Съёмки фильма «Гамлет»

В 1964 г. на экраны вышел двухсерийный чёрно-белый фильм «Гамлет» советского режиссера Григория Козинцева с Иннокентием Смоктуновским в главной роли. Он считается одной из лучших экранизаций знаменитой трагедии Шекспира. 

Для создания фильма необходимо было найти хорошо сохранившийся «нордический» замок эпохи раннего Средневековья, но, увы, такового в СССР не оказалось. И тогда в Эстонии близ посёлка Кейла-Йоа, где есть красивый берег со скалистым обрывом, декораторы за полгода возвели с нуля свой макет Эльсинора. В основу конструкции легли металлические ящики (для бутылок молока), которые набивали тканью и заливали бетоном, а также фанера и мешковина.

ЭльсинорДекор

ГамлетФильм2Там происходили основные натурные съёмки (сейчас скала в Кейла-Йоа стала туристической достопримечательностью под названием «Мыс Гамлета»). Для съёмок интерьеров в павильонах «Ленфильма» были выстроены декорации, изображающие Гобеленный и Белый залы Эльсинора. 

В первых и последних кадрах фильма тень в море — от замка «Ласточкино гнездо» в Крыму. Также в Крыму ставился и монолог Гамлета «Быть или не быть». А нагнетавшие нужную атмосферу тучи и мощные волны специально ездили снимать на Баренцево море. 

Читать далее

Вольтер о Фрэнсисе Бэконе

Вольтер посвятил Бэкону 12-е письмо своих «Философских писем»«О КАНЦЛЕРЕ БЭКОНЕ». Приведу фрагменты:

…Я ограничусь здесь рассказом о том, что принесло канцлеру Бэкону уважение всей Европы.

Самый примечательный и лучший из его трудов — тот, что сегодня наименее читаем и наиболее бесполезен: я имею в виду его «Novum Organum Scientiarum» — тот помост, на котором была воздвигнута новая философия; когда же здание её было построено, хоть и наполовину, помост потерял какое бы то ни было значение.

Канцлер Бэкон ещё не знал природы, но он знал и указал все пути, ведущие к ней. Он пренебрёг в добрый час всем, что в университетах именуется философией, и сделал всё зависящее от него, чтобы эти общества, учреждённые ради усовершенствования человеческого разума, перестали сбивать его с толку своими чтойностями, боязнью пустоты, субстанциальными формами и всеми этими претенциозными словечками, которые не только невежество сделало уважаемыми, но и смехотворная путаница с религией превратила почти в святыни.

Читать далее

Шекспир в годы войны

ГазетаБритСоюзнВ СССР с августа 1942 по 1949 гг. министерством информации Великобритании по договорённости с советскими властями издавалась еженедельная газета «БРИТАНСКИЙ СОЮЗНИК». В номере от 23 апреля 1944 г., то есть в день рождения Шекспира, была опубликована статья Джона Довера Уилсона (я писал о русском переводе «Истинный Шекспир» (2013) его книги `The Essential Shakespeare` <>).

 

Приведу начало его статьи <ДоверУилсон>:

Какова ценность Шекспира во время войны, особенно во время нынешней войны?

В апреле 1939 года я побывал в Германии на юбилейных торжествах «Германского шекспировского общества», отмечавшего своё 75-летие. Торжество состоялось в Веймаре, в день рождения Шекспира. При этом было произнесено много речей, в том числе речь нацистского чиновника, который провозгласил Шекспира «копьём нордической культуры в Европе».

Что он подразумевал под словом «копьё», я не знаю, но я не мог допустить, чтобы ярлык «нордический» был приклеен Шекспиру безнаказанно.

Читать далее

Моя книга о Шекспире — в Сети!

Случайно обнаружил, что книга: Лев Верховский. ШЕКСПИР: ЛИЦА И МАСКИ  (М.: Спутник+, 2018), 2-е изд, 227 стр. ПОЛНОСТЬЮ ПРЕДСТАВЛЕНА на портале «Уильям Шекспир — материалы о жизни и творчестве» <КнШексСеть>.

Там собрано огромное количество материалов о Барде, книги перечислены в разделе «Публикации». Это труды отечественных и зарубежных авторов, и среди них Н.И.Стороженко и Г.Брандес, М.М.Морозов и Л.Пинский, А.А.Аникст и А.В.Бартошевич, И.М.Гилилов и М.Литвинова, многие, многие другие. Попасть в такую компанию почётно.

Обращаться к тексту на сайте удобно — можно кликать отдельные главы-статьи, т.е. читать их в любом порядке.

ОбложЛицаМаски

Надеюсь, теперь с моим опусом ознакомятся больше людей. «А каждый читатель как тайна, Как в землю закопанный клад» (А.Ахматова)

Ну а тем, кто предпочитает держать в руках бумажную книгу, напомню, что сейчас её можно приобрести в обычных, например в Библио-Глобусе, а также нескольких интернет-магазинах. (Кстати, в газете НГ-EX LIBRIS был напечатан отклик на неё <РецШекспир>.)

Дм. Быков говорит о Шекспире

БыковНашему известному писателю, поэту, публицисту, радио- и телеведущему Дмитрию Львовичу Быкову, когда он выступал на Радиостанции ЭХО МОСКВЫ 21 мая 2016 г., был задан вопрос: что он думает об оксфордианской версии в проблеме авторства шекспировских произведений? Вот его ответ:

Знаете, если уж и допускать, что это не Шакспер, то для меня, конечно, Рэтленд убедительнее всех трактовок. И Луначарский в своё время, кстати (почему я цитирую Луначарского — потому что лекция была о нём), писал, что в наше время верить в стратфордианскую версию могут только самые наивные люди, потому что наконец доказано, что у Рэтленда были однокурсники Розенкранц и Гильденстерн. Кроме того, очень много уточнений в Гамлете появилось именно после того, как Рэтленд съездил в Данию. Мне нравится, конечно, версия, которую у нас горячее всего защищал Илья Гилилов в книге «Загадка о великом Фениксе». И сама судьба меланхолического Рэтленда меня восхищает. Но тоже в этой версии много натяжек.

Я предпочитаю думать… Мне не важно, кто Шекспир. Мне очевидно по текстам пьес (вероятно, по всем, может быть, кроме «Тита Андроника», который наконец сейчас, кстати, исключён из канона — всё-таки там многовато зверств), мне совершенно очевидно, что все лучшие вещи Шекспира, главные вещи Шекспира написаны одним пером.

Читать далее

Две музы Елены Клещенко

С Еленой Владимировной Клещенко я хорошо знаком: мы вместе работали в редакции «Химии и жизни». Она окончила биофак МГУ и осталась там наКлещенко кафедре молекулярной биологии, а в 94 г. переключилась на научную журналистику, став автором или редактором множества научно-популярных статей. Другая область её творчества — фантастика. В прошлом году на обоих направлениях Елена добилась больших успехов: выпустила солидную книгу «ДНК и её человек. Краткая история ДНК-идентификации» (М.: Альпина нон-фикшн), а её рассказ  с немного страшным названием «Верёвка повешенного» (про айтишника из похоронного агентства) завоевал первое место в конкурсе литературной премии «Будущее время» (в нём приняли участие более тысячи авторов из 31 страны).

КлещКнигаПоскольку я не любитель фантастики, скажу несколько слов только о книге. Её главная тема  —  идентификация человека по его генетическому материалу. Обсуждаются и научные основы, и разные практические вопросы, например опасно ли выкладывать свой геном в интернет. Многие главы выросли из статей, опубликованных ранее в ХиЖ. Отдельные изложения построены как увлекательные детективные истории, что и неудивительно: эти методы широко используют в криминалистике; ещё одна сфера их применений — исторические расследования, скажем, проблема останков Николая II и его семьи. (На днях узнал: есть версия, что Лев Гумилёв сын царя Николая II.)

Читать далее

Эдмунд Уилсон о Бене Джонсоне

Edmund Wilson (1895—1972) — американский писатель и журналист, автор романов, пьес, статей, один из самых влиятельных ЭдУилсонлитературоведов США середины прошлого века [не путать с John Dover Wilson (1881 – 1969), the author of `The Essential Shakespeare`]. В 30-х годах посещал СССР; совместно с В. Набоковым занимался переводом на английский язык произведений Пушкина («Медный всадник», «Моцарт и Сальери»). Его мысль: „Синтаксис русского предложения настолько отличается от нашего, что переводчику, для того чтобы его текст читался гладко, постоянно приходится прибегать к перефразированию“.

И ещё: «No two persons ever read the same book».

В 1938 г. он опубликовал эссе (я сам его не читал, а почерпнул информацию из статьи Гр. Кружкова «Законодатель») о современнике Шекспира и его конкуренте в театре Бене Джонсоне «Morose Ben Jonson» (Morose = угрюмый по-англ.). Говоря о сюжетах Джонсона-драматурга, Уилсон отмечал их неуклюжесть и хаотичность: элементы фабулы смешаны механически, между ними не происходит никаких химических реакций. Пьесам Джонсона не хватает динамики и чувства пропорции — действие в них развёртывается слишком медленно и при этом вхолостую: мы не видим на сцене развития характеров.

Читать далее

О. Ключарёва о книге И. Гилилова

Как мы знаем, книга Ильи Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире…» (1997) стала настоящей сенсацией: многие десятки рецензий и обсуждений, причём некоторые газеты (ЛГ, НГ) отводили им целые полосы. Видимо, сказалось ещё и время её выхода в свет: как кто-то заметил, тогда было более интересно читать, чем жить.

На меня издание оказало столь глубокое влияние, что я сам всерьёз занялся шекспировской проблемой. Поэтому мне всегда любопытно узнать, как его восприняли другие, особенно, если читатель имел некоторое отношение к литературе или театру. И вот в ЖЖ именно такого человека, Ольги Николаевны Ключарёвой, я встретил запись от 24.11.2014, где она вспоминает об этом событии:КлючарёваО

В 1997 году вышло первое издание книги Ильи Гилилова «Игра об Уильме Шекспире, или Тайна Великого Феникса». В том же году я поступила на театроведческий факультет ГИТИСа. Хорошо помню, что и эта книга, и реакция на неё стали одними из самых выдающихся событий года, в том числе и в нашем институте. Реакция конкретно наших преподавателей — в особенности специалистов по истории зарубежного театра, в особенности специалистов по истории театра и драматургии шекспировского времени — была заметна. Заметна потому, что это было молчанием. Но напряжённым молчанием. Если вопрос задавался в контексте проблемы в целом, — ответ получить ещё можно было. О гипотезах и версиях, о том, что этот процесс бесконечен и т.д. Если же речь заходила впрямую о книге, не следовало ничего или же смысл сводился к тому, что, мол, да, и у самоучек тоже случаются свои версии. 

Читать Далее:  <КлючарёваГилилов>

Дневник мага Джона Ди

ДневникДжДиВышла книга: Личный дневник доктора Джона Ди (СПб.: РХГА, 2020, 256 с.). Перевод с англ.

Британец John Dee (1527—1609) — математик, географ, астролог, алхимик, маг (его называли чернокнижником, колдуном) — знаковая фигура той переломной эпохи: в нём отразились её основные идейные коллизии. Поэтому издание меня заинтересовало, и я его достал.

Половину объёма книги составляет собственно дневник, который, должен сказать, меня ДжонДиразочаровал: в нём только регистрация бытовых событий, фактов его биографии — и важных (скажем, рождение или смерть его ребёнка), и самых незначительных. К духовному облику Ди эта информация мало что добавляет. Зато в другой половине книге есть содержательная статья её переводчика канд. филос. наук Ю. Ф. Родиченкова «Кто Вы, доктор Ди?», а также несколько других материалов о Ди; в приложении дана подробная хронология его жизни. В целом, издание расширяет наши представления об этом знаменитом елизаветинце. (Кстати, его сын Артур (1579—1651), врач и алхимик, некоторое время жил и работал при дворе царя Михаила Фёдоровича в Москве.)

Напомню, что недавно вышла книга замечательной английской исследовательницы Франсис Йейтс «Театр Мира», а ранее — большой том Антона Нестерова «Колесо Фортуны» (я писал о них   ), в которых о Джоне Ди рассказано много важного и интересного.

Узнал из приобретённой книги, что существует «Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма» (АИЭМ). Базируясь в СПб., она проводит конференции, выпускает книги и журналы, имеет свой сайт <АИЭМ>.

В.М. Волькенштейн о Дездемоне

Владимир Михайлович Волькенштейн (1883—1974) — известный отечественный драматург и теоретик драмы, но начинал он как поэт Серебряного века. Образование получил в Петербургском и Гейдельбергском университетах, с 1911-го по 1921 год работал в Московском художественном театре, был литературным секретарем Станиславского. 

В.М. Волькенштейн

В.М. Волькенштейн

Автор монографии “Драматургия” (первое издание в 1923 г.), которая дополнялась и переиздавалась при жизни автора пять раз, став учебником для нескольких поколений студентов театральных вузов. Отец биофизика чл.-корра АН СССР Михаила Владимировича Волькенштейна (1912—1992).

Приведу фрагмент воспоминаний представителя княжеского рода Голицыных, а именно — Сергея Михайловича Голицына (1909 — 1989) из его книги «Записки уцелевшего» (Часть 1). Он был советским писателем, мемуаристом, инженером-топографом, военным строителем, участником ВОВ:

С.М. Голицын

С.М. Голицын

Владимир Михайлович Волькенштейн читал нам драматургию. Маленький, черноглазый, живой, он бегал перед первыми рядами скамей, вдруг хватал мел и набрасывал на доске замысловатые фигуры…            По окончании курса пошёл я к нему экзаменоваться. До меня он томил страждущих студентов подолгу, они выходили от него как ошпаренные, а я выскочил через три минуты, победно размахивая зачётной книжкой.

Читать далее