Ошибочная догма СТО

Наш физик-теоретик (он работал в ИТЭФе, был профессором МИФИ) Михаил Васильевич Терентьев (1935—1996) Терентьевопубликовал в «Эйнштейновском сборнике» 1982—1983 (М.: Наука, 1986) статью «ЕЩЁ РАЗ О СПЕЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ». Это была развёрнутая рецензия на кн. A.I.Miller. Albert Einstein`Theory of Relativity (1905) and Early Interpretation (1905—1911)`. N.Y., 1981, 466 p.

В начале автор пишет (с. 324):

В рецензируемой книге А. Миллер ставит задачу проанализировать статью Эйнштейна «Об электродинамике движущихся тел» (в которой сформулирована специальная теория относительности) так, как до сих пор анализировались тексты классических литературных произведений. Его цель — понять происхождение каждой фразы. Какая обстановка, какой образ мышления заставляли Эйнштейна в каждом случае говорить так, а не иначе или же вообще воздерживаться от высказывания?

Вот до какой степени может дойти фетишизация научного текста, вера в его непогрешимость. Подобное отношение мешает многим физикам взглянуть на СТО критическим взглядом. 

ЭйнУдоски

Эта теория основана на неверных преобразованиях (получивших имя Лоренца), поэтому она полностью несостоятельна. Об этом в моём «Мемуаре» (2000), а о дальнейшем развитии предложенного подхода — в статье «Истинная геометрия природы» (2018).

Шекспир и религия

Вопрос об отношении Барда к религии давно обсуждается, и здесь высказывались разные мнения. Так, английский писатель и философ Олдос Хаксли (1894—1963) незадолго до смерти  написал эссе «Shakespeare and Religion», впервые опубликованное в 1964 г. Он отмечал, что «творчество Шекспира настолько многогранно, что религия рассматривается в нём во всех её проявлениях… Большинство писателей позднего средневековья и Нового времени были антиклириками… но Шекспиру, в отличие от них, несвойственно стойкое предубеждение по отношению к клиру».

А ранее американский философ и литературовед испанского происхождения Джордж Сантаяна (1863—1952) в статье «The Absence of Religion in Shakespeare» (1896) доказывал, что Бард не был религиозен: «Нам пришлось просмотреть все произведения Шекспира, чтобы найти полдюжины отрывков религиозного звучания, но и они не есть отражения сколь-нибудь глубокой религиозности».

Женевская Библия

………………………….ЖЕНЕВСКАЯ БИБЛИЯ…………………..

Отечественный исследователь докт. филолог. наук, профессор, автор ряда монографий и более сотни статей Валентина Петровна Комарова  (р. 1929) написала книгу «Шекспир и Библия (опыт сравнительного исследования)»; изд-во С.-Петербургского ун-та, 1998. Она работала с изданием Женевской Библии 1595 г., в которое были включены апокрифы и многочисленные комментарии. Женевская Библия 1560 г. (перевод на английский, который сделали протестанты, жившие в изгнании в Женеве в 1560 г.) считается самым точным на то время, и Бард, видимо, пользовался именно им.

Комарова привела много аллюзий на библейские эпизоды и образы, выявленных ею в драматических и поэтических творениях Шекспира. Она пришла к выводу, что в более раннем своём творчестве Бард довольно широко использовал священные тексты, иногда придавая им новый, далёкий от исходного смысл; позднее же обращения к ним у него почти исчезают.

А. Пайс — физик и биограф

ПайсВ этом году исполнилось 100 лет со дня рождения американского учёного голландского происхождения Абрахама Пайса (1918—2000). Он был физиком-теоретиком, внёсшим вклад в теории ядра и элементарных частиц (термины лептон и барион предложены им); другая область его деятельности — история физики.

Родился в Амстердаме, там же учился в университете. Во время немецкой оккупации Голландии скрывался на чердаках и в других убежищах (наподобие семьи Анны Франк), но был схвачен гестапо; однако голландским друзьям удалось вызволить его. В 1946 г. начал работать в Принстонском институте высших исследований, где общался с А. Эйнштейном, П. Дираком, Дж. фон Нейманом; с 1963 г. — в Рокфеллеровском университете.

Пайс — автор биографических книг об Эйнштейне, Н. Боре, Р. Оппенгеймере. УПайсКн нас широко известна переведённая на русский книга: А. Пайс. Научная деятельность и жизнь Альберта Эйнштейна. М.: Наука, 1989 (оригинал: Pais A. ‘Subtle is the Lord…’: The Science and the Life of Albert Einstein. — Oxford University Press, 1982); перевод сделали В.И. и О.И. Мацарские, а предисловие написал акад. А.А. Логунов.

Эта наиболее полная научная биография Эйнштейна была переведена на несколько языков. В «Эйнштейновском сборнике» 1984—1985 (М.: Наука, 1988) напечатана большая рецензия на труд Пайса В.П. Визгина, И.Ю. Кобзарёва, Б.Е. Явелова — отмечались многие достоинства монографии.

Не так давно в газете ТрВ Виталий Мацарский рассказал о своей встрече с Пайсом во время работы над переводом его эйнштейновской биографии <ПайсТрВ>.

Кандидат в Шекспиры — Г. Невилл

Тайное станет явным. Шекспир без маскиХотя уже выдвинуто много претендентов на авторство шекспировских произведений, время от времени предлагаются новые кандидатуры. В 2005 г. вышла книга: Brenda James and William D. Rubinstein. «The Truth Will Out: Unmasking the Real Shakespeare». А через три года она появилась и на русском: Бренда Джеймс и Уильям Д.Рубинстайн. «Тайное станет явным. Шекспир без маски» (М.: Весь мир, 2008); пер. с англ. М.Д. Литвиновой и Н.А. Литвиновой.

В ней британские литературоведы в рамках антистратфординского подхода обратили внимание на ещё одного аристократа — сэра Генри Невилла (1562—1615). Друг графа Саутгемптона, входивший в окружение графа Эссекса и принявший участие в мятеже (за что понёс наказание), был хорошо образован, причастен ко двору и политике. Авторы привели много соображений в пользу своей гипотезы, но всё же мне она не показалась убедительной. Тем не менее книга содержит много интересных и полезных сведений.

Вступительное слово к ней написал Марк Райланс — актёр, режиссёр, один из инициаторов написания «Декларации Обоснованных Сомнений»Процитирую Райланса:

В конце 80-х, играя Гамлета Ромео в Королевском Шекспировском центре в Стратфорде-на-Эйвоне, я вдруг стал сомневаться, что актёр, известный под именем Уильям Шекспир, мог написать пьесы и особенно поэмы, которые ему приписывают. Это стало большой неожиданностью для меня самого. Но скоро мне пришлось стокнуться, к изрядному огорчению, с последствиями моего нового понимания Шекспира.

Читать далее

С.Я. Маршак о сонетах Шекспира

Как известно, именно Самуилу Яковлевичу Маршаку (1887—1964) удалось сделать шекспировские сонеты неотъемлемой частью отечественной культуры. Первая большая подборка сонетов в его переводе увидела свет в журнале “Новый мир” (1945, № 11—12); затем вМаршак 1947—1948 гг. последовали пять подборок в “Знамени”. А в 1948-м весь сборник вышел отдельным изданием с послесловием шекспироведа М.М. Морозова. Но работа Маршака над сонетами на этом не закончилась.

Вот маленький фрагмент из воспоминаний писателя Бориса Галанова (цит. по кн. Я думал, чувствовал, я жил. ВОСПОМИНАНИЯ О МАРШАКЕ. М.: Сов.пис., 1988, с. 520):

С юбилейного вечера отправляемся к Маршаку домой на улицу Чкалова. Самуил Яковлевич устал.

— Ох-ох-ох! Семидесятилетний юбилей надо праздновать в двадцать лет, когда ещё есть силы на это.

Но он доволен. <…>

Время позднее. Однако и на этот раз Маршак долго не отпускает от себя. Он достаёт томик сонетов Шекспира, показывает исправления, которые сделал для нового издания:

— Боюсь, не порчу ли? Не ослабела ли рука? Сонеты — это высшее в поэзии. «Солнце ума». А в то же время сколько лиричности, какая сердечность. И заметьте: конец сонета всегда интимный. После роскошных палат — мезонин… Так вот, мой милый, в переводах Шекспира нужна не точность, а меткость. Мне приходилось делать до двадцати вариантов каждого сонета. Пятьдесят пятый сонет я переводил шесть лет. Хотелось приблизиться к величавой торжественности «Памятника» Горация.

Маршак поглубже усаживается в кресло и своим глуховатым, задыхающимся голосом читает:

Замшелый мрамор царственных могил

Исчезнет раньше этих веских слов…

   <…>

Он долго сидит в глубокой задумчивости, подперев кулаком голову…

— Знаете, иногда мне кажется, что свои переводы сонетов я мог бы прочитать Пушкину.

Ф. Йейтс об эпохе Возрождения

В 2000 г. изд-во НЛО выпустило большую книгу «Джордано Бруно и герметическая традиция» замечательной ЙейтсКнига Ф.Йейтсанглийской исследовательницы; перевод выполнил ныне покойный Григорий Дашевский (недавно вышло 2-е издание). 

Frances Amelia Yates (1899 — 1981) посвятила жизнь изучению ренессансной культуры, автор многих работ. Данную монографию можно рассматривать и как биографию Джордано Бруно, и как раскрытие идейных предпосылок тогдашней научной революции.

Автор указывает, что в первые годы переломного XVII века магия, герметизм и оккультизм всякого рода процветали повсеместно. По словам А. Койре, «для людей XVI и XVII века всё являлось естественным и ничто не являлось невозможным, ибо всё ставилось в зависимость от магии и сама природа мыслилась как магия, а Бог — как верховный маг».

Особенно чётко это видно во взглядах Иоганна Кеплера, у которого прежнее магико-символическое и привычное нам количественно-математическое описания природы ещё не были разделены; в его мировоззрении сливались физика и метафизика, астрономия и астрология, геометрия и теология. Йейтс делает вывод: зарождаясь, современная наука ещё была окутана тем, что можно назвать герметической атмосферой.

Читать далее

Фридрих Шеллинг о Шекспире

ШеллингТрактат «Философия искусства» известного немецкого философа, основоположника теории романтического искусства Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга (1775–-1854) не был завершён автором и при его жизни оставался неопубликованным (впервые напечатан в 1859 г.). В нём изложена попытка построить эстетику с учетом исторического развития искусства. В главе «О новой драматической поэзии» (цит. по его кн. «Философия искусства», М.: Мысль, 1966, с. 425) он писал:

Я теперь перехожу к изображению комедии и трагедии нового времени. <…> Мы должны начать наше рассмотрение с того обстоятельства, что в основании новой драмы лежит как её принцип смешение противоположных начал, т.е. прежде всего трагического и комического. <…> смешение, в котором оба элемента определённо отличаются друг от друга, причём поэт одинаково оказывается мастером того и другого; таков Шекспир, умеющий сконцентрировать драматическую мощь в обоих направлениях и в равной мере потрясающий своим Фальстафом и своим Макбетом. <…> Шекспир в комических местах то изыскан, занимателен и остроумен (как в «Гамлете»), то груб (как в сценах с Фальстафом), не становясь низменным; вместе с тем в трагических моментах он может быть душераздирающим (как в «Лире»), грозным судьёй (как в «Макбете»), нежным, трогательным и примирительным (как в «Ромео и Джульетте» и других пьесах смешанного характера). <…>

…у Шекспира был готовый материал. В этом смысле он не был мастером инвенций (Erfinder). <…> Было подмечено и теперь считается решённым, что Шекспир до мелочей держался того материала, которым он распологал, преимущественно новелл, что он принимал во внимание самые незначительные обстоятельства и не оставлял их неиспользованными (приём, который, пожалуй, мог бы во многих отношениях бросить свет на то, что кажется непостижимым в его сюжетах) и что он, насколько это только было возможно, не изменял наличного материала.

Памяти биохимика Йенса Скоу

24 августа я писал о кончине американского биохимика Пола Бойера и вот узнал, что ушёл из жизни также датский биохимик Йенс Скоу. Вместе с Джоном Уолкером они поделили Нобелевскую премию в 1997 г. Любопытно, что Бойер и Скоу оба родились в 1918 г. и оба умерли в возрасте 99 лет.

Датский учёный закончил Копенгагенский университет, с 1947 г. работал в Университете Орхуса; с 1988 г. на пенсии. Приведу часть моей заметки о лауреатах, относящуюся к Скоу (ХиЖ, 1998, № 1):Скоу

 

Нобелевские премии 1997 года

Химия

Известно, что по солевому составу цитоплазма клеток и внеклеточная среда сильно различаются, в частности, концентрация ионов натрия в клетках значительно ниже, а калия — выше, чем в плазме крови. Это неравновесное распределение ионов поддерживается активно, то есть с затратой химической энергии — в клеточных мембранах есть ферменты-насосы, которые перекачивают ионы через мембрану.

В 1957 г. Скоу, которому сейчас 79 лет, обнаружил в гомогенате нервов краба фермент, который, как оказалось, служит таким ионным насосом — при расщеплении молекулы АТФ он обменивает два иона К+ на три иона Na+, перенося их через мембрану навстречу друг другу против градиента их концентраций. Пронизывающий мембрану насквозь фермент Na++-АТФаза состоит из субъединиц двух типов, в нем есть места связывания ионов натрия и калия, на его работу влияют липидное окружение, а также различные вещества как внешней среды, так и цитоплазмы. Скоу много сделал для понимания устройства этого сложного фермента, исследования которого продолжаются и по сей день.

Создаваемая ионными насосами разность концентраций ионов Na+ и К+ по обе стороны мембран играет ключевую роль в проведении нервного импульса, в регуляции осмотического давления и водно-солевого обмена; например, морские птицы могут с помощью этих ферментов опреснять для себя соленую воду. Знания о них важны и для медицины — так, с ними связано заболевание крови, при котором меняется форма эритроцитов.

Триллер про тайну Шекспира

Известный норвежский писатель Эрленд Лу вместе с неким органистом Петтером Амундсеном (то ли реальным человеком, то ли выдуманным персонажем) занялись разгадкой тайны Шекспира и написали роман ОрганЛу«Органист» (СПб.: Азбука-классика, 2009). Он построен на диалогах между ними, вроде как между Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном, в которых писатель изображает из себя скепсис и недоверчивость, а музыкант выдвигает разные экстравагантные идеи. Рассказывается об их совместных поисках, якобы основанных на новых сенсационных открытиях в области шекспироведения: обнаруженных в текстах скрытых шифрах.

Конечно, это беллетристика, но в изложение вкраплены действительные факты и наблюдения, прежде всего указывающие на роль Фрэнсиса Бэкона. Привлекаются математика и астрономия, источники на греческом и латыни, географические карты (вообще, много иллюстраций). Роман подвигает внимательного читателя на собственные размышления, благо материалов в проблеме авторства накоплено уже много и есть богатая пища для ума.

Лу пишет:

…мне нравится, когда меняются парадигмы. Когда рушатся старые признанные теории, а вместе с ними и устоявшаяся научная среда, карьеры и судьбы, в этом есть некая чарующая жестокость. Мысль о том, чтобы поучаствовать в такой игре, для меня притягательна. Готов в этом признаться. И в то же время я не буду играть роль главной интеллектуальной силы, которая вызовет такие последствия. Я – всего лишь промежуточное звено. Посредник. А посредника можно простить. 

Охотник за нейтрино Ф. Райнес

В эРайнестом году исполнилось 100 лет со дня рождения американского физика-экспериментатора Фредерика Райнеса (1918—1989), сумевшего сделать почти невозможное — поймать неуловимое нейтрино. Он родился в Нью-Йорке, там же закончил университет; работал в Лос-Аламосе над атомной проблемой, а потом занялся нейтрино. Поделил с Мартином Перлом Нобелевскую премию за 1995 г., о чём я писал в «Новостях науки» (ХиЖ, 1996, № 4-6); приведу часть той заметки, относящуюся к Райнесу.

Нобелевские премии за 1995 год

ФИЗИКА

С недавним открытием шестого кварка завершилось экспериментальное обнаружение 12 частиц, из которых, по современным представлениям, построена материя, — шести кварков и шести лептонов. Шестерка кварков состоит из трех аналогичных, но различающихся по массе пар частиц (дублетов). Так же устроено и семейство лептонов: первая пара содержит электрон и электронное нейтрино, вторая — мюон (который тяжелее электрона в 207 раз) и мюонное нейтрино, третья — тау-лептон (он вдвое тяжелее протона!) и соответствующее ему нейтрино. Хотя строго не доказано, что других, еще более массивных дублетов кварков и лептонов в природе нет, теоретики склоняются к тому, что приведенный список окончателен.

Большинство первооткрывателей этих кирпичиков мироздания уже отмечены ранее Нобелевским комитетом. На сей раз премию поделили охотники за двумя лептонами, а именно, за самым неуловимым — нейтрино (электронным) и самым тяжелым из этого семейства — тау. Лауреатами стали соответственно американцы Фредерик РАЙНЕС (из Калифорнийского университета в Эрвине) и Мартин ПЕРЛ (из Стэнфордского университета).

Читать далее