее

Цитирую Томаса Кориэта

В 2016 г. у нас вышла книга под названием «Дневник европейского путешественника» (Т. 1). Это перевод на русский 1-ой части изданного в Лондоне в 1611 г. большущего опуса «Кориэтовы нелепости» («Coryats Crudities»), автором которой значился Томас Кориэт (я писал об этом замечательном событии <КориэтРусск>). Там много интереснейших сведений о разных городах Европы, прежде всего итальянских.

Портрет Кориэта на обложке английского издания

Портрет Кориэта на титуле английского издания

А если, как доказывал И. Гилилов (а я с ним согласен), автором этого травелога был Роджер Мэннерс пятый граф Рэтленд, который играл и важнейшую роль в шекспировском творчестве, то эта книга — уникальная возможность узнать кое-что важное и о нём самом. Приведу в качестве примеров несколько цитат и неё:

(С. 92): Завершая краткий рассказ о Кремоне, хочу вспомнить имя предводителя латинских поэтов, знаменитого Вергилия, коего в молодости почитал за своего учителя и до конца дней буду хранить память об этом достоставном муже.

(С. 111): Среди других достойных памятников и древностей, которые я видел в Падуе, дом Тита Ливия был не из последних. Выгляди он много хуже, чем на самом деле, я бы всё равно счёл его бесценным. В нём вырос человек, которого я ставлю так высоко и почитаю память, как всякого историографа, будь он греческий или латинский автор, поскольку в юности не раз находил отдохновение в чтении его познавательных и правдоподобных историй.

Читать далее

Трактат о «Гамлете» Л.С. Выготского

ВыготскийВ 1968 г. вышло 2-е издание большой книги «Психология искусства» (М.: Искусство), в которую вошли работы выдающегося советского учёного — его называли Моцартом психологии — Льва Семёновича Выготского (1896—1934). Этот обширный труд был им закончен в 1925 г., а впервые опубликован лишь в 1965-м — через три десятилетия после кончины автора от туберкулёза (ему было всего 37). Во 2-м издании имеется приложение — трактат «ТРАГЕДИЯ О ГАМЛЕТЕ, ПРИНЦЕ ДАТСКОМ, У. ШЕКСПИРА», который Выготский, будучи студентом, написал в 1916 г. и представил в ВыготскийКнкачестве дипломной работы. 

Наверное, нельзя сказать, что он сделал в ней какие-то большие конкретные открытия. Да и сам автор пишет в конце (с. 491): «Мы закончили обзор «Гамлета». И эта трагедия осталась для нас загадкой в конце обзора ещё большей, чем в начале его». Но он заострил внимание на многих важных вопросах и противоречиях знаменитой пьесы, причём изложил свои размышления в прекрасном литературном стиле.

Как и многие другие авторы, он уделил значительное внимание загадке медлительности, нерешительности Гамлета в свершении мести, то есть убийстве Клавдия. Но ведь сразу возникает вопрос, который почему-то рассматривают очень редко: а каковы были бы последствия этого убийства для принца, близких ему людей, всей Дании? Выготский тоже обошёл эту контроверзу, но в любом случае его эссе даёт богатую пищу для ума читателя. 

Кстати, как заметил Ю.М. Лотман, «Гамлет» содержит для нас бОльшую информацию, чем для современников Шекспира: он соотносится со всем последующим культурным и историческим опытом человечества».

Шекспировед Н.П. Верховский

Мой однофамилец Николай Павлович Верховский прожил всего 28 лет, но внёс существенный вклад в изучение того, как творчество Шекспира входило в европейскую культуру. Он родился в Петербурге в 1913 г. в семье банковского служащего и учительницы, в доме имелась богатая библиотека. Учился на филологическом факультете Ленинградского университета, где выделялся начитанностью, увлечённостью, способностью к иностранным языкам. Начал вести собственные исследования, публиковал статьи по зарубежной и русской литературе. 

ПервоеФолиоПо окончании вуза в 1937 г. был зачислен в аспирантуру. Продолжая совершенствоваться в немецком, английском и французском языках, изучал также итальянский, испанский и латынь. Занимался Шекспиром и в 1940 г. защитил диссертацию «Борьба за Шекспира в период раннего Просвещения» (это была одна из глав уже написанной большой работы о Шекспире).

А летом того же года Верховского командировали в Германию в качестве корреспондента ТАСС. 22 июня 1941 г. был интернирован, но вскоре смог вернуться на родину. Отправив семью в эвакуацию, сам остался в Ленинграде; его назначили начальником Особого отдела городского Радиокомитета, который занимался вещанием на иностранных языках. Умер в феврале 1942 г.

Вдова Н.П. филолог и педагог Марианна Митрофановна Верховская подготовила шекспировскую рукопись мужа к печати. И в 2004 г. Рязанский гос. пед. ун-т им. С.А. Есенина выпустил (тиражом 250 экз.) небольшую книгу: Н.П. Верховский. «Борьба за Шекспира в эпоху классицизма и раннего Просвещения». Она состоит из Введения и трёх глав: Шекспир в годы английской реставрации; Драйден и Шекспир; Шекспир и просветительский классицизм.

У меня эта книга есть, в ней немало интересных фактов и глубоких суждений. Автор заложил основы большого научного направления.

Ну а книга Льва Верховского «Шекспир: лица и маски» сейчас продаётся в магазине «Библио-Глобус» на Мясницкой <БибГлШекспир>, а также во многих интернет-магазинах (в России и других странах). 

Первая книга о Бэконе на русском

В 1740 г. в Лондоне вышла книга «The Life of Francis Bacon, Lord Chancellor of England», написанная молодым шотландским литератором Дэвидом Моллетом (Mallet). В этой биографии  сквозь внешне объективную манеру письма проступают политические пристрастия автора; в ней тенденциозно показана деятельность Бэкона-государственного деятеля, а его философские труды рассмотрены лишь кратко.

Затем эта книга появилась на французском (1755). Её перевёл видный публицист времен французской революции, автор ряда статей для «Энциклопедии» Александр Делейр (Deleyre). Он отразил в переводе свои политические симпатии, по-своему истолковав сочинения Бэкона.

Житие канцлера Франциска БаконаА в 1760 г. в типографии Московского университета напечатали перевод книги Делейра на русский. Его выполнил Василий Кириллович Тредиаковский (1703—1769) — ученый, просветитель, член Санкт-Петербургской Академии Наук. Он учился в Голландии и Париже. Будучи также стихотворцем и обладая значительной эрудицией, развивал ложно-классическое направление, однако был лишен поэтического дарования.

«Житие канцлера…» Тредиаковского тоже изрядно перетолковывало взгляды Бэкона, приспосабливая их к российской политической ситуации. Тем не менее, книга интересна как исторический документ, ведь то был первый труд на русском, посвященный Фрэнсису Бэкону. В 2012 г. URSS переиздало трактат с большим дополнением о Тредиаковском, написанном Ю.В.Соложенкиной и А.В. Растягаевым.

Тоби Мэтью о Фрэнсисе Бэконе

Ближайший ученик и друг Бэкона Тоби Мэтью, помогавший ему многие десятилетия (Бэкон ценил его преданность), умер в 1655 г., пережив своего учителя на 29 лет. А пять лет спустя была опубликована его переписка, и там много писем Ф. Бэкона. Издание начиналось с обращения к читателю, где, в частности, Мэтью писал: 

ФренБэконФрэнсис Бэкон был человеком могучего, ни с кем не сравнимого ума; острого и всеохватного понимания; необъятной, точной памяти; неиссякаемой оригинальной изобретательности; глубокого и мудрого суждения обо всём, что требует осмысления. С тех пор, как создан мир, он вряд ли видел человека столь выдающихся познаний в столь многих сферах знания, соединённых со счастливым даром говорить о них столь свободно, изящно и красноречиво, столь убедительно и вдохновенно; притом таким отточенным и выразительным языком, с такими необычными метафорами и сравнениями.

Быть может, я слишком увлёкся и позволил себе немало преувеличений. В таком случае, устыдить меня вы можете только одним способом: покажите мне другого гения, который мог бы сравниться с Фрэнсисом Бэконом.

Эта цитата взята из очень интересной книги Дафны Дюморье (Daphne Du Maurier) «Извилистые тропы» (М.: АСТ, 2014, с. 348). Дюморье (1907—1989) — известная английская писательница, автор многих романов, пьес, Дюморьежизнеописаний. Как отмечалось в некрологе, «…она умела привлечь любителей беллетристики и в то же время удовлетворяла высоким требованиям «настоящей литературы».

«Извилистые тропы» (в оригинале: Francis Bacon. His Rise and Fall) посвящены второй половине жизни этого выдающегося человека. А до этого Дюморье написала «Юность с пламенем в очах»: молодые годы Энтони и Фрэнсиса Бэкона и их друзей»; очень хотелось бы прочитать и эту книгу, но она пока не переведена.

Издания по истории физики

С 1986 г. Институт истории естествознания и техники (ИИЕТ) ежегодно выпускал сборники «Исследования по истории физики и механики» (на сайте Института указан, видимо, последний из вышедших — в 2014 г.); в них публиковались статьи, написанные, как правило, на основе сделанных на Семинаре по истории физики докладов. Освещались также прошедшие в институте юбилейные конференции (некоторые из них я посетил, например 13.11.2001 международную конференцию «СТО ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕРНЕРА ГЕЙЗЕНБЕРГА»). Также с 1955 года выходили «Историко-астрономические исследования».

Кроме того, печатались солидные тома серии «Науковедение: проблемы и исследования». Среди них были «Научное открытие и его восприятие» (1971), «Проблема развития науки в трудах исследователей XIX века» (1973), «Человек науки» (1974). Выпускались также сборники статей, посвященные классикам науки — например Максвеллу, Лоренцу, Паули. Вообще издавалось множество разнообразных историко-научных книг. До сих пор продолжается большая серия «Научно-биографическая литература» о жизни и Лейбництрудах отдельных учёных.

Подобная литература занимает значительное место в моей домашней библиотеке, и она сыграла важную роль: позволила увидеть движение идей во времени, показала психологию и социологию науки (меня всегда интересовали личные аспекты научной деятельности). Конечно, эти издания очень помогли мне как научному журналисту. Но больше того: вместе с богатой научно-популярной литературой они способствовали развитию интуиции и выработке собственного взгляда на некоторые фундаментальные проблемы.

Дж. Мичелл: от НЛО до Шекспира

ДжМичеллJohn Frederick Carden Michell (1933 – 2009) — английский литератор, автор более 40 книг, а также множества публикаций в периодике, посвящённых разным направлениям эзотерики. Он родился в богатой семье, воспитывался в Итоне, изучал в Тринити-колледже русский и немецкий языки, работал два года переводчиком с русского на военном флоте; занимался бизнесом своего отца (недвижимость).

Его увлечения простирались от уфологии до Атлантиды, древних пришельцев и таинственных кругов на полях; поддерживал авторов экстравагантных и псевдонаучных концепций (вроде Руперта Шелдрейка). В сферу интересов Мичелла попал и шекспировский вопрос, в 1996 г. вышла его книга «Who Wrote Shakespeare?».

В ней он рассмотрел многих предложенных кандидатов на авторство, и хотя сам он склоняется к рэтлендианской версии, в целом полагает, что все версии имеют право на существование: «И нет никакой возможности доказать, что одна из них совершенно ошибочна, а другая абсолютно верна. Единственно верный ответ захотевшему знать, кто написал Шекспира, таков: это идеально задуманная тайна, опасная, как наркотик, но погружение в неё – очень стоящее занятие».

Наверно, для Джона Мичелла шекспироведение — ещё одна область эзотерики. (Перевод отрывка из книги Мичелла, сделанный Сергеем Бражниковым, опубликован в сборнике «Столпотворение», № 16.) 

Бастард среди Мэннерсов?

Шекспироведы давно обратили внимание (об этом писал И. Гилилов), что через многие пьесы Шекспира проходит — почти навязчиво — тема вражды братьев, причём младший злоумышляет против старшего, законного главы рода. Она присутствует в «Как вам это понравится», «Много шума из ничего», «Гамлете», «Короле Лире», «Буре».

С другой стороны, обстоятельства смерти 5-го графа Рэтленда остаются неясными, и уже давно обсуждается возможность того, что кто-то мог попытаться ускорить кончину давно болевшего графа. Из общих соображений подозрение падает, прежде всего, на его младшего брата Фрэнсиса, который унаследовал титул, — ясно, что тот был заинтересован побыстрее устранить Роджера. Однако Гилилов, проанализировав имеющиеся факты, пришёл к выводу, что для обвинения Фрэнсиса пока нет никаких реальных оснований.

СайксОбложА вот английский шекспировед-рэтлендианец Клод Сайкс в своей книге «Псевдоним Уильям Шекспир?» (Sykes Claud W. Alias William Shakespeare? L., 1947; я писал о ней: <СайксКнига>) заметил, что в трёх пьесах («Король Джон», «Много шума из ничего» и «Король Лир») в центре конфликта братьев присутствует бастард. И Сайкс пишет (с. 200): бастард был и в семье Мэннерсов. Первое упоминание о нём встречается в учётных книгах Бельвуара за 1608 г.: «the young man called Robert Manners». Далее несколько записей 1610-го и последующих годов о том, что ему платили 20 фунтов в год (плюс отдельные суммы на одежду, обувь и т.п.). Роберт в основном жил за границей (Дании, Голландии). Последняя отмеченная выплата — в 1620 г., когда Фрэнсис Мэннерс 6-й граф перевёл Роберту во Францию 60 фунтов.

Кто же он такой, Роберт Мэннерс? Чей он сын — 4-го графа или, может быть, 3-го графа? Сайкс ничего об этом не говорит. Я не помню, чтобы какой-либо другой автор упоминал бастарда Роберта. В общем, для меня загадка.