Nature, April 25, 1953

Джон Мэддокс был главным редактором журнала “Nature” в 1966–1973 и 1980–1995 годах (я уже рассказывал о нём: <Мэддокс>). Покидая в 95-м свой высокий пост, он в прощальной статье (Nature, 1995, v. 378, p. 521) вспоминал, с какими проблемами ему пришлось столкнуться в 66-м, вступая в должность. Об одной из них — реферировании, Мэддокс писал:

«Can a journal with such a reputation survive for long if scientific manuscripts are hardly ever refereed?

It is a good joke (wich a have often used) that Watson and Crick`s paper on the structure of DNA could not be published now. It is only necessary to imagine what people would say if it reached them in the mail: «It`s all model-building, just speculations, and such data as they have are not theirs but Rosalind Franklin`s!»  Some would complain that the sentence beginning, «It was not escaped our attention…» is entirely unsubstantiated, and must be an attempt to claim credit for developments in genetics that lie years ahead».

Легко представить, — писал далее Мэддокс, — что прежде, чем отослать статью, директор Кавендишской лаборатории сэр Лоуренс Брэгг позвонил главному редактору и предупредил его, что она очень важная. А тот сообщил об этом нескольким своим друзьям, в том числе профессору Рэндоллу — руководителю лаборатории в лондонском Кингз-колледже, где работали Фрэнклин и Уилкинс. Им не потребовалось много времени, чтобы на основе отчёта Фрэнклин об её исследованиях волокон ДНК с их ключевой демонстрацией наличия спиральной структуры подготовить статью об этом. И она появилась в том же номере, что и уотсон-криковская, но после неё.

Заголовок и начало статьи в Nature

                                    Заголовок и начало статьи в Nature

В наши дни подобные действия главного редактора, — продолжил сэр Джон, — вызвали бы суровое осуждение: известить группу Кингз-колледжа о том, что свершилось в Кембридже, считалось бы аморальным. Но как бы ни было, справедливость восторжествовала: Уилкинс разделил Нобелевскую премию с Уотсоном и Криком (ранняя смерть Розалинд Фрэнклин избавила нобелевский комитет от сложной задачи выбора четвёртого-лишнего). Кто может жаловаться?

Оставить комментарий.