На сцене «Гамлет» Г. Козинцева

При жизни Сталина ходил упорный слух, что вождь с опаской относится к теме гамлетизма — видит в принце Датском воплощение ненавистной ему интеллигентской рефлексии; поэтому шекспировская трагедия находилась как бы под негласным запретом. А всего через год после смерти Сталина сразу два театра — им. Маяковского в Москве и им. Пушкина в Ленинграде — показали премьеры «Гамлета», вызвавшие в обеих столицах большой отклик: спектакли Николая Охлопкова и Григория Козинцева воспринимались не только как факт театральной жизни, но и как знак исторических перемен.

«Гамлет». Гамлет — Б. Фрейндлих. Академический театр драмы им. А.С. Пушкина, Ленинград, 1954

«Гамлет». В роли Гамлета —   Бруно Фрейндлих. Академический театр драмы им. А.С. Пушкина, Ленинград, 1954

Вот запись из дневника драматурга Евгения Львовича Шварца (1896—1958) от 20 апреля 1954 г. (цит. по кн. Евгений Шварц. Живу беспокойно… Из дневников. М.: Сов. пис. 1990. с. 386):

Был сегодня в городе на премьере «Гамлета» в постановке Козинцева. Временами понимал всё, временами понимал, что не хватает сегодня сил для того, чтобы всё понять. Поставлена пьеса ясно и резко, с музыкой, на огромной сцене. Я давно не был в театре. Понимать Шекспира — это значит чувствовать себя в высоком обществе, среди богов. И я временами наслаждался тем, что до самой глубины без малейшей принуждённости чувствую то, что происходит на сцене.

 

Шекспириана Григория Козинцева

В творчестве советского режиссёра театра и кино, сценариста, педагога Григория Михайловича Козинцева (1905—1973) Шекспир занимал значительное место. Козинцев прекрасно знал творчество Барда, читал его в подлиннике, перечитал целую библиотеку о нём, пользовался уважением профессиональных шекспирологов. Он осуществил в театрах постановки «Короля Лира» (1941), «Отелло» (1943) и «Гамлета» (1954); в 1962 г. выпустил книгу «Наш современник Вильям Шекспир», а затем сделал прославившие его экранизации «Гамлета»(1964) и «Короля Лира» (1970).

Козинцев

Вот несколько мыслей Козинцева из его опубликованных рабочих тетрадей:

  • Убоги любые попытки «выстроить концепцию». Все односторонние, ловко сведённые к единству цитаты и положения — никак не вмещают Шекспира…  Вся суть этого писателя в том, что он шире концепции. И даже когда он сам хочет её выстроить, он же сам её опровергает.
  • Один из грехов нашего фильма [«Гамлет»]: нарушение шекспировских контрастов. Ослабло, а часто и попросту опущено всё комическое. Только драматизим; мрачный, подыгрывающий состоянию героя тон фотографии усиливает чувство депрессивности.
  • Хорошо бы отдохнуть а потом ещё раз снять «Гамлета»…
  • Кажется, я понял, почему мне удалось избавиться от гамлетизма. Дело в том, что весь гамлетизм ушёл в Министерство культуры, где столько лет колебались: а стоит ли ставить «Гамлета».
  • Текст прежде всего, и только текст есть главное в шекспировском искусстве — так говорят англичане. Живая, всегда современная жизнь, к которой текст лишь повод для ассоциаций (своих, своего времени), — главное, утверждаю я.

Инфа о моей книге в НГ EX LIBRIS

В сегодняшнем выпуске книжного приложения к «Независимой газете» НГ EX LIBRIS  в рубрике «ПЯТЬ КНИГ НЕДЕЛИ» информация о моей книжке:

Лев Верховский. Шекспир: лица и маски.

2-е изд., расшир. – М.: Спутник+, 2018. – 228 с. ISBN 978-5-9973-4510-5

Научный журналист Лев Верховский (р. 1948) давно интересуется шекспировской темой. Сборник статей «Лица и маски» выходил в 2014 году. Второе издание включает много новых статей, а также измененные старые. Автора интересуют «Шекспировы сонеты: загадка Посвящения» и «Шекспировская «Буря». Свистать всех наверх!», «Лики Эрота. Заметки об отдельных сонетах Шекспира» (названия статей) и др.

ОбложЛицаМаски

В приложении «Кто написал Дон Кихота» Верховский поддерживает версию английского исследователя Фрэнсиса Кара о том, что «за Сервантесом стоял Фрэнсис Бэкон, которого уже давно считают причастным к авторству шекспировских произведений»: «Дон Кихота» создавали те же люди, что стояли за псевдонимом Шекспир, то есть Фрэнсис Бэкон и граф Рэтленд. Они комически изобразили самих себя в главных героях – Рыцаре печального образа и его оруженосце…»

======================================================================

Читать далее

Бертольт Брехт о Шекспире

Bertolt Brecht (1898—1956) — немецкий драматург, режиссер, прозаик и поэт, теоретик драмы; вБрехт его 20-томном Собрании сочинений работы по театру, литературе, искусству занимают 6 томов. Кое-что сказал он и о Барде, вот заметка в его «Рабочем дневнике» от 8.12.40 (цит. по кн.: Бертольт Брехт. О литературе. М.: Худ. лит, 1977, с. 361).

Утверждение, будто Шекспир не может быть автором приписываемых ему пьес, поскольку необразованный человек не в силах их написать, несостоятельны. Как мало нужно нахватанных знаний, чтобы создать на сцене видимость глубокой учёности. Так же как актёр, даже если он глуп, может играть умных людей, просто копируя их повадку, так и драматург, даже если он невежественен, может в своих пьесах демонстрировать познания. Ему не надо приобретать знания, ему надо лишь понаблюдать за знающими, и прежде всего ему незачем знать хоть на одно слово больше, чем требуется для его текста.

Что заставляет меня думать, что шекспировские пьесы создавал небольшой коллектив, так это не мысль, будто один человек не может быть одновременно столь поэтически одарён, разнообразно сведущ и всесторонне образован. Я только нахожу, что эти пьесы чисто технически так сконструированы, что мне видится в этом коллективная работа. <…> я склонен считать, что Ш. был заведующим литературной частью. <…>

Обычно стратфордианцы, признавая отсутствие у актёра Шакспера хорошего образования, говорят, что для автора-гения таковое необязательно, ибо он впитывает нужное ему «из воздуха». Ещё в 18 веке, когда произошёл перелом в отношении к Шекспиру и началось его возвеличивание, английский поэт, противник эстетики классицизма Эдуард Юнг (1683—1765) утверждал: гений не нуждается в книжном знании. А вот Брехт, как видим, полагал, что для создания гениальных творений наличие у автора гениальности вообще не требуется, — Шаксперу, дескать, достаточно было иметь способности к копированию. По-моему, довольно странный взгляд.

Цитирую Томаса Кориэта

В 2016 г. у нас вышла книга под названием «Дневник европейского путешественника» (Т. 1). Это перевод на русский 1-ой части изданного в Лондоне в 1611 г. большущего опуса «Кориэтовы нелепости» («Coryats Crudities»), автором которой значился Томас Кориэт (я писал об этом замечательном событии <КориэтРусск>). Там много интереснейших сведений о разных городах Европы, прежде всего итальянских.

Портрет Кориэта на обложке английского издания

Портрет Кориэта на титуле английского издания

А если, как доказывал И. Гилилов (а я с ним согласен), автором этого травелога был Роджер Мэннерс пятый граф Рэтленд, который играл и важнейшую роль в шекспировском творчестве, то эта книга — уникальная возможность узнать кое-что важное и о нём самом. Приведу в качестве примеров несколько цитат и неё:

(С. 92): Завершая краткий рассказ о Кремоне, хочу вспомнить имя предводителя латинских поэтов, знаменитого Вергилия, коего в молодости почитал за своего учителя и до конца дней буду хранить память об этом достоставном муже.

(С. 111): Среди других достойных памятников и древностей, которые я видел в Падуе, дом Тита Ливия был не из последних. Выгляди он много хуже, чем на самом деле, я бы всё равно счёл его бесценным. В нём вырос человек, которого я ставлю так высоко и почитаю память, как всякого историографа, будь он греческий или латинский автор, поскольку в юности не раз находил отдохновение в чтении его познавательных и правдоподобных историй.

Читать далее

Трактат о «Гамлете» Л.С. Выготского

ВыготскийВ 1968 г. вышло 2-е издание большой книги «Психология искусства» (М.: Искусство), в которую вошли работы выдающегося советского учёного — его называли Моцартом психологии — Льва Семёновича Выготского (1896—1934). Этот обширный труд был им закончен в 1925 г., а впервые опубликован лишь в 1965-м — через три десятилетия после кончины автора от туберкулёза (ему было всего 37). Во 2-м издании имеется приложение — трактат «ТРАГЕДИЯ О ГАМЛЕТЕ, ПРИНЦЕ ДАТСКОМ, У. ШЕКСПИРА», который Выготский, будучи студентом, написал в 1916 г. и представил в ВыготскийКнкачестве дипломной работы. 

Наверное, нельзя сказать, что он сделал в ней какие-то большие конкретные открытия. Да и сам автор пишет в конце (с. 491): «Мы закончили обзор «Гамлета». И эта трагедия осталась для нас загадкой в конце обзора ещё большей, чем в начале его». Но он заострил внимание на многих важных вопросах и противоречиях знаменитой пьесы, причём изложил свои размышления в прекрасном литературном стиле.

Как и многие другие авторы, он уделил значительное внимание загадке медлительности, нерешительности Гамлета в свершении мести, то есть убийстве Клавдия. Но ведь сразу возникает вопрос, который почему-то рассматривают очень редко: а каковы были бы последствия этого убийства для принца, близких ему людей, всей Дании? Выготский тоже обошёл эту контроверзу, но в любом случае его эссе даёт богатую пищу для ума читателя. 

Кстати, как заметил Ю.М. Лотман, «Гамлет» содержит для нас бОльшую информацию, чем для современников Шекспира: он соотносится со всем последующим культурным и историческим опытом человечества».

Честертон о Ницше и Шекспире

Gilbert Keith Chesterton (1874—1936) —  английский мыслитель, журналист и писатель, автор около 80 книг. Его Честертонперу принадлежат несколько сотен стихотворений, 200 рассказов, 4000 эссе, ряд пьес, романы, а также религиозно-философские трактаты, посвящённые истории и апологии христианства.

В статье «О чтении» он писал (цит. по сборнику его публицистики «Писатель в газете». М.: Прогресс, 1984, С. 260):

Всякий знает, что Ницше проповедовал учение, которое и сам он, и все его последователи считали истинным переворотом. Он утверждал, что привычная мораль альтруизма выдумана слабыми, чтобы помешать сильным взять над ними власть. Не все современные люди соглашаются с этим, но все считают, что это ново и неслыханно. Никто не сомневается, что великие писатели прошлого — скажем, Шекспир — не исповедовали этой веры потому, что до неё не додумались. Но откройте последний акт «Ричарда III», и вы найдёте не только всё ницшеанство — вы найдёте и самые термины Ницше. Ричард-горбун говорит вельможам  (V.3):

Что совесть? Измышленье слабых духом,

Чтоб сильных обуздать и обессилить.

Conscience is but a word that cowards use,
Devis’d at first to keep the strong in awe.

Шекспир не только додумался до ницшеанского права сильных — он знал ему цену и место. А место ему — в устах полоумного калеки накануне поражения. Ненавидеть слабых может только угрюмый, тщеславный и очень больной человек — такой, как Ричард или Ницше. Да, не надо думать, что старые классики не видеи новых идей. Они видели их; Шекспир видел ницшеанство, он видел его насквозь.

Как выглядела Э. Ланьер?

Достоверных портретов Эмилии Ланьер (1569—1645 ) нет. А эта женщина сыграла, я думаю, немалую роль в жизни пятого графа Рэтленда, что нашло отражение в его творчестве (см. нашу книгу «Шекспир: лица и маски»). Обычно приводят в качестве вероятных её изображений два портрета работы Николаса ХиллиардаОдин (слева) датируется 1590 годом. Другой — 1593-м; однако специалисты склоняются к тому, что это Mrs Holland — lady in waiting to Elizaberth I, aged 26 (именно такая надпись имеется в Музее Виктории и Альберта, где хранятся обе миниатюры).

Эмилия1

Эмилия2

           

 

 

 

 

 

 

 

 

Я обратил внимание на ещё один женский портрет, его автор Исаак Оливер. В том же музее указано: Oliver, Unknown Lady (c. 1595—1600). У неё как будто семитские черты лица, а Эмилия была наполовину еврейкой. Вспомним слова из сонета 127 про её глаза: they mourners seem (кажется, что они в трауре); и заключительные строки: Yet so they mourn becoming of their woe, That every tongue says beauty should like so (про её печальные глаза каждый скажет: красота должна выглядеть именно так).

Эмилия3

Дама по-особому держит руки, может быть, это что-то означает (например, что она вынашивает ребёнка)? Ланьер родила, по крайней мере, двоих детей — сына (в начале 1593 г.) и дочь (в декабре 1598 г.), умершую в десятимесячном возрасте; как Эмилия призналась целителю и астрологу Саймону Форману, у неё было много выкидышей. 

«Гамлет» по версии Ж.-Ф. Дюси

ДусиJean-François Ducis (1733—1816) — французский драматург и поэт, член академии. Автор первых французских переводов-переделок в классицистском стиле пьес Шекспира — «Гамлета», «Отелло», «Ромео и Джульетты», «Короля Лира» (при этом он пользовался прозаическими переводами-пересказами де Лапласа, т.к. сам не знал английского языка). 

Его Гамлет отличался сыновней преданностью и страстной любовью к Офелии. Узнав от призрака, что король был вероломно убит, принц жаждет отмщения, Офелия называет его «безжалостным тигром». Офелию Дюси сделал дочерью Клавдия, и её терзает борьба между чувством (любовью к Гамлету) и долгом. В финале принц убивает Клавдия, королева не выносит мук совести и кончает с собой, а Гамлет вступает на престол и женится на Офелии. В его заключительном монологе есть такие слова: «…мои несчастья достигли предела, я лишился всех моих родных. Но при мне моя добродетель… я сумею ещё жить, а это больше, чем умереть».

Во Франции «Гамлета»впервые поставили в 1769 г. в «Комеди Франсез» именно по версии Дюси — только в таком переработанном виде культурная публика в этой стране могла воспринять творения «варвара» с Альбиона. Да и в России в начале XIX века «Шекеспир» был известен преимущественно в обработках французского драматурга. Подлинный шекспировский Гамлет был чужд людям эпохи Просвещения, поэтому его образ подвергался трансформации в духе времени.

Кстати, русскую и тоже классицистскую версию «Гамлета» в  1748 г. опубликовал поэт, драматург и критик Александр Петрович Сумароков. У него кровавый тиран Клавдий намеревался жениться на Офелии, предварительно убив Гамлета и Гертруду.

Вольтер о Шекспире

ВольтерОбычно, говоря об отношении философа, романиста, историка, драматурга и поэта эпохи Просвещения Вольтера (1694–1778) к Шекспиру, вспоминают уничижительные эпитеты (дикарь, варвар и т.п.), которые он, случалось, употреблял по отношению к Барду. Однако ими оно отнюдь не исчерпывается. В «Философских письмах» Вольтера (впервые изданы в Лондоне под названием «Письма об английской нации» в 1733 г.) 18-е письмо имеет заголовок «О ТРАГЕДИИ», и там он пишет:

У англичан уже был театр, равно как и у испанцев, тогда, когда французы не имели ничего, кроме балагана. Шекспир… создал театр; он был гением, исполненным творческой силы, естественности и возвышенности, но без малейшей искорки хорошего вкуса и какого бы то ни было знания правил. Я намерен сказать вам нечто рискованное, но истинное, а именно, что достоинства этого автора погубили английский театр. В его чудовищных фарсах, именуемых трагедиями, повсюду разбросаны такие прекрасные сцены, столь величественные и страшные отрывки, что эти пьесы всегда игрались с огромным успехом. Время, которое одно только создаёт людям славу, в конце концов делает почтенными даже их недостатки. Большинство причудливых идей и преувеличений этого автора получили по истечении двухсот лет право быть возвышенными. <…>

После него пьесы стали более упорядоченными, публика — более придирчивой, а авторы — более корректными и менее смелыми. Я видел новые пьесы, очень мудрые, но холодные. По-видимому, до сих пор англичане были созданы лишь для того, чтобы творить беспорядочную красоту. Блистательные чудища Шекспира доставляют в тысячу раз большее наслаждение, чем современная умудрённость. Поэтический гений англичан до настоящего времени напоминал густое дерево, рождённое природой, беспорядочно разбрасывающее тысячи ветвей и растущее с неравномерной силой; оно погибает, если вы хотите принудить его природу и подрезать его наподобие деревьев в садах Марли.