Брутальный Иисус Ю. Латыниной

ЛатынинаИзвестная журналистка, публицист Юлия Латынина выпустила солидную (более 500 стр.) книгу «ИИСУС. Историческое расследование» (М.: ЭКСМО, 2018). Пафос её труда заключается в обосновании утверждения, что Иисус возглавлял восстание против римских оккупантов, которое потерпело поражение, и он был казнён (подобные идеи ИисусЛатвыдвигались и раньше). Автор не придаёт большого значения духовным аспектам учения Иисуса, а также роли этих идей в жизни кумранитов, ессеев — везде она видит прежде всего воинственное начало. Почему в Риме преследовали ранних христиан? Потому, говорит Латынина, что те были террористами, осуществлявшими, так сказать, джихад.

В целом, на наш взгляд, её версия ошибочна: она не даёт ответа на главный вопрос — почему Иисус стал, а никто из многих других предводителей национально-освободительных движений не стал основателем новой мировой религии?

Впрочем, мои суждения, возможно, не вполне беспристрастны, так как в прошлом я выдвинул собственную гипотезу об евангельской истории. Она изложена в моей статье «Мистерии и откровения Туринской плащаницы», опубликованной в ХиЖ, 1991, № 12 (тираж журнала на тот момент составлял 148 тыс.). Статья представлена на этом сайте: <Плащаница>.

Кстати, Латынина основывается на иностранных источниках, много их цитирует, но и у нас были серьёзные издания, например книги: И.С.Свенцицкая. Раннее христианство: страницы истории (М.: Изд. полит. литер., 1987); Апокрифы древних христиан (М.: Мысль, 1989).  

Интервью Ю. Латыниной об этой её книге в журнале «Сноб» от 6.5.19  <ЛатынинаИнт>.

Памяти М.Б. Черненко — шефа ХиЖ

На 93-м году умер один из отцов-основателей  «ХИМИИ И ЖИЗНИ» Михаил Борисович Черненко. Будучи в течение двадцати лет — с момента рождения нового научно-популярного издания в 1964 г. — первым заместителем главного редактора (акад. Игоря Васильевича Петрянова-Соколова), он непосредственно руководил редакционной работой, определял дух и стиль журнала. Прежде всего благодаря ему ХиЖ и по содержанию, и по оформлению, и по составу авторов стал как бы оазисом в тогдашней административной системе. 

Конечно, это нравилось далеко не всем. По мере углубления «застоя» давление на журнал усиливалось: в вышестоящие инстанции поступали соответствующие сигналы, начались проверки комиссиями. И в мае 1985 г., то есть уже на заре перестройки, появился приказ об освобождении М.Б. Черненко от должности.

Картинки по запросу Черникова Вера Константиновна

На снимке — редакция ХиЖ во время поездки в Дубну с устным выпуском журнала в 1969 г.

М.Б. Черненко в верхнем ряду крайний слева.

*  *  *

Добавлю своё личное воспоминание. В феврале 1984 г. вышла моя первая статья в ХиЖ «Этюды о биологической памяти», в ходе подготовки которой я познакомился с Михаилом Борисовичем. А весной 85-го я отнёс в редакцию новую статью «О тайне мира – пусть хотя бы лепет» (об антропном космологическом принципе); когда спустя некоторое время позвонил туда, редактор Вера Константиновна Черникова сказала: «У нас большие неприятности. Ничего такого в ближайшее время печатать не будем». (Эта моя статья дождалась своего часа – опубликована в 1988, № 12.)

Мундиаль. Заметки телезрителя

Как сказал когда-то Мишель Платини, «футбол — это особый вид искусства». Понятно, что игра команды определяется очень многими факторами, но чтобы быть искусством, она должна представлять собой некое гармоничное целое. Мне кажется, в наибольшей степени этим качеством обладает команда Бельгии, поэтому буду болеть за неё.

мундиаль

Скажу о негативных вещах. Обратил внимание, что игроки стали очень активно орудовать руками. Если раньше хватание за футболку-трусы было из ряда вон выходящим эпизодом и сразу наказывалось жёлтой карточкой, то теперь это стало обычной практикой. Предупреждения выносятся лишь в случаях, когда нарушитель таким способом заваливает соперника или явно срывает атаку.

Как бороться с этим неприятным явлением? Мне пришла в голову такая идея: одеть футболистов в облегающие трико, за которые уцепиться будет трудно.

Далее, толкотня и борьба с использованием рук за позицию в штрафной площадке перед подачей угловых. Судьям постоянно приходится вмешиваться и усмирять особо буйных, на это уходит время. Предлагаю ввести такое правило: до момента удара (углового) все находящиеся в штрафной игроки (кроме вратаря) должны держать руки за спиной.

«Ливерпуль, Ливерпуль! Ты не будешь один!..»

Нахожусь под впечатлением от драматического финала Лиги чемпионов. Мои симпатии на стороне проигравших (борцовский приём Серхио Рамоса и слепота арбитра запомнятся надолго).

Ливерпул

Тренер Юрген Клопп

Тренер Юрген Клопп

 

 

 

 

 

В их честь привожу конец песни, написанной Ричардом Роджерсом в 1945 г., её исполняли такие певцы, как Элвис Пресли и Фрэнк Синатра. Стала гимном болельщиков футбольного клуба «Ливерпуль».

 

                            Youll Never Walk Alone                                 

Walk on through the wind.

Walk on through the rain,

Though your dreams

Be tossed and blown.

Walk on. Walk on with hope,

Hope in your heart

And you’ll never walk alone.

You’ll never walk alone.

You’ll never walk alone.

«Принцип сочувствия» в науке

В 60-е, 70-е, 80-е годы регулярно выходили сборники очерков об ученых и науке «ПУТИ В НЕЗНАЕМОЕ. Писатели рассказывают о науке». Эти книги печатались большими тиражами и пользовались широкой популярностью и у «физиков», и у «лириков». Среди авторов много писателей, работавших в научно-художественном жанре, журналистов, а также учёных. 

МейенВ выпуске № 13 (1977) была большая статья «Принцип сочувствия» Сергея Викторовича Мейена (1935—1987) — известного палеоботаника, геолога и биолога-эволюциониста. В ней он на разных примерах из прошлого и настоящего науки показывал, что восприятию новых идей и прогрессу науки часто мешает, так сказать, человеческий фактор.

Он писал: «Я не понимал простой истины: любимая идея порой становится для учёного вторым «я», а её крах оборачивается крахом личности. То же касается и научных коллективов… Не будем строить иллюзий и изображать дело так, будто бы воодушевлённые новой идеей массы учёных всегда охотно и дружно приветствуют новых пророков в своём отечестве. Несравненно чаще драма идей с неизбежностью порождает тяжёлую драму людей»Он отмечал, что к новым, интуитивным идеям почему-то сразу предъявляют жёсткие требования полной строгости, чуть ли не законченной аксиоматизации. А требуется совсем иное — сочувствие, «соинтуиция». «Надо мысленно стать на место оппонента и изнутри с его помощью рассмотреть здание, которое он построил».

Наверное, он выразил всего лишь некое благое пожелание. Но оно возникло не на пустом месте, а отражало тот идеализированный взгляд на науку, который сформировался в советском обществе, — её было принято считать прежде всего творческой деятельностью, наподобие искусства, причём неотделимой от нравственной основы исследователя. А в западном мире науку рассматривали скорее как одну из сфер бизнеса; теперь то же стало и у нас.

ШрейдерПосле кончины Сергея Викторовича его друг видный математик, кибернетик и философ Юлий Анатольевич Шрейдер (1927—1998) написал посвящённую Мейену статью, в которой изложил свои соображения по поднятым С.В. вопросам. Она опубликована в ХиЖ (1991, № 4) и теперь представлена на нашем сайте: <ШрейдерПрСоч>.

С.В. Мейен и Ю.А. Шрейдер были яркими, неординарными людьми. Их присутствие на каком-то семинаре гарантировало высокий уровень обсуждений.

Художник Александр Лабас

Девичья фамилия моей мамы — Лабас, а известен художник, представитель русского авангарда 20–-30-х годов, один из учредителей Общества станковистов (ОСТ) Александр Аркадьевич Лабас (1900 — 1983). Они родственники (их отцы были двоюродными братьями), но лично знакомы не были, хотя жили почти рядом: мама на Маросейке, а он на Мясницкой в знаменитом доме ВХУТЕМАСа напротив почтамта. ЛабасСидя

Я его тоже лично не видел, но мне очень нравятся его работы. Мастера вдохновляли достижения техники — аэропланы, дирижабли, паровозы, метро… Всё у него очеловечено и опоэтизировано; романтика, энтузиазм, вера в светлое будущее. «Его романтичность — в открытости жизни, в поэзии нового. В каж­дом факте — событие, в новом — радость» (Павел Ин). В общем, его творчество близко мне по духу.

 

 

Лабас МетроЛабасКрылоСам

 

 

 

 

 

 

 

лабас дрижаб

Лабас Самодёт

 

 

 

 

 

 

Издан ряд книг о художнике, альбомов, регулярно организуются выставки. В 2013 г. вышла книга Наталии Семёновой «Лабас» в серии ЖЗЛ. Создан Фонд его имени: <ФондА.Лабаса>.

В детстве я любил рисовать, даже ходил в соответствующий кружок в Городском доме пионеров. Потом был большой перерыв, но лет в 25 вдруг страстно захотелось этим заняться. Купил набор масляных красок, палитру, кисти, грунтованные холсты на картоне и начал писать (несколько произведений и сейчас висят на стенах). Странный порыв продолжался, наверное, месяц-два, после чего иссяк, и уже навсегда. Может быть, гены?

Выставка Гарифа Басырова

С 16 июня по 17 сентября в Отделе личных коллекций Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина открыта выставка работ художника Гарифа Шариповича Басырова (1944—2004). Он родился в АЛЖИРе (Акмолинском Лагере Жен Изменников Родины). В 60-е учился сначала в художественной школе при Суриковском институте, затем на художественном факультете ВГИКа. Дипломные листы делал к булгаковскому «Мастеру и Маргарите». Одна из первых его выставок — в 70-м в редакции журнала «Юность».

БасыровФото3

С конца 60-х Басыров принял участие более чем в 200 выставках в разных странах, получил свыше 30 призов и дипломов на международных конкурсах. В 1988-89 гг. работал во Франции над цветными литографиями и офортами для галереи Enrico Navarra в Париже.

«Среди широкой публики Басыров стал известен благодаря иллюстрациям в очень популярном тогда (во многом благодаря художнику) не только у химиков журнале «Химия и жизнь». Под невинным названием процветало издание не то чтобы диссидентское, но и не совсем укладывающееся в единственно правильную доктрину советской журналистики. Рисунки Басырова создали журналу яркий и неповторимый стиль» (Михаил Лазарев).

Вот одна из его работ:

басыровПолёт

Горжусь тем, что рисунок к самой первой из опубликованных в ХиЖ (1984, № 2) моих статей сделал этот признанный мастер (замечу, что я был никому не известный автор, выловленный из самотёка): <БасыровЭтюды>.

Э. Скерри. Философия химия

Мы привыкли, что постоянно обсуждаются философские вопросы физики, биологии, наук о мышлении и искусственном интеллекте… В молодости покупал разные философские книжки (их выходило много), несколько лет выписывал журнал «Вопросы философии». Ведь философы науки «по долгу службы» следили за развитием определённой области знаний и невольно делали как бы её широкий обзор.
Скерри1

Конечно, в химии тоже есть философские проблемы. Им посвятил свою статью историк и популяризатор науки из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, главный редактор журнала «Foundations of Chemistry» Эрик Скерри. В моём переводе она опубликована в ХиЖ (2003, № 10): <ФилосХимии>.

Немецкий логик Вальтер Дубислав (Dubislav; 1895—1937) когда-то сострил: «Философия — это злоупотребление специально разработанной терминологией». Однако те или иные злоупотребления встречаются везде, а у философии есть свои важные функции. Ведь научное знание всегда ограничено (трудно представить, что сто лет назад не было понимания, за счёт каких процессов светят звёзды, Солнце) и отрывочно, различные теории не увязаны в общую картину. Эти недостатки стремится устранить философия.

Ответы на многие важнейшие вопросы естественные науки найдут, быть может, лишь через сотни лет, но мы хотим уже сейчас представить их, чтобы иметь целостный взгляд на мир (пусть и гипотетичный). Поэтому мы выходим за границы известного, но, сохраняя рациональный стиль мышления, пытаемся на основе уже выработанных общих — философских — представлений заглянуть вперёд. 

В общем, философия имеет и эвристическое значение (я изложил некоторые другие свои соображения в предисловии к переводу статьи Скерри.)