Unknown nobleman, 1590s

Итак, продолжу предыдущую запись. Есть портрет знатного мужчины (масло по дереву, 61х50 см), автор, как полагают, Роберт Пик-ст. Портрет меня очень заинтересовал (почему? — скоро станет ясно), и я стал искать информацию о нём. Вот что удалось выяснить:

История владения: Formerly in the National Maritime Museum (1938—72), then de-accessioned, now in a private collection, England. Говорится, что изображён Peregrine Bertie, 13th Baron Willoughby de Eresby (1555—1601) — английский государственный и военный деятель. Важно, что при этом добавляют: Formerly identified as ‘Sir Francis Drake’ and as ‘Sir John Hawkins, Treasurer of the Admiralty’. Ещё один существенный момент: Inscribed with the Lumley cartellino. Only recently correctly identified, with its distinctive cartellino, depicts.

Как видим, ясности, кто изображён, не было. А разобраться в этом вопросе будто бы помогло имеющееся на полотне 8cartellino. (Картеллино — иллюзорно нарисованные на картине листок бумаги, лента, на которые наносится подпись художника, дата или название картины; может также содержать высказывание или девиз человека, изображённого на портрете.)

А что значит the Lumley cartellinoJohn Lumley, 1st Baron Lumley (c. 1533–1609) was an English aristocrat, who is remembered as one of the greatest collectors of art and books of his age. И этот коллекционер, если я правильно понял, наносил на приобретаемые картины такие фиктивные бирки с какими-то надписями. Да, на портрете in question есть картеллино, на котором что-то начертано (илл. справа). 

В других источниках про этот портрет, видимо, правильно говорится: Unknown nobleman, 1590s. Попробуем его опознать. Я думаю, портретирован тот же самый человек, что изображён на Торжественной процессии пятым слева (а также на картине «Шахматисты», и чьё лицо запечатлено в гипсовой маске), то есть граф Рэтленд; Baron Lumley не мог об этом не знать, но указывать на Рэтленда запрещалось. 

А если так, то мы наконец получаем полное представление о его внешности. И даже можем посмотреть ему в глаза — в глаза Шекспира.

Читать далее

«Торжественная процессия» Р. Пика

Английский художник-портретист Роберт Пик-ст. (Robert Peake the Elder; 1551—1619; его называют «старшим», так как его сын Уильям, ок. 1580—1639, и внук Роберт, ок. 1605—67, тоже были художниками) работал в группе, в которую входили ещё три мастера — Джон де Критц, Маркус Герартс-мл. и Исаак Оливер. У них похожие стили, и не всегда удаётся надёжно определить конкретного члена группы, как автора той или иной картины.

Есть известное полотно Queen Elizabeth I in Procession (около 1600 г.), приписываемая Пику-ст. На ней изображена торжественная процессия (по случаю бракосочетания двух знатных лиц) — восседающую в паланкине королеву несут по улицам Лондона, а впереди идут шесть аристократов. Русский шекспировед Пётр Пороховщиков почти век назад опознал в одном из них Роджера Мэннерса графа Рэтленда (он пятый слева, с грустным лицом). Илья Гилилов с ним согласился и привёл свои доводы в пользу этой версии — он рассказал о полотне в своей книге (с. 262 в 1-м изд.), картина украшает её обложку.

5229398_e68fa7b7bae1_1_ (700x457, 371Kb)

Имеется также один мужской портрет, как считают, тоже работы Пика-ст., который меня очень заинтересовал. Но об этом — в следующем постинге.

Книга о тайне авторства Шекспира

Филолог, психолингвист и шекспировед, доцент Одесского национального университета им. И.И. Мечникова Нина Вадимовна СапрыгинаСапрыгина выпустила небольшую книгу «По следам тайн Шекспира» (Харьков: Мачулин, 2018), посвященную шекспировскому вопросу. Придерживаясь антистратфордианских взглядов, автор отстаивает рэтлендианскую версию. В книге представлены её собственные переводы некоторых сонетов Барда (с комментариями), а также статьи и заметки, касающиеся разных аспектов проблемы, — обсуждаются детали биографий графа Рэтленда и Шакспера, имеющиеся портреты и скульптуры, гипсовая (кессельштадская) маска… Несколько в стороне от основной линии два эссе о шекспировской теме в творчестве Михаила Булгакова и Александра Грина.

Одна из главных развиваемых автором идей (обнародованная ею в Сети в 2015 г.) — об обратном порядке сонетов, т.е. что они писались в последовательности, обратной той, что напечатаны в Кварто 1609 г. Любопытно, что такое же мнение у поэта и переводчика, в том числе всех сонетов Шекспира, Виктора Куллэ (я писал об этом <Куллэ>)

В моей книге «Шекспир: лица и маски» большое внимание уделено гипсовой маске, которая, как я считаю, снята с графа Рэтленда. Вот как проникновенно пишет о ней Нина Вадимовна (с. 113):

Черты кессельштадской маски передают совершенно необычный характер. Это благородство в старинном, ныне почти утраченном смысле слова. Мужество, стойкость, честность, доброта, стремление защищать справедливость, великодушие, отсутствие всякой мелочности, возвышенная отрешённость. Такие качества в одном человеке встречаются редко… Таким вполне мог быть великий поэт, учитель человечества.

Личные итоги года

Год2018В уходящем году написал небольшую, но, думаю, очень важную статью «Истинная геометрия природы» (она имеется на этом сайте; её английский перевод выставил на портале ViXra). Перевёл на английский и там же разместил другие главные свои работы: «Двойная спираль или лента-спираль?»«Мемуар по теории относительности и единой теории поля», «Платоновы тела и элементарные частицы», «Субквантовая чехарда». Дам ссылки:

1. The True Geometry of Nature (Hypothesis)  viXra:1804.0311

2. DNA: the Double Helix or the Ribbon Helix? viXra:1803.0104

3. Memoir on the Theory of Relativity and Unified Field Theory (Second Version) viXra:1802.0136

4. Platonic Solids and Elementary Particles viXra:1802.0246

5. Subquantum Leapfrog viXra:1801.0379

*   *   *

Что касается шекспировской темы, то новых статей не написал, но отражал её в блоге. А моя книга

ШЕКСПИР: ЛИЦА И МАСКИ

 2-изд., 227 стр. продавалась в интернет- и «бумажных» магазинах, есть в продаже и сейчас. Надеюсь, появятся какие-то отклики: «Что за книга, которую даже не бранят?» (В.Г. Белинский).ОбложЛицаМаски

Ещё раз приведу её СОДЕРЖАНИЕ:

Читать далее

«Генрих IV» Г. Товстоногова в БДТ

Знаменитый театральный режиссёр и педагог Георгий Александрович Товстоногов (1915—1989) выпустил Товсто-овкнигу «КРУГ МЫСЛЕЙ. Статьи. Режиссёрские комментарии. Записи репетиций « (Л-д: Искусство, 1972). В ней он, среди многих других тем, затронул постановку в Академическом Большом драматическом театре им. Горького (ныне: им. Г.А. Товстоногова) шекспировского «Короля Генриха IV». Он писал (с. 224):

Для первой встречи с Шекспиром нам хотелось выбрать произведение, не отягощённое театральными штампами, свободное от привычных традиционных форм исполнения… «Король Генрих IV» отвечал этим требованиям. Меня давно привлекала эта хроника и своим огромным содержанием… Парадоксальность дружбы Фальстафа с будущим Генрихом V, острое, пронзительное торжество духа Ренессанса в атмосфере средневековой борьбы за власть, тёмного честолюбия и мелких распрей, приводящих к бойне — круг этих мыслей меня давно тревожил и требовал сценической реализации.

В приведённых записях репетиций отражены его обсуждения тех или иных аспектов сценического воплощения пьесы с занятыми в спектакле артистами — Сергеем Юрским, Владимиром Рецептером, Ефимом Копеляном и др.

*  *  *

Взгляды Товстоногова на роль режиссёра:

…театральный режиссёр сегодня — это не постановщик, это автор пьесы. Возможности режиссёра в трактовке пьесы сегодня безграничны… Не нужно бояться признать это, как вообще не нужно бояться признавать естественные изменения в искусстве… (с. 28)

…Благородное величие нашей профессии, её сила и мудрость — в добровольном и сознательном ограничении себя. Границы нашего воображения установлены автором, и переход их должен караться как измена и вероломство по отношению к автору… (с. 96)

Т. Карлейль о «главе всех поэтов»

Карлейл1Thomas Carlyle (1795—1881) — британский писатель, историк и философ шотландского происхождения, автор многотомных сочинений «Французская революция», «История жизни Фридриха II Прусского». Один из блестящих стилистов викторианской эпохи. Исповедовал романтический «культ героев» — исключительных личностей. В трактате «Герои, почитание героев и героическое в истории» им охвачены Магомет, Данте, Лютер, Руссо, Кромвель, Наполеон, другие деятели и, конечно, Шекспир.

Процитирую несколько фраз (по вышедшему у нас переводу. М.: Вузовская книга, 2006, с. 128):

Насколько я могу судить, общий голос не только нашей страны, но и всей вообще Европы постепенно приходит к заключению, что Шекспир — глава всех поэтов, существовавших до сих пор, что это — величайший ум, какой только в нашем пишущем мире появлялся когда-либо на литературном поприще. Вообще я не знаю другого человека с такой необычайной проницательностью, с такой силой мысли во всех её характернейших проявлениях. Какая невозмутимая глубина! Какая спокойная жизнерадостная сила! Да, в этой великой душе всё отражено так верно, так ясно, как в спокойном бездонном море! Говорят, что в построении шекспировских драм обнаруживается, кроме всяких других способностей, также и ум, равный тому, какой мы признаём в Novum Organum Бэкона…

Novum Organum и весь ум, какой вы находите у Бэкона, — совершенно второстепенного достоинства; каким-то земным, материальным, бедным представляется он по сравнению с умом Шекспира…

Тема Макиавелли у Шекспира

МикеладзеВ 2005 г. вышла солидная, почти 500-страничная книга «ШЕКСПИР И МАКИАВЕЛЛИ. Тема «макиавеллизма» в шекспировской драме» (М.: ВК), всесторонне раскрывающая означенную проблему. Автор — доктор филолог. наук, профессор журфака МГУ Наталья Эдуардовна Микеладзе. 

Итальянский политик и мыслитель Никколо Макиавелли (1469—1527) закончил свой самый знаменитый, хотя и небольшой по объёму трактат «Государь» в 1513 году, однако опубликован он был лишь после смерти автора (в 1532 г.). А в конце 60-х годов XVI века католическая церковь внесла произведение в список запрещённых и этим подогрела интерес к нему. Макиавелли выступал сторонником сильной власти — полностью отделяя политику от религиозно-нравственных принципов, он не стеснялся давать правителям очень циничные, шокирующие советы. Для многих автор «Государя» стал совершенно одиозной фигурой, сравнимой с самим дьяволом; начали появляться тексты «Анти-Макиавелли».

Взгляды флорентийца были хорошо известны в тогдашней Англии, и, конечно, они нашли отражение в литературе. Так, «Мальтийский еврей» К. Марло открывался прологом, который произносит сам Макиавелли.

Читать далее

Книга о драматическом искусстве

Видный представитель англо-американской культуры Eric Bentley (ему 102 года) родился в Англии, учился в Оксфорде, с конца 30-х годов в США. Университетский профессор и театральный критик, аБентливтор многих книг. У меня есть его «Жизнь драмы» (М.: Искусство, 1978; оригинал 1967), в которой Бентли анализирует драматические произведения (от античных до современных), рассматривая самые разные их стороны. У него живая, лёгкая манера изложения, а вопросы обсуждаются серьёзные. Немало говорится о Шекспире и Бене Джонсоне.

Вот фрагмент его рассуждений о «Гамлете» — в аспекте «мести, справедливости и прощения» (с. 306):

…сам Шекспир в «Гамлете», похоже, не в силах прояснить двусмысленность соотношения справедливости и мести. Действительно, фабула пьесы представляется в основе своей языческой — настолько языческой, что месть признаётся в её контексте правомерной… Помню, в детстве я недоумевал: почему Гамлет обязан мстить, если в Библии говорится, что мстить грешно? Позже меня отсылали в связи с этим недоумением к словам апостола Павла в Послании к римлянам («Мне отмщение, я воздам, говорит Господь»)… но разве похоже, чтобы Гамлет в какой-то момент являлся орудием мести господней… Если именно это хотел сказать Шекспир, то у него это плохо получилось. (Любопытный факт: многие логические рассуждения о «Гамлете» имеют свойство превращать его в из рук вон плохую пьесу!)

Всё дело в том, что здесь налицо неустранённая двусмысленность, присущая не только данной пьесе и даже не только её автору, а всей цивилизации — цивилизации, которая так и не сделала определённого выбора и всегда имела двойной — нет, даже тройной — критерий: проповедуя прощение, она верит в справедливость и правосудие, а на деле прибегает к мести.

Сонеты Шекспира для чайников

Ещё Бернард Шоу утверждал, что «английский язык елизаветинской эпохи стал в наше время мёртвым языком». Да, Шекспир в оригинале труден для нынешних англичан, поэтому его почитатели в других странах, имея хорошие переводы, оказались в более выгодном положении. Возникла задача перевести Шекспира на современный английский. С пьесами такая работа идёт давно; при этом их, вероятно, одновременно редактируют, очищают от вкрапленных в текст непристойностей. Теперь очередь дошла до поэзии: вышел сборник  

SHAKESPEARE’S SONNETS, RETOLD.

CLASSIC LOVE POEMS WITH MODERN TWIST

Авторы — WILLIAM SHAKESPEARE  &  JAMES ANTHONY. Соавтор и пересказитель Шекспира родился в 1970 г., это его первая поэтическая публикация. В общем, начало положено, и можно ожидать появления новых англоязычных версий стихов Барда.

Приведём оригинал СОНЕТА I, подстрочник А. Шаракшанэ и пересказ Дж. Энтони:

Читать далее

М. Морозов о принципах перевода

МорозовМихаил Михайлович Морозов (1897—1952) — один из основателей советского шекспироведения. Родился в семье фабриканта М.А. Морозова, мецената и коллекционера живописи (маленького Мишу изобразил в своей известной картине «Портрет Мики Морозова» В. Серов). Английский язык и литературу изучал в Британии; вернувшись в Россию, окончил филфак МГУ. С 1920-х годов работал театральным режиссёром, преподавал, занимался переводами; читал лекции по истории английской литературы на английском языке; в 30-е годы как консультант помогал театрам ставить пьесы Шекспира. Организовал и возглавил кабинет Шекспира при ВТО, руководил всесоюзными шекспировскими конференциями.

В статье «А.Н. Островский — переводчик Шекспира«, опубликованной в 1946 г., он выразил свой взгляд на принципы художественного перевода  (цит. по кн. М.М. Морозов. Избранные статьи и переводы. М. : Худ. лит. 1954, с.244):

Согласно широко распространённому мнению, перевод тем ближе к оригиналу, чем пассивней переводчик…  он не должен обладать слишком ярко выраженной художественной индивидуальностью, которая неизбежно вступает в борьбу с полинником и отвлекает переводчика в сторону субъективного вымысла. Такая точка зрения в значительной степени справедлива, когда мы имеем дело с переводом научного трактата. Но история художественного перевода доказывет иное. Только те переводы, которые «отходили» от буквального копирования, оставались живыми произведениями и достигали подлинного сходства с оригиналом. История художественного перевода подтверждает следующий закон: чтобы приблизиться к подлиннику, нужно отойти от него.

В другом месте Морозов заметил: «Поэтический перевод шекспировских сонетов, вероятно, невозможен, если не отойти от них на некоторое расстояние».