«Mundum Theatrum» Ф. Йейтс

Издательство книжного магазина «Циолковский» выпустило перевод книги знаменитой английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис Йейтс (1899—1981) «Театр Мира» (оригинал «Theatre of the World», 1969 г.). Я уже писал о другом её известном труде «Джордано Бруно и герметическая традиция» (запись от 23.9.18). Картинки по запросуВ новой книге рассматриваются различные стороны такого интересного вопроса, как устройство зданий английских театров в шекспировскую эпоху. При этом большое внимание автор уделил двум знаковым фигурам того времени — Джону Ди и Роберту Фладду.

Ди родился в 1527 г., о своей учёбе в Кембридже он писал, что настолько горячо тянулся к знаниям, что все те годы спал только по четыре часа в в сутки, а остальное время (не считая еды и посещения церковной службы) тратил на учёбу. В третьей четверти столетия Джон Ди, его друзья и ученики составляли научное сообщество Англии. Через личное общение и переписку они поддерживали связь со всеми крупными учёными на континенте, собрали огромную библиотеку научных книг и рукописей. Были в курсе астрономии Коперника, подчёркивали значение математических подходов в изучении природы (а вот Ф. Бэкон их недооценивал); всё это создавало фундамент для последующей научной революции. Одновременно Ди уделял внимание астрологии и алхимии, спиритизму и магии, неоплатонической философии и религии — характерная для того времени синкретическая культура.

Другая заслуга Ди — распространение на Альбионе трудов архитекторов (Ветрувия, Леона Баттисты Альберти, Палладио). В некоторых европейских странах зодчество бурно развивалась, Британия же оставалась в этом отношении захолустьем. И дальше в книге рассматриваются архитектурные особенности построенных там театров (а также их влияние на развитие драматического искусства) во взаимосвязи с трактатом Фладда «Искусство памяти».

Л. Озеров о Шекспире у Пастернака

ОзеровЛев Адольфович Озеров (настоящая фамилия — Гольдберг; 1914—1996) — советский поэт и переводчик, критик, литературовед. Участник ВОВ, военный журналист. Профессор Литературного института, доктор филолог. наук. Выпустил более 20 прижизненных сборников, опубликовал множество стихотворных переводов, а также мемуарных очерков. В книге «Дверь в мастерскую» (Париж—Москва—Нью-Йорк: Третья волна, 1996) он, в частности, поведал о своём общении с Б.Л. Пастернаком.

Несколько цитат:

…С глазу на глаз, в обществе друзей и знакомых, он, всё более и более воодушевляясь, сияя и усиливая действие речи ему одному присущей юношески непосредственной и всегда неожиданной жестикуляцией, много и охотно говорил о жизни и о Шекспире, о Шекспире, вошедшем в его жизнь (с. 79).

Раздумья над Шекспиром Пастернак запечатлел в виде кратких заметок и писем к разным лицам. Есть основания полагать, что он был готов к большой книге о Шекспире. Это всё говорится к тому, что Пастернак не сумел реализовать многие свои замыслы… (с. 83).

Озеров приводит мысли самого Пастернака:

Шекспир объединил в себе далёкие стилистические крайности. Он совместил их так много, что кажется, будто в нём живёт несколько авторов (с.81).

…Сейчас, когда много переведено, я мог бы написать о нём нечто в виде предисловия или послесловия, но издатели больше доверяют доцентам и докторам, дипломированным узким специалистам (с.77 ).

Строение ДНК и РНК по В. Зенгеру

В 1987 г. вышла большая книга: В. Зенгер. Принципы структурной организации Зенгернуклеиновых кислот (М.: Мир); авторизованный перевод с английского (оригинал 1984). Prof. Dr. Wolfram Saenger (р. 1939) — известный немецкий учёный, руководивший Институтом кристаллографии до своей отставки в 2011 г. В монографии собраны и систематизированы практически все добытые к тому времени знания о структуре ДНК и РНК (можно сказать, энциклопедия: список литературы занимает 74 стр. и содержит 1377 ссылок); масса отличных рисунков и схем.

Зенгер В. Принципы структурной организации нуклеиновых кислотОписаны разные формы двойных спиралей ДНК (A, B, C, D, Z) и РНК, а также гипотетические (расчётные) спиралевидные структуры. Говорится о сверхспиральной организации ДНК, о структуре нуклеиново-белковых комплексов; охвачены и более высокие уровни организации — нуклеосомы, хроматин, хромосомы.
Одна глава называется «Гипотезы и спекуляции: модель «бок о бок», ДНК с изломами и «вертикальная» двойная спираль»Как видим, автор уделил внимание появившимся в 70-е годы альтернативным моделям ДНК, и он делает вывод (с. 351): «Приведённые примеры показывают, что построить разумную с точки зрения стереохимии модель структуры довольно просто; довольно трудно доказать, что такая модель неверна, но ещё труднее доказать, что она справедлива»

Читать далее

М.М. Бахтин о Шекспире

Михаил Михайлович Бахтин (1895—1975) — отечественный филолог, философ и культуролог. БахтинАвтор всемирно известной книги «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (была закончена в 1940 г., а опубликована только четверть века спустя), в которой развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ввёл много новых понятий, например полифонизм, хронотоп, мениппея.

Отвечая в 1970 г. на вопрос редакции «Нового мира» о состоянии литературоведения, Бахтин высказал несколько мыслей о Шекспире. Приведу фрагменты:

Великие произведения в процессе своей посмертной жизни обогащаются новыми значениями, новыми смыслами; они как бы перерастают то, чем они были в эпоху своего создания.

Мы можем сказать, что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того «великого Шекспира», какого мы теперь знаем. Втиснуть в Елизаветинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя. О том, что каждая эпоха открывает в великих произведениях прошлого всегда что-то новое, говорил в свое время еще Белинский…

Шекспир использовал и заключил в свои произведения огромные сокровища потенциальных смыслов, которые в его эпоху не могли быть раскрыты и осознаны в своей полноте. Сам автор и его современники видят, осознают и оценивают прежде всего то, что ближе к их сегодняшнему дню. Автор — пленник своей эпохи, своей современности. Последующие времена освобождают его из этого плена, и литературоведение призвано помочь этому освобождению.

Всеволод Вишневский о Шекспире

Всеволод Витальевич Вишневский (1900—1951) — советский писатель и драматург, киносценарист, Вишневскийжурналист, военный корреспондент. Участвовал в Октябрьском восстании в Петрограде, в годы гражданской войны был пулемётчиком в Первой Конной армии, потом — командиром на Балтийском и Черноморском флотах. В 1929 г. написал пьесу «Первая Конная», затем ещё ряд пьес о революции: «Мы из Кронштадта», «Последний решительный», «Оптимистическая трагедия».

Говоря о творчестве Барда, он иногда, в духе того времени, подпадал под влияние вульгарно-социологических схем. Пьесы Шекспира, по его мнению, были «боевыми политическими ударами  по Елизавете», «линия Гамлета — это линия реакционная, линия гибнущей аристократии». Вместе с тем, у него есть и другого рода высказывания, например в статье «Упорно к новому искусству!» (1933):

Сейчас очень многие старательно выговаривают слово «реализм», не менее старательно они выговаривают выражение о необходимости «шекспиризировать», абсолютно не отдавая себе отчёта в том, что понятия «Шекспир» и «реализм» несовместимы. Шекспир… насквозь гиперболичен, чрезмерен, сверхреален или уходит куда-то всегда в сторону от реального. Так же как все большие художники, которые ищут грандиозных обобщений, слов, чувств, которые постоянно стремятся, оперируя отдельными видимостями, найти какое-то более высокое и сокровенное объяснение…

Это огромное стремление искусства к вечному, монументальному, охватывающему все процессы… познать, для чего всё существующее, откуда и зачем…

Синтез ламаркизма и дарвинизма

МарковАВВстретил статью известного биолога-эволюциониста, палеонтолога и популяризатора науки д.б.н. Александра Владимировича Маркова 

От Ламарка к Дарвину… и обратно

в журнале «Экология и жизнь», 2008, № 1: <ЛамДарв>.

В центре его внимания проблема Наследования Приобретённых Признаков (НПП), вокруг которой в прошлом веке развернулась грандиозная научная контроверза. В СССР в неё вмешалась политика, что привело к репрессиям, трагическим событиям, которые до сих пор мешают взглянуть на проблему беспристрастно.

Марков пишет:

После смерти Лысенко отечественная биология постепенно вернулась в русло мировой науки. Но последствия этой «аномалии» проявляются и по сей день: многих генетиков (как российских, так и зарубежных) до сих пор передёргивает при одном упоминании о возможности наследования приобретённых признаков.

Однако результаты ряда новых исследований свидетельствуют о том, что приобретённые признаки иногда всё же могут передаваться по наследству. По-видимому, рациональное зерно есть в обеих «догмах», и для движения вперёд необходимо отказаться от догматизма с обеих сторон и искать возможности синтеза.

Читать далее

Ульяновский мыслитель

Александр Александрович Любищев (1890—1972) родился в Петербурге, там же окончил физ.-мат. факультет Любищевуниверситета, но основным его научным интересом стала биология. Преподавал в вузах разных городов, с 1950-го — завкафедрой зоологии в ульяновском Пединституте. В 55-м вышел на пенсию, жил в Ульяновске, шутливо называя себя «провинциальным профессором».

В эти годы он продолжал реализовывать программу, составленную ещё в молодости: в 1918 г. он сформулировал главную цель своей жизни — раскрыть естественную систему организмов. А ещё — подправить теорию Дарвина: он полагал, что тупой случайный перебор не может быть ответственным за ту невероятную сложность и гармонию, которые мы видим в живой природе. Тогда он написал: «Я за­дался целью со временем создать математиче­скую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии».

Необычная черта его характера — стремление планировать свою работу на многие годы вперёд. Он составлял подробные планы (с разделами и подразделами: матема­тика, таксономия, эволюция, энтомология, история науки…) — на неделю, месяц, год, пятилетку. По окончании писал отчёты о проделанной работе. Такая непохожесть Любищева на других подвигла Даниила Гранина на документальную повесть о нём «Эта странная жизнь» (1974), получившую широкую известность.

Читать далее

Загадочное Посвящение «Сонетов»

Как известно, в изданном в 1609 г. поэтическом сборнике

SHAKE-SPEARES

SONNETS

имеется странное по форме и плохо понятное по содержанию Посвящение. В нём после каждого слова стоит точка, других же знаков препинания нет (показано слева); к тому же некоторые слова и выражения сами по себе нельзя истолковать однозначно. Текст выглядит корявым и маловразумительным. Давно возникло убеждение, что тут использован некий шифр, который необходимо раскрыть, и уже предложено много гипотез.

ПосвСонетПосвСонетРимлАнглийский специалист по шекспировским сонетам К. Данкен-Джоунс обратила внимание, что именно так – заглавными буквами и с точкой после каждого слова — древние римляне делали надписи на надгробных плитах. А наш шекспировед М. Литвинова обнаружила, что Томас Кориэт (по И. Гилилову, это ещё одна маска Рэтленда) хорошо знал об этом: в своих «Нелепостях» Кориэт признался, что «скопировал много таких эпитафий, за что его даже прозвали «Пешеход—Могильный Камень». То есть просматривается какая-то связь Посвящения с «Кориэтовыми нелепостями».

Читать далее

Homo universalis Леонардо да Винчи

Винчи500 лет со дня смерти великого Leonardo di ser Piero da Vinci (1452—1519), ставшего хрестоматийным примером «универсального человека». У меня есть очень интересный сборник статей «Леонардо да Винчи и культура Возрождения» (М.: Наука, 2004), книга Мартина Кемпа «Леонардо» (М.: АСТ, Астрель, 2006; автор — историк искусства из Оксфорда, который много лет вёл в Nature рубрику Science in Culture), а также репринт издания 1912 г. трактата Зигмунда Фрейда «Леонардо да Винчи» (перевод с немецкого).

Вся жизнь винчианца была заполнена титаническим творческим трудом. Как художник он создал бессмертные произведения, причём некоторые из них, видимо, содержат скрытую символику, о которой до сих пор ведутся споры. А свои неисчислимые научные идеи и наблюдения он заносил в записные книжки, итогом чего стал своеобразный интимный дневник; всего таких книжек набралось 120 штук, ещё не все расшифрованы и изучены.

тайнВеч

Фреска «Тайная вечеря» (1495—1498) в доминиканском монастыре Санта-Мария-делле-Грацие в Милане.

Но его универсализм имел и обратную сторону, на которую обратил внимание А.Ф. Лосев в «Эстетике Ренессанса» (М., 1978). Он отмечал в его живописи «обнажённый рационализм» и «некоторую сухость», а в его научной деятельности — «необыкновенный размах, но и несистематичность, разбросанность, фрагментарность». И за всем этим Лосев видел его эгоцентризм, «неугомонную потребность всё охватить и над всем господствовать». Да ведь и сам Леонардо признавался: «Все свершения не могут утомить меня».

Переосмысленные SONNETS Барда

ЗолотВ красноярском изд-ве «Буква Статейнова» вышла маленьким тиражом солидная и хорошо оформленная книга Олеси Юрьевны Золотухиной (Шароновой) «ДИАЛОГ С ШЕКСПИРОМ. Сонеты».  Автор — канд. филол. наук доцент кафедры социально-гуманитарных наук и истории искусств Сибирского государственного института искусств им. Дмитрия Хворостовского; более 15 лет занимается проблемой «Христианство и русская культура».

Она представила свои поэтические переводы всех 154 сонетов Барда. Каждому из них в книге отведён разворот: слева один из уже имеющихся переводов других авторов, который она считает наилучшим (в подавляющем большинстве случаев — А.М. Финкеля), справа — её собственная версия.

В 30-страничном предисловии Золотухина объясняет свой подход к переводам. Она говорит, что Шекспир антропоцентричен (как вся культура Возрождения), у его лирических героев отсутствует твёрдая вера в Бога, и в этом его/их слабость:

Именно Бога как источника света и высшего смысла жизни не хватило мне в сонетах Шекспира. В этом, на мой взгляд, и есть основная причина трагического мироощущения лирического героя и незавершённости его духовных поисков.

Тем не менее, это не умаляет художественного совершенства «Сонетов» Шекспира… Каждый из них заставляет читателя думать и чувствовать, вдохновляет на поиск собственных решений заявленных проблем. В связи с этим я решила не переводить сонеты, дословно следуя за автором, а попытаться переосмыслить их с позиции русской культуры в аспекте пушкинских традиций. Всем известно, что любой перевод является своего рода переосмыслением… (с. 16)

Читать далее