Книга о Шекспире О.В. Разумовской

РазумовШексВышла книга канд. филол. наук доцента РУДН Оксаны Васильевны Разумовской «УИЛЬЯМ ШЕКСПИР. Человек на фоне культуры и литературы» (М.: РИППОЛ классик, 2018). Автор — специалист по английской литературе, посвятивший Шекспиру много работ. В этой книге рассмотрены в основном пьесы первого десятилетия творчества Барда, при этом отмечены многие существенные детали в них и высказаны интересные суждения. 

Что касается взглядов Разумовской в вопросе об авторстве, то она выразила их уже в предисловии (с. 7):

…Скудость и противоречивость фактических сведений о жизни Шекспира в сочетании с завораживающей многогранностью и глубиной его произведений дают богатую пищу не только для академических изысканий, но и для псевдонаучных спекуляций. Однако полемика по поводу шекспировского вопроса и «сенсационные» открытия, выдвигающие всё новых кандидатов на роль автора, не помогают современным читателям приблизиться к пониманию феномена Шекспира. Наоборот, его мифологизация или попытки найти более подходящую кандидатуру на роль автора «Гамлета» и «Отелло» лишает образ Шекспира цельности, он перестаёт восприниматься как историческая фигура и тем более личность. Псевдолитературоведческая игра «найди (придумай) своего кандидата в Шекспиры» приводит к тому, что образ драматурга распадается, превращается в поле для экспериментов и домыслов… отдаляясь тем самым от простых читателей, не вооруженных академическим багажом знаний…

Значит, заботясь о «простых читателях», Разумовская считает наиболее подходящей для них традиционную стратфордианскую версию, которую давно и широко критикуют во всём мире. Но ведь студенты наверняка будут задавать преподавателю «неудобные» вопросы. Проблему авторства уже невозможно закрыть, и от неё не удастся просто отмахнуться.

Shakespeare and Academic Freedom

Elisabeth Pearson Waugaman Ph.D. (USA) posted (Mar 09, 2016) on the website `Psychology Today` the article, in which she discusses questions:Элиз

«Why is authorship important?  What does new research reveal about Shakespeare?» <DebateAuthor>

I`ll give a few passages from it:

An academic debate that has become extremely contentious is the Shakespeare authorship question. Questioners are condemned as “ignoble”, “bonkers”, “conspiracy theorists”, even “holocaust deniers”. A professor acknowledged (off the record) that addressing the authorship question is “academic suicide”. <…>

Academic disagreements become polemical because disagreement with accepted academic thought threatens the entire academic hierarchy. By starting with a given set of premises, reasoning becomes circular, deductive rather than inductive, making an unbiased conclusion problematic. Progress, however, depends on academic analysis free from self-interest. <…>

Картинки по запросу шекспировский вопрос

It is not acceptable for academics to label those who question the traditional authorship as “conspiracy theorists” (or worse) when the traditional theory for Shakspere is built upon historical fictions and suppositions that are presented as facts. Differing points-of-view must be allowed the same playing field…  We need free academic discussion. <…>

Support Academic Freedom — If you think that the authorship question is fair — that it is okay to ask who wrote the works, to speculate, to inquire, to enrich your understanding of the history and the personages of the era — then, please, sign:

The Declaration of Reasonable Doubt 

<https://doubtaboutwill.org/declaration>

Гарольд Блум о Шекспире

Блум14 октября умер известный американский историк культуры, критик и литературовед, библеист Harold Bloom (р. 1930). Он называл себя противником марксизма, феминизма, семиотики, постмодернизма, деконструктивизма и других модных направлений в гуманитарных и социальных науках. Недавно у нас вышла его большая книга «ЗАПАДНЫЙ КАНОН. Книги и школа всех времен». Пер. с англ. (М.: НЛО, 2017). 

Татьяна Венедиктова заметила (ИЛ, 2018, № 5):  В самом простом, сжатом и ёмком варианте «Западный канон» по Блуму — это двое: Данте и Шекспир. О них он пишет больше и последовательнее всего — как об образцовых воплощениях самобытности и всечеловечности. Обоим присуща, с одной стороны, когнитивная мощь, с другой — чисто эстетическая изобретательность, отвага и чрезмерность.

БлумКННесколько цитат из книги Блума, глава «ШЕКСПИР, ЦЕНТР КАНОНА»:

Законы елизаветинской Англии роднили актёров с нищими и прочими отбросами общества, что, несомненно, угнетало Шекспира, который приложил немало сил на то, чтобы вернуться в Стратфорд дворянином. Кроме этого желания, нам практически нечего больше отметить в социальной физиономии Шекспира…

У истоков творчества Шекспира мы обнаруживаем фундаментальный принцип — аристократическое представление о культуре. Но Шекспир не исчерпывается этим представлением, как не исчерпывается вообще ничем. Читать далее

Мой вклад в джонсоноведение

БенДжонсМогилаТворчество английского поэта и драматурга Бена Джонсона (1573?—1637) представляет большой интерес и само по себе. Но особое значение оно приобретает в связи с тем, что может пролить свет на шекспировский вопрос: Джонсон любил в своих произведениях использовать личную сатиру — выводить в персонажах своих знакомых, сводить личные счёты. Два века назад литературный критик и шекспировед Эдмунд Мэлоун (1741—1812) высказал догадку, что главной мишенью нападок Джонсона был именно его основной конкурент в театре Уильям Шекспир. Встала задача опознать это лицо (или эти лица), и её решила М.Д. Литвинова в своей книге «Оправдание Шекспира» (2008) — им оказался Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд.

Продолжив поиски в данном направлении, я пришёл к выводу, что часто высмеивается не одна персона, а определённая парочка близких по духу людей. По моему мнению, это Рэтленд и Фрэнсис Бэкон, и значит, подтверждается концепция Марины Литвиновой, согласно которой именно они стояли за псевдонимом Шекспир. 

Я посвятил отдельные статьи трём комедиям Джонсона — «Всяк в своём нраве», «Эписин, или Молчаливая женщина» и «Алхимик»; в первых двух мне удалось распознать практически всех персонажей, в третьей — главных. Кроме того, некоторые другие его пьесы я затронул в статье «Шекспир в «комнате смеха» Бена Джонсона». (Все они имеются на этом сайте, а также вошли — в несколько изменённом виде — в мою книгу «Шекспир: лица и маски».

На фото — надгробие на могиле Джонсона в Уголке поэтов (Poets’ Corner) Вестминстерского аббатства с надписью «O RARE BEN JOHNSON» (О несравненный Бен Джонсон); замечено, что его можно прочесть и так: «ORARE BEN JOHNSON» (Молитесь о Бене Джонсоне).

Генри Джеймс о Шекспире

Henry James (1843—1916) — американский писатель и литературный критик, бОльшую часть жизни проведший в ГенрДжеймсАнглии и за год до смерти принявший британское подданство; брат выдающегося психолога Уильяма Джеймса. Написал 20 романов, более сотни рассказов и 12 пьес. Развивал собственную теорию прозы, основываясь на принципе множественности точек зрения; считал, что автор произведений должен в них «самоустраняться», создавая образы без собственных оценок.

И тут идеалом Джеймса, видимо, был Шекспир, который оказал на него глубокое влияние, — в его текстах постоянно встречаются аллюзии и переклички с Бардом. Широко известны слова Джеймса (в частном письме 1903 г.):

Не могу избавиться от убеждения, что божественный Шекспир был самым успешным розыгрышем, жертвой которого пало наше терпеливое человечество… Свое общее ощущение могу выразить так: для меня равно невозможно представить, что все эти пьесы написал Бэкон, как и то, что их написал человек из Стратфорда, каким мы его знаем.
В 1907 г. Джеймс получил заказ на предисловие к «Буре» для американского издания полного собрания сочинений Шекспира, и оно стало единственным прямым и развернутым высказыванием Джеймса о Барде. Секрет воздействия этой, как и всех остальных шекспировских пьес Джеймс видит, прежде всего, в том, что в них «мы абсолютно нигде не сталкиваемся с человеком, их написавшим, а постоянно имеем дело лишь с художником, исполином и чародеем с тысячью масок».

Читать далее

Кандидатура графа Оксфордского

В англоязычном мире активно действует Оксфордианское общество (The Shakespeare Oxford Fellowship), члены которого, будучи нестратфордианцами, считают наиболее вероятным кандидатом в Шекспиры видного аристократа той эпохи Эдварда де Вера 17-го графа Оксфорда (1550—1604). Его предложил школьный учитель (директор школы) в Англии Томас Луни (Looney; 1870—1944), который опубликовал в 1920 г. свою книгу «Личность Шекспира установлена« (Shakespeare Identified). Значит, в следующем году его трактату —«Библии» оксфордианцев — исполнится сто лет, и можно представить, как пышно они будут отмечать дату. ГрОксфорд

В концентрированном виде основные доводы в пользу де Вера приведены здесь: <ДоводыОксфорд>. Да, он писал пьесы, поддерживал театры. Вполне возможно, что был автором каких-то ранних вариантов некоторых шекспировских пьес, которые затем перерабатывались и обрели известный нам вид. Такой взгляд отстаивает проживающий в США независимый русскоязычный исследователь шекспировского вопроса Ирина Кант, автор книги «Эстафета Фениксов, или Так кто же был Шекспиром?», Т. 1 (Милуоки, 2008) — подробнее о ней см. запись от 14.02.19. Главная слабость оксфордианцев — ранняя смерть (в 1604 г.) де Вера, ведь творчество Шекспира продолжалось и после.

А вот в нашей стране, видимо, больше сторонников у другого кандидата — Роджера Мэннерса 5-го графа Рэтленда. Тут есть уже вековая традиция: Шипулинский, Луначарский, Фриче... затем большой перерыв, и на грани тысячелетий фундаментальные труды Ильи Гилилова (1997) и Марины Литвиновой (2008). Жаль только, что конкретно развивают сейчас это направление единицы и их голоса почти не слышны. А ведь у концепции Гилилова были тысячи горячих поклонников — где же они теперь?

Шекспир в кировской «Герценке»

Зав. отделом литературы на иностранных языках Кировской областной научной библиотеки им. А.И. Герцена («Герценки») Елизавета Александровна Малышева опубликовала в выходящем там научно-популярном альманахе «Герценка. Вятские записки» (вып. 7, 2004) Картинки по запросу Е.А. Малышева Киров Герценкаинтересную статью

«Шекспир: who is who? Размышления над книгами Э. Дюринг-Лоуренса «Бэкон — это Шекспир» и Г. Энса «История войны Дании и Швеции в достопамятном изложении»: 

<МалышеваШекспир>.

В ней она поведала о Шекспировском вопросе и продемонстировала нестратфордианский подход на примере вышедшей в 1910 г. книги о бэконианской версии. Её автор Sir Edwin Durning-Lawrence (1837 – 1914) — британский юрист и член Парламента. Он полагал, что авторство Бэкона зашифровано в шекспировских текстах, причём свой общий взгляд на проблему выражал весьма резко:

Англия больше не желает позорить и порочить величайшего гения всех времён, продолжая отождествлять его с невежественным и абсолютно неграмотным деревенским жителем Стратфорда, который никогда в жизни не писал даже собственного имени и, по всей вероятности, не мог прочесть ни строчки.

А вторая книга (автор Gaspar Ens, о котором, видимо, мало что известно) вышла на латинском языке во Франкфурте-на-Майне в 1593 г. В ней речь шла о семилетней войне 1563–1570 гг. между Данией и Швецией за господство на Балтике. Малышева приводит имена персоналий, встречающихся в тексте книги, — они близки к именам персонажей шекспировского «Гамлета». Поэтому можно предположить, что Шекспир был знаком с этим трактатом и как-то его использовал.

В «Герценке» имеется Кабинет-музей западноевропейской книги ХVI—ХIХ вв., в котором есть раритеты. А недавно там стартовал проект «Шекспировская полка» <ШексПолка>.

«Mundum Theatrum» Ф. Йейтс

Издательство книжного магазина «Циолковский» выпустило перевод книги знаменитой английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис Йейтс (1899—1981) «Театр Мира» (оригинал «Theatre of the World», 1969 г.). Я уже писал о другом её известном труде «Джордано Бруно и герметическая традиция» (запись от 23.9.18). Картинки по запросуВ новой книге рассматриваются различные стороны такого интересного вопроса, как устройство зданий английских театров в шекспировскую эпоху. При этом большое внимание автор уделил двум знаковым фигурам того времени — Джону Ди и Роберту Фладду.

Ди родился в 1527 г., о своей учёбе в Кембридже он писал, что настолько горячо тянулся к знаниям, что все те годы спал только по четыре часа в в сутки, а остальное время (не считая еды и посещения церковной службы) тратил на учёбу. В третьей четверти столетия Джон Ди, его друзья и ученики составляли научное сообщество Англии. Через личное общение и переписку они поддерживали связь со всеми крупными учёными на континенте, собрали огромную библиотеку научных книг и рукописей. Были в курсе астрономии Коперника, подчёркивали значение математических подходов в изучении природы (а вот Ф. Бэкон их недооценивал); всё это создавало фундамент для последующей научной революции. Одновременно Ди уделял внимание астрологии и алхимии, спиритизму и магии, неоплатонической философии и религии — характерная для того времени синкретическая культура.

Другая заслуга Ди — распространение на Альбионе трудов архитекторов (Ветрувия, Леона Баттисты Альберти, Палладио). В некоторых европейских странах зодчество бурно развивалась, Британия же оставалась в этом отношении захолустьем. И дальше в книге рассматриваются архитектурные особенности построенных там театров (а также их влияние на развитие драматического искусства) во взаимосвязи с трактатом Фладда «Искусство памяти».

Л. Озеров о Шекспире у Пастернака

ОзеровЛев Адольфович Озеров (настоящая фамилия — Гольдберг; 1914—1996) — советский поэт и переводчик, критик, литературовед. Участник ВОВ, военный журналист. Профессор Литературного института, доктор филолог. наук. Выпустил более 20 прижизненных сборников, опубликовал множество стихотворных переводов, а также мемуарных очерков. В книге «Дверь в мастерскую» (Париж—Москва—Нью-Йорк: Третья волна, 1996) он, в частности, поведал о своём общении с Б.Л. Пастернаком.

Несколько цитат:

…С глазу на глаз, в обществе друзей и знакомых, он, всё более и более воодушевляясь, сияя и усиливая действие речи ему одному присущей юношески непосредственной и всегда неожиданной жестикуляцией, много и охотно говорил о жизни и о Шекспире, о Шекспире, вошедшем в его жизнь (с. 79).

Раздумья над Шекспиром Пастернак запечатлел в виде кратких заметок и писем к разным лицам. Есть основания полагать, что он был готов к большой книге о Шекспире. Это всё говорится к тому, что Пастернак не сумел реализовать многие свои замыслы… (с. 83).

Озеров приводит мысли самого Пастернака:

Шекспир объединил в себе далёкие стилистические крайности. Он совместил их так много, что кажется, будто в нём живёт несколько авторов (с.81).

…Сейчас, когда много переведено, я мог бы написать о нём нечто в виде предисловия или послесловия, но издатели больше доверяют доцентам и докторам, дипломированным узким специалистам (с.77 ).

М.М. Бахтин о Шекспире

Михаил Михайлович Бахтин (1895—1975) — отечественный филолог, философ и культуролог. БахтинАвтор всемирно известной книги «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (была закончена в 1940 г., а опубликована только четверть века спустя), в которой развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ввёл много новых понятий, например полифонизм, хронотоп, мениппея.

Отвечая в 1970 г. на вопрос редакции «Нового мира» о состоянии литературоведения, Бахтин высказал несколько мыслей о Шекспире. Приведу фрагменты:

Великие произведения в процессе своей посмертной жизни обогащаются новыми значениями, новыми смыслами; они как бы перерастают то, чем они были в эпоху своего создания.

Мы можем сказать, что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того «великого Шекспира», какого мы теперь знаем. Втиснуть в Елизаветинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя. О том, что каждая эпоха открывает в великих произведениях прошлого всегда что-то новое, говорил в свое время еще Белинский…

Шекспир использовал и заключил в свои произведения огромные сокровища потенциальных смыслов, которые в его эпоху не могли быть раскрыты и осознаны в своей полноте. Сам автор и его современники видят, осознают и оценивают прежде всего то, что ближе к их сегодняшнему дню. Автор — пленник своей эпохи, своей современности. Последующие времена освобождают его из этого плена, и литературоведение призвано помочь этому освобождению.