Труды по Шекспиру Ирины Кант

From Irina Kant (1)Ирина Москович (псевдоним — Ирина Кант) родилась в Харькове, там же окончила Институт радиоэлектроники по специальности Прикладная математика, разработчик программного обеспечения. На Западе с 1991 г., сейчас проживает в штате Канзас. Независимый исследователь вопроса об авторстве произведений Шекспира с 1999 г., член Шекспировского Оксфордского Содружества (США) с 2001 г.

Отстаивает нестратфордианские взгляды. В 2008 г. выпустила первый том монографии «Эстафета Фениксов, или Так кто же был Шекспиром?» (Scripta Manent, LLC, Milwaukee).

From Irina Kant (2)

В нём сделан подробный обзор широко обсуждаемой в мире версии об авторстве Эдварда де Вера 17-го графа Оксфорда, дополненный результатами собственных размышлений и поисков автора. Согласно общей концепции Ирины Кант, за Шекспиром стояли несколько авторов, которые сменяли друг друга, как бы передавая дальше эстафету.

В первом томе рассмотрен начальный — оксфордианский — этап. Затем эстафету подхватили Роджер Мэннерс пятый граф Ратленд и его супруга Елизавета Сидни-Ратленд, на которых теперь сконцентрировано её внимание. И третий этап — после смерти Ратлендов редактированием шекспировского канона и подготовкой к выпуску Первого фолио занимались Мэри Сидни графиня Пембрук и составитель англо-итальянского словаря «Мир слов» Джон Флорио.

Читать далее

Словесный цирк В. Набокова

Владимир Владимирович Набоков (1899—1977) любил играть со словами, его тексты насыщены анаграммами, лингвистическими фокусами и мистификациями — «словесным цирком» (verbal circus), по его собственному Набоковвыражению. Причём он был способен вести игру на трёх языках.

В романе «Под знаком незаконнорожденных» (в оригинале Bend Sinister) сказано, что в комнате переводчика висит изображающая Шекспира картинка, а под ней начертано: «Ink, a Drug». Буквы пронумерованы так, что если их в указанном порядке озвучить по-русски, то получится слово «грудинка» (вспомним сходное у Чехова: чепуха – renyxa — реникса). Ну а грудинка ассоциируется с bacon; видимо, здесь у Набокова намёк на распространенную гипотезу, что автором шекспировских сочинений был Фрэнсис Бэкон.

В одном из интервью (1975) писателя спросили: Какой ваш любимый язык: русский, английский или французский?

Он ответил (цит. по кн. «Набоков о Набокове и прочем». М.: Изд-во Незав. Газета, 2002, с. 394):

Язык моих предков и посейчас остаётся тем языком, где я полностью чувствую себя дома. Но я никогда не стану жалеть о своей американской метаморфозе. Французский же язык, а точнее — мой французский, ибо это уже нечто особенное, никак не желает покориться терзаниям и пыткам моего воображения. Его синтаксис не дозволяет мне вольностей, которые самым естественным образом возникают в двух других языках.

Я, само собой разумеется, обожаю русский язык, однако английский превосходит его в отношении удобства — в качестве рабочего инструмента. Он изобильней, богаче своими нюансами и в сновиденческой прозе, и в точности политической лексики…

Юбилей Периодической системы

В этом году исполняется полтора века открытию Периодического закона, запланировано много посвящённых славной дате мероприятий. (Не исключено, что и специальную марку выпустят, как это было 50 лет назад.)

МаркаМенделВ Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО уже состоялась церемония открытия Международного года Периодической таблицы химических элементов, у нас в стране она будет приурочена к дню рождения Д.И.Менделеева (8 февраля). А в сентябре в Питере состоится XXI Менделеевский съезд по общей и прикладной химии, в котором примут участие более 2 тыс. человек со всех континентов.

Уже вышли и ещё появятся много связанных с юбилеем книг. Зайдя недавно в книжный магазин на ЛеенсонПолянке, увидев красочный альбом  «Химические элементы. Путеводитель по Периодической системе»  Ильи Абрамовича Леенсона (р. 1945) — к.х.н., доцента химфака МГУХимЭлем. Он написал десятки научных и научно-популярных книг, а также сотни статей, причём львиная доля последних печаталась в журнале «Химия и жизнь» — Леенсон остаётся его постоянным автором на протяжении многих десятилетий.

А вот мои личные отношения с химией не сложились. Да простит меня Дмитрий Иванович, никогда я этой наукой не увлекался и плохо её знаю (особенно школьную неорганическую химию). Успокаивает лишь то, что к доске уже не вызовут и сдавать экзамен не придётся…

 

Репликатор

Наверное, примерно так Бог создавал человека

 <Репликатор>

Short looping gif showing the light printing fluid process

Я подумал: нельзя ли аналогично «материализовать» голограмму?

Ещё, мне кажется (без связи с Репликатором), что можно использовать ДВА лазерных луча так, чтобы полимеризация происходила только в точке их пересечения. Тогда сканированием удастся формировать тело нужной формы (образец вращать).

Шекспир в трактовке П. Брука

Крупнейший английский режиссёр театра и кино, сценарист Peter Brook (р. Брук1925) за свою долгую жизнь поставил многие десятки драматических спектаклей, опер, фильмов, телеспектаклей. Он занимался и классикой, и современными пьесами, но его любимым автором всегда оставался Шекспир (с 1962 г. Питер Брук возглавлял Королевский шекспировский театр). Как-то он сказал: ... всё, что произошло от человека, называющегося Шекспиром, и обрело жизнь на листах бумаги, имеет совсем иную природу, чем произведение любого другого автора. Это не «шекспировское видение мира», а скорее, «шекспировский мир», сродни реальному.

Как режиссёр, Брук исповедовал принцип «пустого пространства», когда на сцене присутствовал самый минимум декораций, а исполнители были облачены в бесформенные хламиды: всё внимание публики, по его идее, должно сосредотачиваться на словах и игре актёров. Кроме того, он давал произведениям свои, неортодоксальные интерпретации.

Вот что писал о его постановке «Короля Лира» английский театральный критик Kenneth Tynan (1927—1980) — у нас в 1969 г. вышел сборник статей Тайнена «На сцене и в кино» (М: Прогресс) с предисловием А.А. Аникста. Пара фрагментов (с.137):

Великий режиссёр (Питер Брук) свежим взглядом окинул текст и открыл совершенно нового героя — не мечущего громы, законно негодующего титана былых времён, но сварливого, своенравного старика, с которым невыносимо жить рядом. Короче, он осмелился поставить трагедию с позиций морального нейтралитета.

Результаты оказались революционными. Вместо допущения, что справедливость на стороне Лира и потому он достоин жалости, нас заставили задуматься над решением, кто же всё-таки прав — он или его родичи. И часа весов почти не шелохнулась… 

*   *   *

Кстати, моя книга «Шекспир: лица и маски» имеется в интернет-магазине изд-ва УРСС  <МойШ-УРСС>.

Маг популяризации М. Гарднер

Martin Gardner (1914—2010) — американский математик-любитель, писатель, популяризатор науки. Он родился и вырос в штате Оклахома, посещал колледж Чикагского университета, где получил степень бакалавра. Во время Гарднервойны служил в ВМФ. Затем вернулся в Чикагский университет, но так и не достиг следующей научной степени.

На протяжении нескольких десятилетий зарабатывал на жизнь литературным трудом, сочиняя статьи для различных журналов и газет, публикуя книги. Его заметили и пригласили в солидное издание — Scientific American. Там он вёл раздел математических игр и развлечений, популяризировал новые открытия (благодаря ему широкое освещение получили мозаики Пенроуза и фракталы). 

Он также автор нескольких фантастических рассказов, комментатор произведений Л. Кэрролла и Г. Честертона; есть философские эссе, очерки по истории математики. Многие свои сюжеты он черпал из современных научных публикаций, а его тексты, в свою очередь, становились стимулом проведения новых исследований — он активно вовлекал читателя в самостоятельное творчество. 

Всего Гарднер опубликовал более 70 книг. На русский переведены около 20, причём обычно переводил Юлий Александрович Данилов (1936—2003; я о нём писал). Вот несколько слов из его текста, предваряющего перевод книги Гарднера «От мозаик Пенроуза к надёжным шифрам» (М.: Мир, 1993):

Стиль Мартина Гарднера обладает неотразимой привлекательностью и для неофита, и для искушённого профессионала. Преподносимый им математический факт удивителен, почти парадоксален, таинствен и манящ. Этот факт — приглашение к раскрытию тайны, к постижению истины. Но простота гарднеровского стиля сродни не простоте примитивистов, а простоте, присущей произведениям высокого искусства; она достойна зрелого мастера, каковым, несомненно, является Гарднер.

Согласен с Даниловым. Наверное, так понятно и увлекательно писать о математике, как это делал Гарднер, может только ЛЮБИТЕЛЬ.

Шекспировская тема у В.Германа

Валентин Станиславович Герман (р. 1939) — культуролог, театровед, режиссёр, поэт (писать стихи начал ещё школьником, причём одновременно на русском и немецком языках). Окончив школу с золотой медалью, поступил на филфак МГУ. Как актёр и режиссёр проявил себя в Студенческом театре МГУ. Это увлечение оказалось столь сильным, что в 62-м он оставил МГУ и поступил на заочный режиссёрский факультет Щукинского училища. В 75-м был приглашён в Воронежский институт искусств, где вскоре стал деканом театрального факультета. Писал и публиковал материалы, как правило, связанное с театром. Автор нескольких книг, в том числе шекспировских.

В 2002 г. выпустил «Портрет Шекспира, или Личное дело Фрэнсиса Бэкона» (М.: Э.РА, 2002). По ВалГерман-Шекспризнанию автора, на этот опус его сподвигнул Илья Гилилов, чья книга произвела на Германа большое впечатление, пробудила его интерес к проблеме. Автор разделяет антистратфордианские взгляды Гилилова, но не его конкретную версию (сам он сторонник бэконианской гипотезы).

А в 2016 г. вышла маленьким тиражом его книга «Гамлет» У. Шекспира. В новом русском переводе с историческим и режиссёрским комментарием» (М.: У Никитских ворот). Процитирую Аннотацию:

Герман, Шекспир - "Гамлет" У. Шекспира. В новом русском переводе с историческим и режиссёрским комментарием обложка книгиКнига представляет, по существу, первый полный (без купюр, а даже с расшифровкой в самом тексте неясных сегодня мест и имён) перевод… выполненный с учётом исторических особенностей данного авторского текста и сопровождаемый аналитически обоснованной (впервые) интерпретацией её реального событийного содержания. К тексту перевода приложен подробный комментарий…

Замок Бельвуар в 1776 году?

Бивер-Касл, или Бельвуар-Касл (Belvoir Castle от фр. bel voir — «красивый вид», местные жители произносят как beaver — «бобр») — дворец-замок в английском графстве Лестершир. С 1508 г. служил резиденцией аристократического семейства Мэннерсов. Глава этого рода с 1525 г. носил титул графа Рэтленда, а с 1703 года — герцога Рэтленда. Свой нынешний вид замок приобрёл в конце XVIII века, когда его реконструировали в модном тогда неоготическом стиле.

И вот мне попался в Сети очень странный вид замка Бельвуар:

PERSPECTIVE VIEW OF BELVOIR CASTLE, IN THE COUNTY OF LEICESTER

EF972X

Copper engraving 1776. Belvoir Castle seat duke Rutland

Илл. взята с сайта: https://www.pinterest.ru/pin/447967494166534818/

Слева на склоне семь фигур — это скульптуры (кого?). Вся картина выглядит столь необычно, что кажется фантазией живописца. Может быть, он собирался изобразить Вавилонскую башню, а потом передумал?

А вот несколько более поздний и более реалистичный вид:

Бельвур2

Antique steel engraving, 1836

В. Фогт и его преобразования

ФогтВ этом году исполняется 100 лет со дня кончины немецкого физика Вольдемара Фогта (Фохт, Фойгт; 1850—1919). Woldemar Voigt родился в Лейпциге, учился в университете Кёнигсберга у Франца Э. Неймана. Затем работал в альма-матер до 1883 г., после чего перешёл в Гёттингенский университет.

Фогт воспитывался в семье, где, по его словам, «госпожа музыка была великой святой». В доме устраивались музыкальные вечера, на которых частыми гостями были  композиторы Ф. Шуман и Ф. Мендельсон. С детства Вольдемар проявлял большие музыкальные способности, но решил посвятить жизнь науке. Любовь к музыке он сохранил — организовал хор, в котором выступал дирижёром; они исполняли в соборе хоралы Баха.

Его научные труды посвящены физике кристаллов, магнитооптике, термодинамике и др., у него немало крупных достижений. Нас же больше всего интересует его работа 1887 г. об эффекте Доплера. В ней он привёл найденные им формулы преобразований пространственно-временных координат, сохраняющих форму волнового уравнения. Как известно, в классической механике использовались преобразования Галилея, но открытые Максвеллом уравнения электродинамики (которые фактически сводились к волновому уравнению) оказались относительно них неинвариантными. И вот Фогт первым привёл возможный вид новых преобразований, решающих эту проблему:

{\displaystyle x^{\prime }=x-vt,\quad y^{\prime }={\frac {y}{\gamma }},\quad z^{\prime }={\frac {z}{\gamma }},\quad t^{\prime }=t-x{\frac {v}{c^{2}}}}`  {\displaystyle \gamma =1/{\sqrt {1-v^{2}/c^{2}}}}

Его статья в то время не привлекла должного внимания, её значение поняли только после создания СТО. Г. Минковский, выступая с докладом в 1908 г., упомянул ту его статью, на что присутствовавший Фогт ответил: «Ещё тогда был получен ряд важных результатов…»

А дальше, как известно, Лоренц, Пуанкаре и Эйнштейн получили более общий вид преобразований — с масштабным множителем, и все трое, как я показал в своём Мемуаре (2000), сделали одну и ту же ошибку: необоснованно приравняли  этот множитель единице, из-за чего группа преобразований была искусственно сужена.

Unknown nobleman, 1590s

Итак, продолжу предыдущую запись. Есть портрет знатного мужчины (масло по дереву, 61х50 см), автор, как полагают, Роберт Пик-ст. Портрет меня очень заинтересовал (почему? — скоро станет ясно), и я стал искать информацию о нём. Вот что удалось выяснить:

История владения: Formerly in the National Maritime Museum (1938—72), then de-accessioned, now in a private collection, England. Говорится, что изображён Peregrine Bertie, 13th Baron Willoughby de Eresby (1555—1601) — английский государственный и военный деятель. Важно, что при этом добавляют: Formerly identified as ‘Sir Francis Drake’ and as ‘Sir John Hawkins, Treasurer of the Admiralty’. Ещё один существенный момент: Inscribed with the Lumley cartellino. Only recently correctly identified, with its distinctive cartellino, depicts.

Как видим, ясности, кто изображён, не было. А разобраться в этом вопросе будто бы помогло имеющееся на полотне 8cartellino. (Картеллино — иллюзорно нарисованные на картине листок бумаги, лента, на которые наносится подпись художника, дата или название картины; может также содержать высказывание или девиз человека, изображённого на портрете.)

А что значит the Lumley cartellinoJohn Lumley, 1st Baron Lumley (c. 1533–1609) was an English aristocrat, who is remembered as one of the greatest collectors of art and books of his age. И этот коллекционер, если я правильно понял, наносил на приобретаемые картины такие фиктивные бирки с какими-то надписями. Да, на портрете in question есть картеллино, на котором что-то начертано (илл. справа). 

В других источниках про этот портрет, видимо, правильно говорится: Unknown nobleman, 1590s. Попробуем его опознать. Я думаю, портретирован тот же самый человек, что изображён на Торжественной процессии пятым слева (а также на картине «Шахматисты», и чьё лицо запечатлено в гипсовой маске), то есть граф Рэтленд; Baron Lumley не мог об этом не знать, но указывать на Рэтленда запрещалось. 

А если так, то мы наконец получаем полное представление о его внешности. И даже можем посмотреть ему в глаза — в глаза Шекспира.

Читать далее