Полтора века «Nature»

:

Без науки не было научных журналов, но верно ли обратное утверждение? Возможна ли наука без научных журналов? Очевидно, журналы не есть нечто обязательное. Во времена зарождения современной науки их не было, тогда существовали лишь книги. Коперник и Галилей, Ньютон и Декарт публиковали свои взгляды на устройство мира в виде развёрнутых тезисов, написанных на латыни. Эти материалы, переходя из рук в руки, медленно распространялись по Европе и изменяли сознание людей.

Читать далее

СТО: Эйнштейн и сотоварищи

В книге «Тематический анализ науки» (М.: Прогресс, 1981) известного специалиста по истории и методологии науки, профессора Гарвардского университета Джеральда Холтона есть статья «Мах, Эйнштейн и поиск реальности». Там, в частности, говорится, как отнеслись к теории относительности Эйнштейна его коллеги (с. 87):

…по недоразумению судьба лишила Эйнштейна поддержки со стороны именно тех людей, которых он ценил в самой высокой степени и на понимание и одобрение которых, казалось, вполне мог рассчитывать. Такая ситуация случается иногда в науке. Кроме Маха, к этим учёным следует отнести ещё четырёх: Анри Пуанкаре, который вплоть до своей смерти в 1912 г. лишь один раз снизошёл до того, чтобы упомянуть имя Эйнштейна в печати, и то только для того, чтобы высказать возражение; Г.А. Лоренца. который лично оказывал Эйнштейну всяческую поддержку, однако не мог принять полностью теорию относительности; Макса Планка, чья поддержка СТО была безоговорочной, но который высказывал сопротивление идеям ОТО Эйнштейн… и, наконец, А.А.Майкельсона, который до конца дней своих не верил в теорию относительности, а однажды даже сказал Эйнштейну о своём сожалении, что его собственная работа, возможно, способствовала появлению этого «чудовища».

Но СТО возникла не на пустом месте — в качестве фундамента ей послужили преобразования Лоренца:

ТОсхема

К несчастью, в них была допущена грубая ошибка: потерян масштабный множитель, одинаково влияющий на все координаты.

Читать далее

Таблица Менделеева и многомерие

ЧернышевСКандидат техн. наук, профессор МАТИ Сергей Леонидович Чернышев — мой школьный товарищ, одноклассник. Окончив факультет радиотехники и кибернетики Физтеха, он занимается математическим моделированием, вопросами метрологии и надежности. Автор более 70 научных работ, и ранее я уже писал о некоторых его книгах (записи от 28.12.16 и 12.01.17).

И вот в юбилейный менделеевский год он выпустил новый солидный труд «Четыре измерения Периодической системы элементов». Приведу аннотацию:

Обложка Чернышев С.Л. Четыре измерения Периодической системы элементовИсследуется гипотеза о том, что результаты самоорганизации сложных объектов, характеризуемых порядковыми номерами, обусловлены размерностью пространства, в котором происходит взаимодействие элементов. Учет размерности пространства при классификации элементов позволяет получить новую информацию о физических, химических и биологических свойствах вещества.

Выявлены новые свойства элементов, проявляющиеся в одномерном и двумерном пространствах. Показана неднозначность строения атомов и сложные взаимосвязи моделей и процессов их преобразований. Определены относительные размеры моделей атомов и прогнозируемых ионов в пространствах различных размерностей. Проанализированы свойства сверхтяжелых химических элементов, а также свойства элементов в гипотетическом четырехмерном пространстве.

Выделена роль обобщенных золотых пропорций, обобщенных чисел Фибоначчи и фигурных чисел в структуре Периодической системы элементов.

Я не буду давать своих комментариев (не копенгаген), а отошлю к отзыву о книге доктора техн. наук профессора Л.К. Исаева в журнале «Законодательная и прикладная метрология» (2019, № 2): <О_книге>.

Идеи Феликса Клейна и физика

Выдающийся немецкий математик и педагог Феликс Клейн (1849—1925) в 1872 г. при вступлении в должность профессора университета в Эрлангене прочёл лекцию, получившую название «Эрлангенской программы». На мой взгляд, именно изложенная в ней Клейном ФелКлейнклассификация разных геометрий (раскрывающая их иерархию) может служить тем общим принципом, который позволит понять наличие в природе разных типов взаимодействий. Об этом я писал во второй главе своей брошюры (2000):  <Мемуар по относительности и единой теории поля>.

Сам Клейн очень интересовался физикой, но его возможности применить свою геометрическую концепцию к ней были ограничены. Во-первых, в его время физика ещё была недостаточно развита для большого синтеза (о некоторых типах взаимодействий даже не знали). А во-вторых, он основывался на СТО с её неверной группой преобразований, что создавало ему непреодолимое препятствие для прорыва.

Вообще, именно Феликс Клейн в наибольшей степени повлиял на моё математическое развитие. В прошлом году я изложил важную гипотезу, которая развивает подход этого провидца, — см. мою статью «Истинная геометрия природы»:  <ГеометПрирод>.

В 1975 г. вышла маленькая (112 стр.) монография нашего историка физики проф. Владимира Павловича Визгина «ЭРЛАНГЕНСКАЯ ПРОГРАММА» И ФИЗИКА (М.: Наука). Я к ней часто обращался, так что мой личный экземпляр уже изрядно истрепался. И вот URSS выпустило второе издание, исправленное и дополненное (М.: ЛЕНАНД, 2019). Вижу, что добавились предисловие и список литературы, появившейся после выхода первого изд.; в основном же тексте я изменений не обнаружил.

Д.И. Менделеев в жизни

Памятник Дмитрию Ивановичу возле его периодической таблицы на стене ВНИИ метрологии им. Менделеева в Санкт-Петербурге

Памятник Дмитрию Ивановичу возле его Периодической таблицы на стене ВНИИ метрологии им. Менделеева в Санкт-Петербурге

В Питере в рамках Международного года Периодической таблицы химических элементов, которой исполнилось 150 лет, прошёл XXI Менделеевский съезд по общей и прикладной химии. Состоялись 10 русскоязычных и 5 англоязычных сессий, причём они были посвящены не только химии, но и другим областям — астрономии, медицине, информатике. Научные идеи учёного (кстати, не ставшего академиком и нобелевским лауреатом) успешно развиваются.

Да и сама личность Менделеева в высшей степени интересна и самобытна. У меня есть несколько книг о нём, приведу две выдержки из сборника «Д.И. Менделеев в воспоминаниях современников» (М.: Атомиздат, 1973).

Сын учёного Иван Дмитриевич Менделеев (1883—1936) (с. 209):

Когда после домашнего начального образования я поступил в среднюю школу, отец сознательно предостерёг меня от увлечения формальными «успехами» и «отметками»:

«Школьные успехи ничего не предрешают. Я замечал, что «первые ученики» обыкновенно в жизни ничего не достигали: они были слишком несамостоятельны. Когда я учился в средней школе, я был постоянно в хвосте. Меня переводили по снисходительности, из уважения к отцу-педагогу. По всей вероятности, теперешнюю школу с её формалистикой я так бы и не кончил. Правда, я был моложе сверстников по классу, но главное всё-таки было в том, что я не желал подчиняться чужой указке и развивался самостоятельно. Я в этом никогда не раскаивался».

*   *   *

Читать далее

Позитивисты о теории Эйнштейна

Информация / ЗаказПоявилось 2-е изд. (М.: URSS, 2019. 160 с.) вышедшей в 1923 г. книги о теории относительности. В ней представлены работы четырёх близких по духу авторов. Это немецко-австрийский философ один из лидеров логического позитивизма, основатель Венского кружка Мориц Шлик (1882—1936); экономист, социал-демократ В.А. Базаров (1874-1939; настоящая фамилия Руднев — взял псевдоним в честь главного героя романа «Отцы и дети»); ученый-энциклопедист, политический деятель, врач, создатель тектологии (всеобщей организационной науки) А.А. Богданов (1873-1928); публицист, переводчик философской литературы, меньшевик, в 20-х годах отошедший от политической деятельности П.С. Юшкевич (1873-1945). Они с энтузиазмом анализируют физические основы ТО и её значение для философии, причём считают, что «современный позитивизм получает в ней новое подтверждение и подкрепление»
     Восприятию ТО в России способствовало издание в 1906—1913 гг. переводов трудов таких повлиявших на Эйнштейна учёных-позитивистов, как Э. Мах, А. Пуанкаре, П. Дюгем… Однако увлечение некоторых российских философов-марксистов позитивизмом встретило острую критику со стороны приверженцев диамата. В книге В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1909) на В.А. Базарова, А.А. Богданова, П.С. Юшкевича и др. были навешаны ярлыки «русских махистов», что впоследствии сделало их изгоями в советской философии — после 1924 г. они вынуждены были отказаться от участия в научных дискуссиях и публикации своих взглядов. 

Читать далее

«Mundum Theatrum» Ф. Йейтс

Издательство книжного магазина «Циолковский» выпустило перевод книги знаменитой английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис Йейтс (1899—1981) «Театр Мира» (оригинал «Theatre of the World», 1969 г.). Я уже писал о другом её известном труде «Джордано Бруно и герметическая традиция» (запись от 23.9.18). Картинки по запросуВ новой книге рассматриваются различные стороны такого интересного вопроса, как устройство зданий английских театров в шекспировскую эпоху. При этом большое внимание автор уделил двум знаковым фигурам того времени — Джону Ди и Роберту Фладду.

Ди родился в 1527 г., о своей учёбе в Кембридже он писал, что настолько горячо тянулся к знаниям, что все те годы спал только по четыре часа в в сутки, а остальное время (не считая еды и посещения церковной службы) тратил на учёбу. В третьей четверти столетия Джон Ди, его друзья и ученики составляли научное сообщество Англии. Через личное общение и переписку они поддерживали связь со всеми крупными учёными на континенте, собрали огромную библиотеку научных книг и рукописей. Были в курсе астрономии Коперника, подчёркивали значение математических подходов в изучении природы (а вот Ф. Бэкон их недооценивал); всё это создавало фундамент для последующей научной революции. Одновременно Ди уделял внимание астрологии и алхимии, спиритизму и магии, неоплатонической философии и религии — характерная для того времени синкретическая культура.

Другая заслуга Ди — распространение на Альбионе трудов архитекторов (Ветрувия, Леона Баттисты Альберти, Палладио). В некоторых европейских странах зодчество бурно развивалась, Британия же оставалась в этом отношении захолустьем. И дальше в книге рассматриваются архитектурные особенности построенных там театров (а также их влияние на развитие драматического искусства) во взаимосвязи с трактатом Фладда «Искусство памяти».

Ульяновский мыслитель

Александр Александрович Любищев (1890—1972) родился в Петербурге, там же окончил физ.-мат. факультет Любищевуниверситета, но основным его научным интересом стала биология. Преподавал в вузах разных городов, с 1950-го — завкафедрой зоологии в ульяновском Пединституте. В 55-м вышел на пенсию, жил в Ульяновске, шутливо называя себя «провинциальным профессором».

В эти годы он продолжал реализовывать программу, составленную ещё в молодости: в 1918 г. он сформулировал главную цель своей жизни — раскрыть естественную систему организмов. А ещё — подправить теорию Дарвина: он полагал, что тупой случайный перебор не может быть ответственным за ту невероятную сложность и гармонию, которые мы видим в живой природе. Тогда он написал: «Я за­дался целью со временем создать математиче­скую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии».

Необычная черта его характера — стремление планировать свою работу на многие годы вперёд. Он составлял подробные планы (с разделами и подразделами: матема­тика, таксономия, эволюция, энтомология, история науки…) — на неделю, месяц, год, пятилетку. По окончании писал отчёты о проделанной работе. Такая непохожесть Любищева на других подвигла Даниила Гранина на документальную повесть о нём «Эта странная жизнь» (1974), получившую широкую известность.

Читать далее

Homo universalis Леонардо да Винчи

Винчи500 лет со дня смерти великого Leonardo di ser Piero da Vinci (1452—1519), ставшего хрестоматийным примером «универсального человека». У меня есть очень интересный сборник статей «Леонардо да Винчи и культура Возрождения» (М.: Наука, 2004), книга Мартина Кемпа «Леонардо» (М.: АСТ, Астрель, 2006; автор — историк искусства из Оксфорда, который много лет вёл в Nature рубрику Science in Culture), а также репринт издания 1912 г. трактата Зигмунда Фрейда «Леонардо да Винчи» (перевод с немецкого).

Вся жизнь винчианца была заполнена титаническим творческим трудом. Как художник он создал бессмертные произведения, причём некоторые из них, видимо, содержат скрытую символику, о которой до сих пор ведутся споры. А свои неисчислимые научные идеи и наблюдения он заносил в записные книжки, итогом чего стал своеобразный интимный дневник; всего таких книжек набралось 120 штук, ещё не все расшифрованы и изучены.

тайнВеч

Фреска «Тайная вечеря» (1495—1498) в доминиканском монастыре Санта-Мария-делле-Грацие в Милане.

Но его универсализм имел и обратную сторону, на которую обратил внимание А.Ф. Лосев в «Эстетике Ренессанса» (М., 1978). Он отмечал в его живописи «обнажённый рационализм» и «некоторую сухость», а в его научной деятельности — «необыкновенный размах, но и несистематичность, разбросанность, фрагментарность». И за всем этим Лосев видел его эгоцентризм, «неугомонную потребность всё охватить и над всем господствовать». Да ведь и сам Леонардо признавался: «Все свершения не могут утомить меня».

ХЯС: тридцать лет спустя

Три десятилетия назад началась история с Холодным Ядерным Синтезом (ХЯС): 23 марта 1989 г. М. Флейшман и С. Понс на созванной пресс-конференции объявили о своём сенсационном открытии — они утверждали, что им удалось обнаружить выделение избыточной энергии при электролизе тяжёлой воды на поверхности палладиевого электрода; авторы заявляли, что в их простейшей установке идёт превращение дейтерия в тритий или гелий.

ХяС

Сообщение наделало много шума, к работам в этом направлении подключились люди в разных странах. Стали появляться публикации о наблюдении аналогичных эффектов в разнообразных атомно-молекулярных системах (в том числе живых), проводились многочисленные конференции (в одной из них — в Минске в 1994 г. — мне довелось участвовать в качестве научного журналиста). 

И вот пришло время подвести хотя бы предварительные итоги. В 2015 г. фирма Google не пожалела 10 миллионов баксов на финансирование проекта, цель которого — воспроизвести независимыми группами специалистов с использованием новейших технологий некоторые эксперименты, якобы доказывающие реальность эффекта. Десятки учёных из ряда известных лабораторий участвовали в нём, и во всех случаях они получили ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ результаты — см. Nature  от 27 мая <NatureColdFus>.

Вряд ли эти выводы убедят отдельных страстных энтузиастов ХЯС (они есть и среди исследователей, и среди частных инвесторов), которые наверняка продолжат поиск. Остаётся пожелать им успеха.

(Ранее я уже писал о ХЯС в блоге — см. записи от 1-го, 2-го и 11-го января 2017 г.)