Второе издание моей шекспировской книги

В издательстве «Спутник+» вышло второе, расширенное издание моей книги «Шекспир: лица и маски» (первое было в 2014 г.), которое стало втрое больше по объёму (227 стр.): добавлены многие новые статьи, внесены дополнения и в старые. Книгу можно приобрести в интернет-магазине издательства: <КупитьКнШекспир>.

————————————————————————————————————————-Верховский_обложка

————————————————————————————————————————-

СОДЕРЖАНИЕ

Вместо предисловия (рецензия на книгу И. Гилилова)

I. Шекспировы сонеты: загадка Посвящения

II. Гамлет. Смена караула

III. Шекспировская «Буря». Свистать всех наверх!

IV. Шекспир: лица и маски

V. Шекспир в «комнате смеха» Бена Джонсона

VI. Кто есть кто в пьесе Бена Джонсона «Всяк в своём нраве»

VII. Шекспир и другие в комедии Джонсона «Эписин»

VIII. Алхимия образов в пьесе Бена Джонсона «Алхимик»

IX. Лики Эрота. Заметки об отдельных сонетах Шекспира (18+)

X. «Кориэтовы нелепости» на русском

XI. Портретная рэтлендиана: факты и гипотезы

ПРИЛОЖЕНИЕ. Кто написал «Дон Кихота»?

ЛИТЕРАТУРА

Путеводитель по «Romeo and Juliet»

Вышла маленькая книга (100 с небольшим страниц) литературоведа Елены Михайловны Луценко, посвящённая знаменитой трагедии Шекспира. В ней освещены источники её сюжета, история сценических постановок, разъяснены малоизвестные факты и обычаи, нашедшие отражение в пьесе. Кроме того, раскрыты смыслы некоторых (очень немногих) из имеющихся в тексте разнообразных каламбуров и двусмысленностей (часто непристойных), в которых Бард, как известно, проявлял особую изощрённость. В общем, интересное и полезное издание.

Лучшему пониманию этого драматического произведения способствует и статья Дмитрия Травина «Шекспир как социолог» («Звезда», 2016, № 6). Приведу выдержки из неё:

…Ренессанс был эпохой бушующих бесконтрольных страстей. Страстей разрушительных… когда как жизни многих людей, так и нажитые трудами поколений состояния могли развеяться в прах из-за семейной ссоры, вражды кланов, борьбы за власть, столкновения амбиций и т. п. Ренессанс был эпохой непрерывных убийств, с трудом сдерживаемых городской властью… И горы трупов, которые громоздил на сцене Шекспир по ходу своих трагедий, были лишь малым фрагментом той страшной кровавой картины, что представала глазам его современников в реальной жизни…

Если у нас хватит смелости снять с Шекспира тот глянец, которым покрыла его современная культура, мы обнаружим под ним не повествование о прекрасных страстях, столь ценимых XXI веком, а рассказ о губительности всякой страсти (включая любовную) для нормального существования общества.

Тем не менее печальная повесть о Ромео и Джульетте стала символом романтической всепобеждающей любви.

Два писателя — о «Короле Лире»

В 1907 г. вышла брошюра Льва Толстого «О Шекспире и о драме. Критический очерк», в которой он толстойпопытался развенчать Барда, — по мнению яснополянского мудреца, «Шекспир не может быть признаваем не только великим, гениальным, но даже самым посредственным сочинителем». Для обоснования своей точки зрения Толстой наиболее подробно разобрал трагедию «Король Лир» и в итоге сделал о пьесе такой вывод:

Как ни нелепа она представляется в моем пересказе, который я старался сделать как можно беспристрастнее, смело скажу, что в подлиннике она еще много нелепее. Всякому человеку нашего времени, если бы он не находился под внушением тою, что драма эта есть верх совершенства, достаточно бы было прочесть ее до конца, если бы только у него достало на это терпения, чтобы убедиться в том, что это не только не верх совершенства, но очень плохое, неряшливо составленное произведение, которое если и могло быть для кого-нибудь интересно, для известной публики, в свое время, то среди нас не может вызывать ничего, кроме отвращения и скуки.

А несколькими годами раньше, в 1904-м, увидел свет сборник эссе «Разум цветов» младшего современника Толстого бельгийского писателя, драматурга, философа-моралиста Мориса Метерлинка (1862—1949). Одно из них называлось «По поводу Короля Лира». Он писал: Метерлинк

Можно утверждать, просмотрев литературу всех времен и стран, что трагедия старого короля является драматической поэмой наиболее могучей, обширной, волнующей и напряженной, какая когда-либо была написана на земле. Если бы с высоты другой планеты спросили нас, какую пьесу следует считать представляющей наш гений, синтетической, прототипом человеческого театра, пьесой, в которой идеал наивысшей сценической поэзии воплощен с наибольшей полнотой, то мне кажется несомненным, что, посоветовавшись со всеми поэтами нашей земли, лучшие знатоки дела указали бы единогласно на «Короля Лира».

Не касаясь существа спора, ещё раз уясним: художественное произведение — не теорема Пифагора, его восприятие в большой степени субъективно. Можно соглашаться с общепринятыми мнениями, а можно и нет.

Шекспир и венецианское гетто

В декабре в Венеции пройдёт фестиваль под названием «Шекспир в гетто: читаем Венецию справа налево». В задачу его участников будет входить «перечитывание» Венеции через призму еврейской литературы. Помогать им в этом будут преподаватели из Европейского университета Санкт-Петербурга, Университета Хельсинки, Сорбонны и Университета Ка’ Фоскари (Венеция). В программу входят, например, такие темы: «Шекспир в гетто: Шейлок возвращается в Венецию», «Рыцари на улицах гетто: идишская поэзия эпохи Ренессанса»», «Музыка венецианского гетто: еврейско-итальянские песни и танцы эпохи Ренессанса»<ШекспирГетто>.

ВенецГеттоНаверное, мало кто знает, что Шекспир (настоящий Шекспир, а не актёр Шакспер) действительно бывал в венецианском гетто (в прошлом году этому гетто исполнилось 500 лет) — специально заходил в него, посещал тамошние синагоги, беседовал с раввинами на религиозные темы. А главное, записал, а потом издал свои впечатления. Речь идёт о вышедшей в 1611 г. в Лондоне большой книге «Кориэтовы нелепости» («Coryats Crudities») Томаса Кориэта. В ней автор-англичанин рассказал о своём путешествии на Континент, причём особое внимание уделил описанию Венеции. Есть много указаний на то, что за маской «Кориэт» скрывался граф Рэтленд, и он же в большой степени ответствен за шекспировские творения.

Недавно у нас издан перевод этой книги: У.Шекспир. «Дневник европейского путешественника» (я писал о данном событии <КориэтРусск>). Но ещё до его выхода я сам перевёл небольшой фрагмент из «Coryats Crudities» — как раз про венецианское гетто, и мой перевод (под редакцией Ирины Кант) представлен на этом сайте: <ГеттоПерев>.

Уайтхед и Гениева о Шекспире

УайтхедЗабавыКак известно, с 30-х годов в нашей стране шекспировский вопрос официально не обсуждался, литературоведы строго придерживались стратфордианской версии. И всё же эта тема не была полностью исключена, какие-то обходные пути имелись. Так, издательство «Книга» в 1986 г. выпустило перевод книги Джона Уайтхеда «Серьёзные забавы»  (оригинал  «This Solemn Mockery», L., 1973). В ней рассмотрены несколько известных науке случаев громких мистификаций. 

Говоря о Шекспире, Уайтхед кратко осветил историю сомнений в авторстве актёра и ростовщика из Стратфорда, перечислил основные версии, кандидатов, а затем более подробно остановился на двух из них — бэконианской и марловианской. Уайтхед (р.1934) — английский библиограф, историк и популяризатор (он автор работы «Хранитель Грааля» о короле Артуре и его рыцарях, а также о возникновении цикла легенд о них).

Развёрнутое предисловие под названием «Дерзостный обман» к этому изданию подготовила канд. филол. наук Е.Ю. Гениева (она же была рецензентом). Е.Ю. не только раскрыла суть шекспировского вопроса и показала его актуальность, но и обсуждала явление литературной мистификации в целом, говорила о его его Гениевавозможных причинах. 

Напомню: Екатерина Юрьевна Гениева (1946—2015) — наш известный культурный и общественный деятель, доктор филол. наук, Генеральный директор Всероссийской библиотеки иностранной литературы с 1993 по 2015 год (всего в этом учреждении она проработала 43 года). В заключительный период своей жизни Гениева нередко выступала с лекциями о шекспировской проблеме, в которых отстаивала обоснованность нестратфордианских подходов (одну из её лекций я посетил).

Сонеты Барда: переводческий бум

После недавней статьи в «Литературной газете» о массовом увлечении переводить сонеты Шекспира (я писал о ней: <СонетыЛГ>) к этой теме обратилось и другое культурологическое издание «НГ-EX LIBRIS» (от 20.4.17). Литератор Андрей Кротков в публикации под выразительным названием «Тихое помешательство» отмечает, что «за последние полтора десятка лет общее количество полных русских переводов сонетного цикла перевалило за 200 — если учитывать версии, выложенные в Сеть… Примерно 10—12 сумели добраться до печатного станка…» И делает неутешительный вывод: «большинство переводческих версий плохи».СонетыМаршак

Далее Кротков раскрывает своё понимание поэзии Барда. Он утверждает, «…что на общем фоне шекспировского наследия сонеты выглядят достаточно скромным приложением, что они давно просмотрены на свет, развинчены на мелкие детали, откомментированы крест-накрест и по диагонали, сверху донизу и снизу доверху, что никаких тайн и загадок в них нет». И потому думает, что за новыми переводами кроется желание «освятить именем Шекспира невообразимую графоманскую чепуху на русском языке» (ну да, а попытки опровергнуть теорию относительности вызваны стремлением «освятить именем Эйнштейна» лженаучный бред).

Конечно, люди разные, неодинаковы и мотивы их действий, но не это главное. Автор статьи не видит, что весь сборник сонетов, отметивший своё 400-летие, — это одна огромная загадка, в нём мало что понятно. Да и сам Шекспир окружён тайной, а она, как известно, притягивает и манит. Тут сейчас идут большие споры, выдвигаются смелые гипотезы. В этой атмосфере брожения идей кажутся естественными повышенный интерес к сонетам (как наиболее автобиографическим произведениям) и попытки многих авторов дать свои русскоязычные версии; среди них наверняка имеются талантливые, подготавливающие почву для качественного скачка. Так что, перефразируя Анну Ахматову, можно сказать: две сотни переводов шекспировского цикла — хорошее достижение русской культуры.

Кстати, этот же номер «НГ-EX LIBRIS» содержит большую статью Владимира Хохлева «А Призрак был?» на тему «Гамлета» — разбирается версия, что появления Призрака были инсценировкой. Я ранее изложил своё предположение, что это действительно была инсценировка, а роль тени отца Гамлета исполнял загримированный стражник Франциско: <ПризрФранциско>.

О пьесе Бена Джонсона «Алхимик»

алхим

The Alchemist in Search of the Philosophers Stone, 1771 by Joseph Wright.

Написал новую статью — про комедию Джонсона «Алхимик», поставленную в 1610 году. Бенджамин Джонсон (1573—1637) считается одним из трёх крупнейших – наряду с Шекспиром и Марло – драматургов елизаветинско-яковитской эпохи. Его творчество (он и поэт) интересует меня, в первую очередь, вот чем: как сатирик, он любил изображать в персонажах реальных лиц, и это был шекспировский круг людей — кто бы ни был Шекспиром в действительности. Поэтому его тексты имеют большое значение для решения проблемы авторства.

О пьесах Джонсона я раньше уже написал три статьи:

ШЕКСПИР В «КОМНАТЕ СМЕХА» БЕНА ДЖОНСОНА <Комната смеха> ;

WHO IS WHO В ПЬЕСЕ БЕНА ДЖОНСОНА «ВСЯК В СВОЁМ НРАВЕ» <ВсякВсвоем> ;

ШЕКСПИР И ДРУГИЕ В КОМЕДИИ ДЖОНСОНА «ЭПИСИН» <Эписин> .

В «Алхимике» разоблачается пагубная страсть к наживе, а также высмеиваетсяКартинки по запросу Ben Johnson The Alchemist
легковерие людей, желающих во что бы то ни стало разбогатеть и становящихся жертвами хищных обманщиков. Как отмечают литературоведы, действие развертывается на фоне конкретно показанной житейской обстановки, точно описанных нравов и обычаев того времени, острых деталей и намеков на злободневность.

Могу добавить от себя, что это очень живая и остроумная пьеса, чтение которой доставляет удовольствие (безотносительно к шекспировскому вопросу).

СТАТЬЯ

Алхимия образов в пьесе

Бена Джонсона «Алхимик»

представлена на этом сайте: <АлхимикБена>.

Десять лет без Ильи Гилилова

26 марта 2007 г. покинул бренный мир Илья Менделевич Гилилов. А ещё десятью годами раньше увидела свет его знаменитая книга, вызвавшая потрясение в культурной сфере.

Вот как писала в РЖ журналист Анна Берникова <Берникова> после выхода первого издания «Игры…» (несколько фрагментов):

Любезные читатели! Приходилось ли вам, взрослым людям, менять свои,
сложившиеся с годами, подтверждённые жизненным опытом, убеждения, когда судьба вас ставила перед несомненной, хотя и невероятной истиной? Что вы ощущали, наблюдая, как летит кувырком всё, что составляло основу вашего мировоззрения, — страх? растерянность? А потом, войдя в другую реальность, не чувствовали ли вы внутреннее обновление и желание начать новую жизнь? Если да, то вы — счастливый человек. Если нет, то у вас есть шанс испытать это, прочитав книгу И. Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса».

ГилиловФОТО…Три ночи читала я это удивительное литературное исследование. На своем веку мне довелось прочесть немало детективов, и могу поклясться, что сюжет книги достоин пера Агаты Кристи, не говоря о Конан Дойле. Но иногда жизнь подбрасывает загадки поудивительней, чем запутанные убийства, мастерски раскрываемые великими сыщиками. Такова история и величайшего в мире обманщика, почти четыре века морочившего человечество… В этом спектакле задействованы ВСЕ, кому знакомо ЕГО имя. Имя этого человека — ШЕКСПИР. 

Читать далее

Прошлый юбилей Шекспира

В 1964 г. мир отмечал четырёхсотлетие Шекспира. О том, как это происходило в нашей стране, полвека спустя вспоминал историк театра, специалист по творчеству Барда Алексей Вадимович Бартошевич <Бартошевич>:Бартошевич

…Театры по всему Союзу начали заранее готовить шекспировские постановки. Но, на беду, примерно за полгода до юбилея, осенью 1963-го, Никита Сергеевич устроил очередную встречу с интеллигенцией. Сперва он держал речь по-писаному, но потом, как бывало, перешёл к импровизациям и скоро добрался до репертуара театров. Хрущёв упрекал театры в том, что вместо современных пьес о трудовых подвигах рабочего класса и колхозного крестьянства они предпочитают ставить классику: «Как ни придёшь во МХАТ, там все шотландскую королеву на эшафот ведут. Зачем вам эта Мария Стюарт? Снимите вы её, уберите с афиши. Старик Шекспир на нас не обидится!»

Само собой понятно, что никто из руководящих товарищей не посмел сказать первому секретарю, что «Марию Стюарт» написал никакой не Шекспир, а вовсе даже Шиллер. А скорее всего они и сами не знали. И — это самое смешное — начальство принялось выкидывать из репертуарных планов театров пьесы Вильяма нашего Шекспира. В итоге, когда совсем накануне юбилея спохватились, увидев, как готовятся к торжеству во всех странах, стало уже поздно. Наскоро устроили в Большом театре юбилейное заседание с длинными и скучными докладами, ровно ничем не отличавшееся от всех прочих казённых толковищ. Новых же спектаклей на сценах почти не было. Времени ставить их не оставалось.

Как известно, вскоре после этого Shakespeare Geist отомстил Никите Сергеевичу.

А вот в Великобритании даже «битлы» приняли участие в торжествах — выступили со сценкой из шекспировского «Сна в летнюю ночь» (Акт V, сцена 1) в рамках специальной телепрограммы «Один час с Beatles».

Битлз

Я тогда учился в 9-м классе и ничего шекспировского не запомнил. Но один мой одноклассник утверждает, что хорошо помнит тогдашнюю передачу по телевизору — в ней обсуждался шекспировский вопрос, причём один из участников отстаивал версию Рэтленда. Интересно, кто бы это мог быть?

Сонеты. Пожалеем Шекспира?

В «Литературной газете» от 25 января статья Елены Беляковой «Бедный, бедный Шекспир»:<БеляковаСонеты> с подзаголовком: Как горе-переводчики убивают Шекспира. Автор озабочен тем, что в последние десятилетия множество людей увлеклись переводами шекспировских сонетов. Она пишет: 

Создаётся впечатление: каждый, осиливший рифму «любовь-морковь» и «розы-морозы», считает, что пришла пора «замахнуться на Вильяма нашего Шекспира». И замахиваются, хотя качество этих текстов заставляет усомниться в том, что их авторы брали в руки оригинал или хотя бы самоучитель английского языка. Рецепт изготовления подобного «шедевра» прост: берут перевод Маршака, часть слов заменяют синонимами, немного меняют порядок строк, разбавляют фразами из переводов других авторов, слегка перемешивают – и вот, новый перевод! …Горе-переводчики убивают Шекспира, убивают саму поэзию. Поэт защитить себя не может, значит, это должны сделать все мы: издатели – объявить мораторий на публикацию новых переводов Шекспира лет на 20… а законодатели – подумать о способах привлечения к ответственности плохих переводчиков и недобросовестных издателей.

Пафос статьи Беляковой: уже есть идеал — переводы С.Я. Маршака, и другие просто не нужны. Но ведь теперь ясно, что труд Маршака — это талантливая адаптация Шекспира для массового читателя и «для семейного чтения» (ибо некоторые вещи у Барда 18+). Маршак выполнил свою историческую миссию: благодаря ему лирика Шекспира «стала фактом русской поэзии».

Однако стремление глубже проникнуть в сонеты и точнее выразить их на русском языке неистребимо, поэтому появлялись и будут возникать впредь новые версии (особенно теперь, когда многие с детства овладевают английским). Конечно, тут и чисто любительские, низкокачественные тексты, но и серьёзные работы (некоторые из них представлены, например, в сборнике «Уильям Шекспир. Сонеты. Антология современных переводов». СПб.: Азбука-классика, 2007).

СонетАнтолог

В заключение приведу мысли (с сайта ПОЭЗИЯ РУ) двух известных переводчиков английской поэзии той эпохи — Юрия Лифшица (он написал и трактат: «Как переводить сонеты Шекспира. Краткое практическое руководство»и Александра Лукьянова.

Ю. ЛИФШИЦ: …Но сонеты переводить уже не стоит. Это поле слишком затоптано. На нём давно уже не растут даже плевелы.

А. ЛУКЬЯНОВ…Шекспир ещё ждёт своего переводчика, сочетающего в себе истинно английский слог, высочайшую русскую поэзию, точность образов и многосторонность мысли. Пока что никто этого не достиг.

Ну а я могу лишь повторить своё мнение: приблизиться к правильному пониманию сонетов станет в принципе возможно только после того, как будет выяснено, кто именно их сочинил — слишком уж личный характер носят многие стихотворения.