Гарольд Блум о Шекспире

Блум14 октября умер известный американский историк культуры, критик и литературовед, библеист Harold Bloom (р. 1930). Он называл себя противником марксизма, феминизма, семиотики, постмодернизма, деконструктивизма и других модных направлений в гуманитарных и социальных науках. Недавно у нас вышла его большая книга «ЗАПАДНЫЙ КАНОН. Книги и школа всех времен». Пер. с англ. (М.: НЛО, 2017). 

Татьяна Венедиктова заметила (ИЛ, 2018, № 5):  В самом простом, сжатом и ёмком варианте «Западный канон» по Блуму — это двое: Данте и Шекспир. О них он пишет больше и последовательнее всего — как об образцовых воплощениях самобытности и всечеловечности. Обоим присуща, с одной стороны, когнитивная мощь, с другой — чисто эстетическая изобретательность, отвага и чрезмерность.

БлумКННесколько цитат из книги Блума, глава «ШЕКСПИР, ЦЕНТР КАНОНА»:

Законы елизаветинской Англии роднили актёров с нищими и прочими отбросами общества, что, несомненно, угнетало Шекспира, который приложил немало сил на то, чтобы вернуться в Стратфорд дворянином. Кроме этого желания, нам практически нечего больше отметить в социальной физиономии Шекспира…

У истоков творчества Шекспира мы обнаруживаем фундаментальный принцип — аристократическое представление о культуре. Но Шекспир не исчерпывается этим представлением, как не исчерпывается вообще ничем. Читать далее

Мой вклад в джонсоноведение

БенДжонсМогилаТворчество английского поэта и драматурга Бена Джонсона (1573?—1637) представляет большой интерес и само по себе. Но особое значение оно приобретает в связи с тем, что может пролить свет на шекспировский вопрос: Джонсон любил в своих произведениях использовать личную сатиру — выводить в персонажах своих знакомых, сводить личные счёты. Два века назад литературный критик и шекспировед Эдмунд Мэлоун (1741—1812) высказал догадку, что главной мишенью нападок Джонсона был именно его основной конкурент в театре Уильям Шекспир. Встала задача опознать это лицо (или эти лица), и её решила М.Д. Литвинова в своей книге «Оправдание Шекспира» (2008) — им оказался Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд.

Продолжив поиски в данном направлении, я пришёл к выводу, что часто высмеивается не одна персона, а определённая парочка близких по духу людей. По моему мнению, это Рэтленд и Фрэнсис Бэкон, и значит, подтверждается концепция Марины Литвиновой, согласно которой именно они стояли за псевдонимом Шекспир. 

Я посвятил отдельные статьи трём комедиям Джонсона — «Всяк в своём нраве», «Эписин, или Молчаливая женщина» и «Алхимик»; в первых двух мне удалось распознать практически всех персонажей, в третьей — главных. Кроме того, некоторые другие его пьесы я затронул в статье «Шекспир в «комнате смеха» Бена Джонсона». (Все они имеются на этом сайте, а также вошли — в несколько изменённом виде — в мою книгу «Шекспир: лица и маски».

На фото — надгробие на могиле Джонсона в Уголке поэтов (Poets’ Corner) Вестминстерского аббатства с надписью «O RARE BEN JOHNSON» (О несравненный Бен Джонсон); замечено, что его можно прочесть и так: «ORARE BEN JOHNSON» (Молитесь о Бене Джонсоне).

Генри Джеймс о Шекспире

Henry James (1843—1916) — американский писатель и литературный критик, бОльшую часть жизни проведший в ГенрДжеймсАнглии и за год до смерти принявший британское подданство; брат выдающегося психолога Уильяма Джеймса. Написал 20 романов, более сотни рассказов и 12 пьес. Развивал собственную теорию прозы, основываясь на принципе множественности точек зрения; считал, что автор произведений должен в них «самоустраняться», создавая образы без собственных оценок.

И тут идеалом Джеймса, видимо, был Шекспир, который оказал на него глубокое влияние, — в его текстах постоянно встречаются аллюзии и переклички с Бардом. Широко известны слова Джеймса (в частном письме 1903 г.):

Не могу избавиться от убеждения, что божественный Шекспир был самым успешным розыгрышем, жертвой которого пало наше терпеливое человечество… Свое общее ощущение могу выразить так: для меня равно невозможно представить, что все эти пьесы написал Бэкон, как и то, что их написал человек из Стратфорда, каким мы его знаем.
В 1907 г. Джеймс получил заказ на предисловие к «Буре» для американского издания полного собрания сочинений Шекспира, и оно стало единственным прямым и развернутым высказыванием Джеймса о Барде. Секрет воздействия этой, как и всех остальных шекспировских пьес Джеймс видит, прежде всего, в том, что в них «мы абсолютно нигде не сталкиваемся с человеком, их написавшим, а постоянно имеем дело лишь с художником, исполином и чародеем с тысячью масок».

Читать далее

Кандидатура графа Оксфордского

В англоязычном мире активно действует Оксфордианское общество (The Shakespeare Oxford Fellowship), члены которого, будучи нестратфордианцами, считают наиболее вероятным кандидатом в Шекспиры видного аристократа той эпохи Эдварда де Вера 17-го графа Оксфорда (1550—1604). Его предложил школьный учитель (директор школы) в Англии Томас Луни (Looney; 1870—1944), который опубликовал в 1920 г. свою книгу «Личность Шекспира установлена« (Shakespeare Identified). Значит, в следующем году его трактату —«Библии» оксфордианцев — исполнится сто лет, и можно представить, как пышно они будут отмечать дату. ГрОксфорд

В концентрированном виде основные доводы в пользу де Вера приведены здесь: <ДоводыОксфорд>. Да, он писал пьесы, поддерживал театры. Вполне возможно, что был автором каких-то ранних вариантов некоторых шекспировских пьес, которые затем перерабатывались и обрели известный нам вид. Такой взгляд отстаивает проживающий в США независимый русскоязычный исследователь шекспировского вопроса Ирина Кант, автор книги «Эстафета Фениксов, или Так кто же был Шекспиром?», Т. 1 (Милуоки, 2008) — подробнее о ней см. запись от 14.02.19. Главная слабость оксфордианцев — ранняя смерть (в 1604 г.) де Вера, ведь творчество Шекспира продолжалось и после.

А вот в нашей стране, видимо, больше сторонников у другого кандидата — Роджера Мэннерса 5-го графа Рэтленда. Тут есть уже вековая традиция: Шипулинский, Луначарский, Фриче... затем большой перерыв, и на грани тысячелетий фундаментальные труды Ильи Гилилова (1997) и Марины Литвиновой (2008). Жаль только, что конкретно развивают сейчас это направление единицы и их голоса почти не слышны. А ведь у концепции Гилилова были тысячи горячих поклонников — где же они теперь?

Шекспир в кировской «Герценке»

Зав. отделом литературы на иностранных языках Кировской областной научной библиотеки им. А.И. Герцена («Герценки») Елизавета Александровна Малышева опубликовала в выходящем там научно-популярном альманахе «Герценка. Вятские записки» (вып. 7, 2004) Картинки по запросу Е.А. Малышева Киров Герценкаинтересную статью

«Шекспир: who is who? Размышления над книгами Э. Дюринг-Лоуренса «Бэкон — это Шекспир» и Г. Энса «История войны Дании и Швеции в достопамятном изложении»: 

<МалышеваШекспир>.

В ней она поведала о Шекспировском вопросе и продемонстировала нестратфордианский подход на примере вышедшей в 1910 г. книги о бэконианской версии. Её автор Sir Edwin Durning-Lawrence (1837 – 1914) — британский юрист и член Парламента. Он полагал, что авторство Бэкона зашифровано в шекспировских текстах, причём свой общий взгляд на проблему выражал весьма резко:

Англия больше не желает позорить и порочить величайшего гения всех времён, продолжая отождествлять его с невежественным и абсолютно неграмотным деревенским жителем Стратфорда, который никогда в жизни не писал даже собственного имени и, по всей вероятности, не мог прочесть ни строчки.

А вторая книга (автор Gaspar Ens, о котором, видимо, мало что известно) вышла на латинском языке во Франкфурте-на-Майне в 1593 г. В ней речь шла о семилетней войне 1563–1570 гг. между Данией и Швецией за господство на Балтике. Малышева приводит имена персоналий, встречающихся в тексте книги, — они близки к именам персонажей шекспировского «Гамлета». Поэтому можно предположить, что Шекспир был знаком с этим трактатом и как-то его использовал.

В «Герценке» имеется Кабинет-музей западноевропейской книги ХVI—ХIХ вв., в котором есть раритеты. А недавно там стартовал проект «Шекспировская полка» <ШексПолка>.

«Mundum Theatrum» Ф. Йейтс

Издательство книжного магазина «Циолковский» выпустило перевод книги знаменитой английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис Йейтс (1899—1981) «Театр Мира» (оригинал «Theatre of the World», 1969 г.). Я уже писал о другом её известном труде «Джордано Бруно и герметическая традиция» (запись от 23.9.18). Картинки по запросуВ новой книге рассматриваются различные стороны такого интересного вопроса, как устройство зданий английских театров в шекспировскую эпоху. При этом большое внимание автор уделил двум знаковым фигурам того времени — Джону Ди и Роберту Фладду.

Ди родился в 1527 г., о своей учёбе в Кембридже он писал, что настолько горячо тянулся к знаниям, что все те годы спал только по четыре часа в в сутки, а остальное время (не считая еды и посещения церковной службы) тратил на учёбу. В третьей четверти столетия Джон Ди, его друзья и ученики составляли научное сообщество Англии. Через личное общение и переписку они поддерживали связь со всеми крупными учёными на континенте, собрали огромную библиотеку научных книг и рукописей. Были в курсе астрономии Коперника, подчёркивали значение математических подходов в изучении природы (а вот Ф. Бэкон их недооценивал); всё это создавало фундамент для последующей научной революции. Одновременно Ди уделял внимание астрологии и алхимии, спиритизму и магии, неоплатонической философии и религии — характерная для того времени синкретическая культура.

Другая заслуга Ди — распространение на Альбионе трудов архитекторов (Ветрувия, Леона Баттисты Альберти, Палладио). В некоторых европейских странах зодчество бурно развивалась, Британия же оставалась в этом отношении захолустьем. И дальше в книге рассматриваются архитектурные особенности построенных там театров (а также их влияние на развитие драматического искусства) во взаимосвязи с трактатом Фладда «Искусство памяти».

Л. Озеров о Шекспире у Пастернака

ОзеровЛев Адольфович Озеров (настоящая фамилия — Гольдберг; 1914—1996) — советский поэт и переводчик, критик, литературовед. Участник ВОВ, военный журналист. Профессор Литературного института, доктор филолог. наук. Выпустил более 20 прижизненных сборников, опубликовал множество стихотворных переводов, а также мемуарных очерков. В книге «Дверь в мастерскую» (Париж—Москва—Нью-Йорк: Третья волна, 1996) он, в частности, поведал о своём общении с Б.Л. Пастернаком.

Несколько цитат:

…С глазу на глаз, в обществе друзей и знакомых, он, всё более и более воодушевляясь, сияя и усиливая действие речи ему одному присущей юношески непосредственной и всегда неожиданной жестикуляцией, много и охотно говорил о жизни и о Шекспире, о Шекспире, вошедшем в его жизнь (с. 79).

Раздумья над Шекспиром Пастернак запечатлел в виде кратких заметок и писем к разным лицам. Есть основания полагать, что он был готов к большой книге о Шекспире. Это всё говорится к тому, что Пастернак не сумел реализовать многие свои замыслы… (с. 83).

Озеров приводит мысли самого Пастернака:

Шекспир объединил в себе далёкие стилистические крайности. Он совместил их так много, что кажется, будто в нём живёт несколько авторов (с.81).

…Сейчас, когда много переведено, я мог бы написать о нём нечто в виде предисловия или послесловия, но издатели больше доверяют доцентам и докторам, дипломированным узким специалистам (с.77 ).

М.М. Бахтин о Шекспире

Михаил Михайлович Бахтин (1895—1975) — отечественный филолог, философ и культуролог. БахтинАвтор всемирно известной книги «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (была закончена в 1940 г., а опубликована только четверть века спустя), в которой развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ввёл много новых понятий, например полифонизм, хронотоп, мениппея.

Отвечая в 1970 г. на вопрос редакции «Нового мира» о состоянии литературоведения, Бахтин высказал несколько мыслей о Шекспире. Приведу фрагменты:

Великие произведения в процессе своей посмертной жизни обогащаются новыми значениями, новыми смыслами; они как бы перерастают то, чем они были в эпоху своего создания.

Мы можем сказать, что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того «великого Шекспира», какого мы теперь знаем. Втиснуть в Елизаветинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя. О том, что каждая эпоха открывает в великих произведениях прошлого всегда что-то новое, говорил в свое время еще Белинский…

Шекспир использовал и заключил в свои произведения огромные сокровища потенциальных смыслов, которые в его эпоху не могли быть раскрыты и осознаны в своей полноте. Сам автор и его современники видят, осознают и оценивают прежде всего то, что ближе к их сегодняшнему дню. Автор — пленник своей эпохи, своей современности. Последующие времена освобождают его из этого плена, и литературоведение призвано помочь этому освобождению.

Всеволод Вишневский о Шекспире

Всеволод Витальевич Вишневский (1900—1951) — советский писатель и драматург, киносценарист, Вишневскийжурналист, военный корреспондент. Участвовал в Октябрьском восстании в Петрограде, в годы гражданской войны был пулемётчиком в Первой Конной армии, потом — командиром на Балтийском и Черноморском флотах. В 1929 г. написал пьесу «Первая Конная», затем ещё ряд пьес о революции: «Мы из Кронштадта», «Последний решительный», «Оптимистическая трагедия».

Говоря о творчестве Барда, он иногда, в духе того времени, подпадал под влияние вульгарно-социологических схем. Пьесы Шекспира, по его мнению, были «боевыми политическими ударами  по Елизавете», «линия Гамлета — это линия реакционная, линия гибнущей аристократии». Вместе с тем, у него есть и другого рода высказывания, например в статье «Упорно к новому искусству!» (1933):

Сейчас очень многие старательно выговаривают слово «реализм», не менее старательно они выговаривают выражение о необходимости «шекспиризировать», абсолютно не отдавая себе отчёта в том, что понятия «Шекспир» и «реализм» несовместимы. Шекспир… насквозь гиперболичен, чрезмерен, сверхреален или уходит куда-то всегда в сторону от реального. Так же как все большие художники, которые ищут грандиозных обобщений, слов, чувств, которые постоянно стремятся, оперируя отдельными видимостями, найти какое-то более высокое и сокровенное объяснение…

Это огромное стремление искусства к вечному, монументальному, охватывающему все процессы… познать, для чего всё существующее, откуда и зачем…

Загадочное Посвящение «Сонетов»

Как известно, в изданном в 1609 г. поэтическом сборнике

SHAKE-SPEARES

SONNETS

имеется странное по форме и плохо понятное по содержанию Посвящение. В нём после каждого слова стоит точка, других же знаков препинания нет (показано слева); к тому же некоторые слова и выражения сами по себе нельзя истолковать однозначно. Текст выглядит корявым и маловразумительным. Давно возникло убеждение, что тут использован некий шифр, который необходимо раскрыть, и уже предложено много гипотез.

ПосвСонетПосвСонетРимлАнглийский специалист по шекспировским сонетам К. Данкен-Джоунс обратила внимание, что именно так – заглавными буквами и с точкой после каждого слова — древние римляне делали надписи на надгробных плитах. А наш шекспировед М. Литвинова обнаружила, что Томас Кориэт (по И. Гилилову, это ещё одна маска Рэтленда) хорошо знал об этом: в своих «Нелепостях» Кориэт признался, что «скопировал много таких эпитафий, за что его даже прозвали «Пешеход—Могильный Камень». То есть просматривается какая-то связь Посвящения с «Кориэтовыми нелепостями».

Читать далее