«Нобеллы» венгерского химика

Издательство Международного Информационного Нобелевского Центра выпустило книгу:

Иштван Харгиттаи

НАШИ ЖИЗНИ: встречи учёного

Перевод с англ. д.ф.-м.н., проф. Э.И. Федина (1926—2009); под ред. д.т.н., проф. В.М. Тютюнника. Тамбов–Москва—СПб.—… , 2019, 328 с. Обложку можно увидеть здесь: <ХаргиттаиОбложка>.

И. Харгиттаи (р. 1941) — известный учёный-химик, заслуженный профессор Будапештского университета Картинки по запросу Харгиттаитехнологий и экономики, член многих академий, автор нескольких монографий, главный редактор журнала «Структурная химия». О его (нередко совместно с женой Магдолной, тоже химиком) научной, а также популяризаторской и просветительской деятельности я писал: <>, <>, <>.

Слово «нобелла» придумал я сам, соединив Нобель и новелла, — полагаю, оно хорошо отражает жанр вышедшей книги. Она состоит из 19 глав-новелл, и сам автор, который специально встречался со многими крупными учёными, нобелевскими лауреатами (беседы с ними отражены в серии его книг «Candid Science»), дал такое пояснение (с. 9): «Каждая глава названа именем учёного — лауреата Нобелевской премии — химика, физика или биомедика, и освещает что-либо из его деятельности. Повествование разветвляется и на другие личности, а в большинстве случаев — на некоторые эпизоды из моей жизни или жизни моих друзей… Книгу нельзя рассматривать как автобиографию — скорее, это коллаж…»

В результате возникла удивительная сага о научном творчестве, взаимоотношениях учёных, социальных и политических событиях прошлого века, в том числе самых страшных и трагических.

Читать далее

Энтузиаст СТО Орест Хвольсон

Одним из первых среди российских физиков убеждённым сторонником и пропагандистом СТО стал Орест Данилович Хвольсон (1852—1934). Уже в 1909 г. в статье «Успехи физики в 1908 г.» (в журнале РФХО) он Хвольсон1говорил об этой теории, как наиболее крупном достижении последних лет; в 1912 г. написал обстоятельный обзор. Хвольсон признавал «непостижимую странность» выводов СТО, которая затрудняет её восприятие, и потому особое внимание старался уделять анализу физических основ теории. Ему принадлежит и первая научно-популярная брошюра «Принцип относительности: Общедоступное изложение» (1913). Затем, в 1922 г. в Петрограде вышла его небольшая книга «Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание». Так что он внёс большой вклад в продвижение релятивизма в России (противоречивость теории его не остановила).

Хвольсон родился в Санкт-Петербурге в семье известного учёного-историка, лингвиста, гебраиста. Орест закончил в 73 г. физ.-мат. факультет ун-та в СПб. с золотой медалью и в 76 г. начал там чтение лекций в качестве приват-доцента.  В 80-м защитил докторскую диссертацию, в 90-м становится экстраординарным профессором.

Труды Хвольсона касались почти всех разделов физики. Но после 96 г. он занимался главным образом составлением своего пятитомного «Курса физики», который долгое время служил основным пособием в советских вузах и был переведён на немецкий, французский и испанский языки. В одной из своих работ Эйнштейн назвал его «превосходным учебником физики».

Читать далее

Читая «Эйнштейновский сборник»

ЭйнСборникВ 1966 г. (я как раз кончил школу) изд-во «Наука» начало выпускать «Эйнштейновские сборники» со статьями отечественных и зарубежных авторов на темы, связанные с жизнью и творчеством А. Эйнштейна. В редколлегию входили известные учёные, например (в 80-е годы) академики В.Л.Гинзбург, А.А.Логунов, М.А.Марков, Г.И.Наан, теоретики, историки физики В.П.Визгин, И.Ю.Кобзарёв, Г.Е.Горелик.

Сборники появлялись примерно раз в один-два года; последний, 15-й по счёту, увидел свет в 1990-м, после чего в связи с общим кризисом их издание прекратилось (и затем уже не возобновилось). В этих книгах содержится много ценных материалов, а один из них сыграл особую роль в моих размышлениях о релятивизме.

В ноябре 1986 г. я купил вышедший из печати очередной сборник (1982—1983), где была представлена первая часть популярной лекции, прочитанной Эйнштейном в Японии 19 октября 1922 г. и посвящённой СТО. В ней лектор «на пальцах» разъяснял (с. 9) основное противоречие, вытекающее из двух его постулатов (равноправия всех инерциальных систем и постоянства скорости света). Он говорил о мысленном эксперименте с двумя движущимися относительно друг друга наблюдателями; там один световой импульс проходит за 1 секунду расстояние С, а другой — меньшее расстояние (С—V), и значит, их скорости оказываются неодинаковыми. Именно стремясь разрешить данное противоречие, Эйнштейн измыслил свою СТО.

Читать далее

П.Л. Капица о науке и лженауке

http://to-name.ru/

Пётр Леонидович Капица (1894—1984) — выдающийся физик и инженер, основатель и директор Института физических проблем, академик с 1939 г. В 1978 г. получил Нобелевскую премию за открытие сверхтекучести жидкого гелия.

Всего за несколько дней до начала войны (17 июня 1941 г.) он опубликовал в газете «Правда» статью «ЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ТЕХНИКИ», в которой обсуждал вопросы наилучшей организации науки в стране. Приведу фрагмент (цит. по кн. П.Л. Капица. «Эксперимент, Теория, Практика». М.: Наука, 1974, с. 80):

Мне часто кажется, что как будто мы в научной среде даже боимся дебатов и определённых оценок. Может быть, это потому, что мы ещё считаемся с ложным самолюбием, основанном на неправильном представлении, будто хороший учёный не может ошибаться, ибо «ошибка» его должна дискредитировать. Мы как будто забываем, что «только тот не ошибается, кто ничего не делает». Ведь всякая научная истина сегодняшнего дня может быть завтра дополнена или изменена, ибо мы находимся в состоянии непрерывного приближения к познанию истинной природы вещей. Только преодолевая ошибку за ошибкой, вскрывая противоречия, мы получаем всё более близкое решение поставленной проблемы.

И тут Пётр Леонидович даёт своё определение лженауки:  

Ошибки не есть ещё лженаука. Лженаука — это непризнание ошибок. 

Оно перекликается со словами Сенеки Старшего: «Errare humanum est, stultum est in errore perseverare» «Человеку свойственно ошибаться, но глупо упорствовать в своих ошибках».

Всё же думаю, что критерий Капицы слишком максималистский: случаи, когда учёные публично признают свои ошибки, крайне редки.

«Жизнь науки». Иоганн Кеплер

КнЖизньНаукиВ 1973 г. изд-во «Наука» выпустило в серии «Классики науки»  большой том «ЖИЗНЬ НАУКИ. Антология вступлений к классике естествознания». В нём собраны предисловия к основополагающим трудам 95 учёных от эпохи Возрождения до середины 20 века; каждому из них предпослана краткая биография творца и его портрет. Составил книгу и подготовил биографические очерки наш известный учёный-физик и просветитель, бессменный ведущий (с 1973 года) научно-популярной телепередачи «Очевидное-невероятное», главный редактор журнала «В мире науки» капицапрофессор Сергей Петрович Капица (1928—2012).

В своём введении Капица отметил, что сборник даёт уникальную и вдохновляющую картину возникновения и развития науки, раскрывают мотивы и методы работы великих ученых. Предисловия обычно пишутся для широкого круга читателей, и многие из них можно рассматривать как высшие образцы научной прозы, объединяющие области образно-художественного и точного мышления.

Да, эта коллекция текстов углубляет наши представления и о развитии науки, и о психологии учёных. В качестве иллюстрации приведу фрагменты из предисловия Иоганна Кеплера к его знаменитому трактату «НОВАЯ АСТРОНОМИЯ», изданному в Праге в 1609 г.

Читать далее

100 лет эйнштейновского мифа

А не замахнуться ли нам на Альберта, понимаете ли, нашего Эйнштейна? А что? И замахнёмся!

Публикация СТО в 1905 г. не сделала Эйнштейна знаменитым за пределами немецкоязычного мира: её мало кто понял. Десять лет спустя этот физик предложил ОТО, но шла война, обмен информацией был затруднен. Всё же профессор-астроном в Кембридже Артур Стэнли Эддингтон узнал о ней из письма голландского коллеги, и эта теория произвела на него столь большое впечатление, что он стал думать, как бы её экспериментально подтвердить.

Эйнштейн и Эддингтон. Кембридж, 1930 г.

Эйнштейн и Эддингтон. Кембридж, 1930 г.

Одно из предсказаний ОТО: отклонение луча света от далёкой звезды в поле тяготения Солнца должно отличаться по величине от значения, которое даёт теория Ньютона. В принципе, этот сдвиг можно измерить во время полного солнечного затмения. Но они случаются нечасто, и одно из ближайших должно было произойти в мае 1919 г. (и быть наблюдаемым в южном полушарии).

Эддингтон организовал две экспедиции — одну в Бразилию, другую в Африку (с его личным участием). Трудность состояла в том, что предсказанный ОТО эффект мал (сдвиг на фото около 1/60 мм), а точность приборов не очень высока. Всё же, потратив несколько месяцев на анализ и обработку полученных данных, Эддингтон пришёл к выводу, что зафиксирована именно предсказанная Эйнштейном величина сдвига.

Читать далее

Полтора века «Nature»

:

Без науки не было научных журналов, но верно ли обратное утверждение? Возможна ли наука без научных журналов? Очевидно, журналы не есть нечто обязательное. Во времена зарождения современной науки их не было, тогда существовали лишь книги. Коперник и Галилей, Ньютон и Декарт публиковали свои взгляды на устройство мира в виде развёрнутых тезисов, написанных на латыни. Эти материалы, переходя из рук в руки, медленно распространялись по Европе и изменяли сознание людей.

Читать далее

СТО: Эйнштейн и сотоварищи

В книге «Тематический анализ науки» (М.: Прогресс, 1981) известного специалиста по истории и методологии науки, профессора Гарвардского университета Джеральда Холтона есть статья «Мах, Эйнштейн и поиск реальности». Там, в частности, говорится, как отнеслись к теории относительности Эйнштейна его коллеги (с. 87):

…по недоразумению судьба лишила Эйнштейна поддержки со стороны именно тех людей, которых он ценил в самой высокой степени и на понимание и одобрение которых, казалось, вполне мог рассчитывать. Такая ситуация случается иногда в науке. Кроме Маха, к этим учёным следует отнести ещё четырёх: Анри Пуанкаре, который вплоть до своей смерти в 1912 г. лишь один раз снизошёл до того, чтобы упомянуть имя Эйнштейна в печати, и то только для того, чтобы высказать возражение; Г.А. Лоренца. который лично оказывал Эйнштейну всяческую поддержку, однако не мог принять полностью теорию относительности; Макса Планка, чья поддержка СТО была безоговорочной, но который высказывал сопротивление идеям ОТО Эйнштейн… и, наконец, А.А.Майкельсона, который до конца дней своих не верил в теорию относительности, а однажды даже сказал Эйнштейну о своём сожалении, что его собственная работа, возможно, способствовала появлению этого «чудовища».

Но СТО возникла не на пустом месте — в качестве фундамента ей послужили преобразования Лоренца:

ТОсхема

К несчастью, в них была допущена грубая ошибка: потерян масштабный множитель, одинаково влияющий на все координаты.

Читать далее

Таблица Менделеева и многомерие

ЧернышевСКандидат техн. наук, профессор МАТИ Сергей Леонидович Чернышев — мой школьный товарищ, одноклассник. Окончив факультет радиотехники и кибернетики Физтеха, он занимается математическим моделированием, вопросами метрологии и надежности. Автор более 70 научных работ, и ранее я уже писал о некоторых его книгах (записи от 28.12.16 и 12.01.17).

И вот в юбилейный менделеевский год он выпустил новый солидный труд «Четыре измерения Периодической системы элементов». Приведу аннотацию:

Обложка Чернышев С.Л. Четыре измерения Периодической системы элементовИсследуется гипотеза о том, что результаты самоорганизации сложных объектов, характеризуемых порядковыми номерами, обусловлены размерностью пространства, в котором происходит взаимодействие элементов. Учет размерности пространства при классификации элементов позволяет получить новую информацию о физических, химических и биологических свойствах вещества.

Выявлены новые свойства элементов, проявляющиеся в одномерном и двумерном пространствах. Показана неднозначность строения атомов и сложные взаимосвязи моделей и процессов их преобразований. Определены относительные размеры моделей атомов и прогнозируемых ионов в пространствах различных размерностей. Проанализированы свойства сверхтяжелых химических элементов, а также свойства элементов в гипотетическом четырехмерном пространстве.

Выделена роль обобщенных золотых пропорций, обобщенных чисел Фибоначчи и фигурных чисел в структуре Периодической системы элементов.

Я не буду давать своих комментариев (не копенгаген), а отошлю к отзыву о книге доктора техн. наук профессора Л.К. Исаева в журнале «Законодательная и прикладная метрология» (2019, № 2): <О_книге>.

Идеи Феликса Клейна и физика

Выдающийся немецкий математик и педагог Феликс Клейн (1849—1925) в 1872 г. при вступлении в должность профессора университета в Эрлангене прочёл лекцию, получившую название «Эрлангенской программы». На мой взгляд, именно изложенная в ней Клейном ФелКлейнклассификация разных геометрий (раскрывающая их иерархию) может служить тем общим принципом, который позволит понять наличие в природе разных типов взаимодействий. Об этом я писал во второй главе своей брошюры (2000):  <Мемуар по относительности и единой теории поля>.

Сам Клейн очень интересовался физикой, но его возможности применить свою геометрическую концепцию к ней были ограничены. Во-первых, в его время физика ещё была недостаточно развита для большого синтеза (о некоторых типах взаимодействий даже не знали). А во-вторых, он основывался на СТО с её неверной группой преобразований, что создавало ему непреодолимое препятствие для прорыва.

Вообще, именно Феликс Клейн в наибольшей степени повлиял на моё математическое развитие. В прошлом году я изложил важную гипотезу, которая развивает подход этого провидца, — см. мою статью «Истинная геометрия природы»:  <ГеометПрирод>.

В 1975 г. вышла маленькая (112 стр.) монография нашего историка физики проф. Владимира Павловича Визгина «ЭРЛАНГЕНСКАЯ ПРОГРАММА» И ФИЗИКА (М.: Наука). Я к ней часто обращался, так что мой личный экземпляр уже изрядно истрепался. И вот URSS выпустило второе издание, исправленное и дополненное (М.: ЛЕНАНД, 2019). Вижу, что добавились предисловие и список литературы, появившейся после выхода первого изд.; в основном же тексте я изменений не обнаружил.