Реакция на опыты Миллера в СССР

Итак, в 1925 г. в журнале УФН напечатали перевод статьи Дейтона Миллера «Эфирный ветер», где автор утверждал, что обнаружил движение Земли относительно эфира (см. предыдущую запись). Опираясь на результаты Миллера, А.К. Тимирязев в том же году в журнале «Под Знаменем Марксизма» поместил свою статью  «Экспериментальное опровержение теории относительности».

Сын ботаника и физиолога, известного дарвиниста Климента Аркадьевича Тимирязева (1843—1920) физик Аркадий тимирзяевКлиментьевич Тимирязев (1880—1955) был одним из главных противников СТО в СССР. Он состоял в партии и занимал ряд ответственных постов. С середины 20-х годов возглавлял кафедру истории физики на физфаке Моск. ун-та (тогда он ещё не назывался МГУ); сам в основном занимался статистической физикой, но любил обсуждать общие, философские вопросы, обвинял новейшую физику в идеализме. 

В декабре 1925 г. на пятом съезде физиков Тимирязев сделал доклад об опытах Д. Миллера. В знак протеста Л.И. Мандельштам вышел из оргкомитета съезда и отказался участвовать в его работе; негативно высказались также А.Ф. Иоффе и Я.И. Френкель, некоторые другие. Эти события нашли отражение в студенческом фольклоре — в стихах, автором которых был П.С. Кудрявцев, позже ставший известным историком физики; там были такие строки:

Читать далее

Дейтон Миллер и эфирный ветер

Среди противников СТО всегда было много сторонников эфира, немало их имеется и сейчас. Как известно, Альберт Майкельсон пытался экспериментально выявить движение Земли относительно неподвижного эфира, то есть обнаружить т.н. эфирный ветер, но безуспешно. В 1881 г. он писал: «Итак, было продемонстрировано, что результат, предсказываемый гипотезой неподвижного эфира, не наблюдается, откуда с необходимостью следует вывод о том, что данная гипотеза ошибочна». Позднее Майкельсон неоднократно повторял свой опыт, последний раз в 1929 г. (с тем же итогом).

Подобные опыты ставили и некоторые другие физики, в частности американец Dayton Clarence Miller (1866-Д.Миллер-1941) — акустик, один из пионеров использования Х-лучей. Миллер осуществил (сам и с коллегами) в течение первых трёх десятилетий прошлого века несколько экспериментов (типа Майкельсоновых) и пришёл к выводу, что эфирный ветер таки существует и, значит, СТО неверна. (В апреле 1921 г. Эйнштейн впервые приехал в США, и тогда же распространился слух, что Миллер получил ненулевой результат; услышав об этом, Эйнштейн произнёс свою знаменитую фразу: Herr Gott ist raffiniert, aber boshaft; Господь Бог изощрён, но не злонамерен; God is subtle but he is not malicious.)

В 1925 г. Миллер прочёл доклад в Вашингтоне, в котором утверждал, что наличие эфирного ветра установлено им окончательно и бесповоротно. Перевод статьи Миллера «Эфирный ветер» был напечатан в советском журнале УФН, что вызвало бурную реакцию в нашей стране (об этом я напишу отдельно). 

Однако в дальнейшем перепроверки результатов Миллера показали, что они были следствием статистических ошибок и неучёта влияния температуры. 

«Физики о себе». Л.А. Арцимович

КнФизикиОсебеВ 1990 г. в ленинградском отделении изд-ва «Наука» вышла книга «ФИЗИКИ О СЕБЕ«. Это сборник автобиографий крупнейших советских физиков, избранных в Академию наук СССР в период 1917—1946 гг. Они дополнены отзывами об их трудах и воспоминаниями о них. В книге можно встретить много интересных моментов.

В качестве примера я выбрал Льва Андреевича Арцимовича (1909 1973). Он занимался атомной и ядерной Арцимовичфизикой, разработал электромагнитный метод разделения изотопов, был непосредственным участником советского атомного проекта. Крупнейший специалист в области физики плазмы и управляемого термоядерного синтеза, с 1951 г. бессменный руководитель в этой области; академик с 1953 г. Известен приписываемый Арцимовичу афоризм: «Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт».

Приведу цитату из воспоминаний чл.-корр. А.И. Алиханьяна (1978 г.), с. 343:

Однажды президент Академии наук М.В. Келдыш позвонил Л.А.Арцимовичу домой и попросил дать ему текст предстоящего доклада Льва Андреевича о перспективах развития астрофизики у нас в стране и в мире. На это Лев сказал: «Мстислав Всеволодович, я докладываю без заранее написанного текста, так что содержание Вы услышите». Через полчаса вновь раздался звонок президента, который сказал, что всё-таки хочет знать, о чём будет говорить Лев Андреевич, касаясь перспектив развития астрономии, и настаивает на своём требовании. Тогда произошло непредвиденное. Лев Андреевич сказал: «Если это Вас так интересует, то купите бутылку коньяка и приезжайте ко мне». Встреча состоялась…

«Нобеллы» венгерского химика

Издательство Международного Информационного Нобелевского Центра выпустило книгу:

Иштван Харгиттаи

НАШИ ЖИЗНИ: встречи учёного

Перевод с англ. д.ф.-м.н., проф. Э.И. Федина (1926—2009); под ред. д.т.н., проф. В.М. Тютюнника. Тамбов–Москва—СПб.—… , 2019, 328 с. Обложку можно увидеть здесь: <ХаргиттаиОбложка>.

И. Харгиттаи (р. 1941) — известный учёный-химик, заслуженный профессор Будапештского университета Картинки по запросу Харгиттаитехнологий и экономики, член многих академий, автор нескольких монографий, главный редактор журнала «Структурная химия». О его (нередко совместно с женой Магдолной, тоже химиком) научной, а также популяризаторской и просветительской деятельности я писал: <>, <>, <>.

Слово «нобелла» придумал я сам, соединив Нобель и новелла, — полагаю, оно хорошо отражает жанр вышедшей книги. Она состоит из 19 глав-новелл, и сам автор, который специально встречался со многими крупными учёными, нобелевскими лауреатами (беседы с ними отражены в серии его книг «Candid Science»), дал такое пояснение (с. 9): «Каждая глава названа именем учёного — лауреата Нобелевской премии — химика, физика или биомедика, и освещает что-либо из его деятельности. Повествование разветвляется и на другие личности, а в большинстве случаев — на некоторые эпизоды из моей жизни или жизни моих друзей… Книгу нельзя рассматривать как автобиографию — скорее, это коллаж…»

В результате возникла удивительная сага о научном творчестве, взаимоотношениях учёных, социальных и политических событиях прошлого века, в том числе самых страшных и трагических.

Читать далее

Энтузиаст СТО Орест Хвольсон

Одним из первых среди российских физиков убеждённым сторонником и пропагандистом СТО стал Орест Данилович Хвольсон (1852—1934). Уже в 1909 г. в статье «Успехи физики в 1908 г.» (в журнале РФХО) он Хвольсон1говорил об этой теории, как наиболее крупном достижении последних лет; в 1912 г. написал обстоятельный обзор. Хвольсон признавал «непостижимую странность» выводов СТО, которая затрудняет её восприятие, и потому особое внимание старался уделять анализу физических основ теории. Ему принадлежит и первая научно-популярная брошюра «Принцип относительности: Общедоступное изложение» (1913). Затем, в 1922 г. в Петрограде вышла его небольшая книга «Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание». Так что он внёс большой вклад в продвижение релятивизма в России (противоречивость теории его не остановила).

Хвольсон родился в Санкт-Петербурге в семье известного учёного-историка, лингвиста, гебраиста. Орест закончил в 73 г. физ.-мат. факультет ун-та в СПб. с золотой медалью и в 76 г. начал там чтение лекций в качестве приват-доцента.  В 80-м защитил докторскую диссертацию, в 90-м становится экстраординарным профессором.

Труды Хвольсона касались почти всех разделов физики. Но после 96 г. он занимался главным образом составлением своего пятитомного «Курса физики», который долгое время служил основным пособием в советских вузах и был переведён на немецкий, французский и испанский языки. В одной из своих работ Эйнштейн назвал его «превосходным учебником физики».

Читать далее

Читая «Эйнштейновский сборник»

ЭйнСборникВ 1966 г. (я как раз кончил школу) изд-во «Наука» начало выпускать «Эйнштейновские сборники» со статьями отечественных и зарубежных авторов на темы, связанные с жизнью и творчеством А. Эйнштейна. В редколлегию входили известные учёные, например (в 80-е годы) академики В.Л.Гинзбург, А.А.Логунов, М.А.Марков, Г.И.Наан, теоретики, историки физики В.П.Визгин, И.Ю.Кобзарёв, Г.Е.Горелик.

Сборники появлялись примерно раз в один-два года; последний, 15-й по счёту, увидел свет в 1990-м, после чего в связи с общим кризисом их издание прекратилось (и затем уже не возобновилось). В этих книгах содержится много ценных материалов, а один из них сыграл особую роль в моих размышлениях о релятивизме.

В ноябре 1986 г. я купил вышедший из печати очередной сборник (1982—1983), где была представлена первая часть популярной лекции, прочитанной Эйнштейном в Японии 19 октября 1922 г. и посвящённой СТО. В ней лектор «на пальцах» разъяснял (с. 9) основное противоречие, вытекающее из двух его постулатов (равноправия всех инерциальных систем и постоянства скорости света). Он говорил о мысленном эксперименте с двумя движущимися относительно друг друга наблюдателями; там один световой импульс проходит за 1 секунду расстояние С, а другой — меньшее расстояние (С—V), и значит, их скорости оказываются неодинаковыми. Именно стремясь разрешить данное противоречие, Эйнштейн измыслил свою СТО.

Читать далее

П.Л. Капица о науке и лженауке

http://to-name.ru/

Пётр Леонидович Капица (1894—1984) — выдающийся физик и инженер, основатель и директор Института физических проблем, академик с 1939 г. В 1978 г. получил Нобелевскую премию за открытие сверхтекучести жидкого гелия.

Всего за несколько дней до начала войны (17 июня 1941 г.) он опубликовал в газете «Правда» статью «ЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ТЕХНИКИ», в которой обсуждал вопросы наилучшей организации науки в стране. Приведу фрагмент (цит. по кн. П.Л. Капица. «Эксперимент, Теория, Практика». М.: Наука, 1974, с. 80):

Мне часто кажется, что как будто мы в научной среде даже боимся дебатов и определённых оценок. Может быть, это потому, что мы ещё считаемся с ложным самолюбием, основанном на неправильном представлении, будто хороший учёный не может ошибаться, ибо «ошибка» его должна дискредитировать. Мы как будто забываем, что «только тот не ошибается, кто ничего не делает». Ведь всякая научная истина сегодняшнего дня может быть завтра дополнена или изменена, ибо мы находимся в состоянии непрерывного приближения к познанию истинной природы вещей. Только преодолевая ошибку за ошибкой, вскрывая противоречия, мы получаем всё более близкое решение поставленной проблемы.

И тут Пётр Леонидович даёт своё определение лженауки:  

Ошибки не есть ещё лженаука. Лженаука — это непризнание ошибок. 

Оно перекликается со словами Сенеки Старшего: «Errare humanum est, stultum est in errore perseverare» «Человеку свойственно ошибаться, но глупо упорствовать в своих ошибках».

Всё же думаю, что критерий Капицы слишком максималистский: случаи, когда учёные публично признают свои ошибки, крайне редки.

«Жизнь науки». Иоганн Кеплер

КнЖизньНаукиВ 1973 г. изд-во «Наука» выпустило в серии «Классики науки»  большой том «ЖИЗНЬ НАУКИ. Антология вступлений к классике естествознания». В нём собраны предисловия к основополагающим трудам 95 учёных от эпохи Возрождения до середины 20 века; каждому из них предпослана краткая биография творца и его портрет. Составил книгу и подготовил биографические очерки наш известный учёный-физик и просветитель, бессменный ведущий (с 1973 года) научно-популярной телепередачи «Очевидное-невероятное», главный редактор журнала «В мире науки» капицапрофессор Сергей Петрович Капица (1928—2012).

В своём введении Капица отметил, что сборник даёт уникальную и вдохновляющую картину возникновения и развития науки, раскрывают мотивы и методы работы великих ученых. Предисловия обычно пишутся для широкого круга читателей, и многие из них можно рассматривать как высшие образцы научной прозы, объединяющие области образно-художественного и точного мышления.

Да, эта коллекция текстов углубляет наши представления и о развитии науки, и о психологии учёных. В качестве иллюстрации приведу фрагменты из предисловия Иоганна Кеплера к его знаменитому трактату «НОВАЯ АСТРОНОМИЯ», изданному в Праге в 1609 г.

Читать далее

100 лет эйнштейновского мифа

А не замахнуться ли нам на Альберта, понимаете ли, нашего Эйнштейна? А что? И замахнёмся!

Публикация СТО в 1905 г. не сделала Эйнштейна знаменитым за пределами немецкоязычного мира: её мало кто понял. Десять лет спустя этот физик предложил ОТО, но шла война, обмен информацией был затруднен. Всё же профессор-астроном в Кембридже Артур Стэнли Эддингтон узнал о ней из письма голландского коллеги, и эта теория произвела на него столь большое впечатление, что он стал думать, как бы её экспериментально подтвердить.

Эйнштейн и Эддингтон. Кембридж, 1930 г.

Эйнштейн и Эддингтон. Кембридж, 1930 г.

Одно из предсказаний ОТО: отклонение луча света от далёкой звезды в поле тяготения Солнца должно отличаться по величине от значения, которое даёт теория Ньютона. В принципе, этот сдвиг можно измерить во время полного солнечного затмения. Но они случаются нечасто, и одно из ближайших должно было произойти в мае 1919 г. (и быть наблюдаемым в южном полушарии).

Эддингтон организовал две экспедиции — одну в Бразилию, другую в Африку (с его личным участием). Трудность состояла в том, что предсказанный ОТО эффект мал (сдвиг на фото около 1/60 мм), а точность приборов не очень высока. Всё же, потратив несколько месяцев на анализ и обработку полученных данных, Эддингтон пришёл к выводу, что зафиксирована именно предсказанная Эйнштейном величина сдвига.

Читать далее

Полтора века «Nature»

:

Без науки не было научных журналов, но верно ли обратное утверждение? Возможна ли наука без научных журналов? Очевидно, журналы не есть нечто обязательное. Во времена зарождения современной науки их не было, тогда существовали лишь книги. Коперник и Галилей, Ньютон и Декарт публиковали свои взгляды на устройство мира в виде развёрнутых тезисов, написанных на латыни. Эти материалы, переходя из рук в руки, медленно распространялись по Европе и изменяли сознание людей.

Читать далее