О. Ключарёва о книге И. Гилилова

Как мы знаем, книга Ильи Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире…» (1997) стала настоящей сенсацией: многие десятки рецензий и обсуждений, причём некоторые газеты (ЛГ, НГ) отводили им целые полосы. Видимо, сказалось ещё и время её выхода в свет: как кто-то заметил, тогда было более интересно читать, чем жить.

На меня издание оказало столь глубокое влияние, что я сам всерьёз занялся шекспировской проблемой. Поэтому мне всегда любопытно узнать, как его восприняли другие, особенно, если читатель имел некоторое отношение к литературе или театру. И вот в ЖЖ именно такого человека, Ольги Николаевны Ключарёвой, я встретил запись от 24.11.2014, где она вспоминает об этом событии:КлючарёваО

В 1997 году вышло первое издание книги Ильи Гилилова «Игра об Уильме Шекспире, или Тайна Великого Феникса». В том же году я поступила на театроведческий факультет ГИТИСа. Хорошо помню, что и эта книга, и реакция на неё стали одними из самых выдающихся событий года, в том числе и в нашем институте. Реакция конкретно наших преподавателей — в особенности специалистов по истории зарубежного театра, в особенности специалистов по истории театра и драматургии шекспировского времени — была заметна. Заметна потому, что это было молчанием. Но напряжённым молчанием. Если вопрос задавался в контексте проблемы в целом, — ответ получить ещё можно было. О гипотезах и версиях, о том, что этот процесс бесконечен и т.д. Если же речь заходила впрямую о книге, не следовало ничего или же смысл сводился к тому, что, мол, да, и у самоучек тоже случаются свои версии. 

Читать Далее:  <КлючарёваГилилов>

«Нобеллы» венгерского химика

Издательство Международного Информационного Нобелевского Центра выпустило книгу:

Иштван Харгиттаи

НАШИ ЖИЗНИ: встречи учёного

Перевод с англ. д.ф.-м.н., проф. Э.И. Федина (1926—2009); под ред. д.т.н., проф. В.М. Тютюнника. Тамбов–Москва—СПб.—… , 2019, 328 с. Обложку можно увидеть здесь: <ХаргиттаиОбложка>.

И. Харгиттаи (р. 1941) — известный учёный-химик, заслуженный профессор Будапештского университета Картинки по запросу Харгиттаитехнологий и экономики, член многих академий, автор нескольких монографий, главный редактор журнала «Структурная химия». О его (нередко совместно с женой Магдолной, тоже химиком) научной, а также популяризаторской и просветительской деятельности я писал: <>, <>, <>.

Слово «нобелла» придумал я сам, соединив Нобель и новелла, — полагаю, оно хорошо отражает жанр вышедшей книги. Она состоит из 19 глав-новелл, и сам автор, который специально встречался со многими крупными учёными, нобелевскими лауреатами (беседы с ними отражены в серии его книг «Candid Science»), дал такое пояснение (с. 9): «Каждая глава названа именем учёного — лауреата Нобелевской премии — химика, физика или биомедика, и освещает что-либо из его деятельности. Повествование разветвляется и на другие личности, а в большинстве случаев — на некоторые эпизоды из моей жизни или жизни моих друзей… Книгу нельзя рассматривать как автобиографию — скорее, это коллаж…»

В результате возникла удивительная сага о научном творчестве, взаимоотношениях учёных, социальных и политических событиях прошлого века, в том числе самых страшных и трагических.

Читать далее

Энтузиаст СТО Орест Хвольсон

Одним из первых среди российских физиков убеждённым сторонником и пропагандистом СТО стал Орест Данилович Хвольсон (1852—1934). Уже в 1909 г. в статье «Успехи физики в 1908 г.» (в журнале РФХО) он Хвольсон1говорил об этой теории, как наиболее крупном достижении последних лет; в 1912 г. написал обстоятельный обзор. Хвольсон признавал «непостижимую странность» выводов СТО, которая затрудняет её восприятие, и потому особое внимание старался уделять анализу физических основ теории. Ему принадлежит и первая научно-популярная брошюра «Принцип относительности: Общедоступное изложение» (1913). Затем, в 1922 г. в Петрограде вышла его небольшая книга «Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание». Так что он внёс большой вклад в продвижение релятивизма в России (противоречивость теории его не остановила).

Хвольсон родился в Санкт-Петербурге в семье известного учёного-историка, лингвиста, гебраиста. Орест закончил в 73 г. физ.-мат. факультет ун-та в СПб. с золотой медалью и в 76 г. начал там чтение лекций в качестве приват-доцента.  В 80-м защитил докторскую диссертацию, в 90-м становится экстраординарным профессором.

Труды Хвольсона касались почти всех разделов физики. Но после 96 г. он занимался главным образом составлением своего пятитомного «Курса физики», который долгое время служил основным пособием в советских вузах и был переведён на немецкий, французский и испанский языки. В одной из своих работ Эйнштейн назвал его «превосходным учебником физики».

Читать далее

Апология ламаркизма

КнВагнерЛамарк

Вышло второе издание перевода книги немецкого биолога Адольфа Вагнера (1869–1940) «К принципиальному обоснованию учения Ламарка» (М.: URSS, 2020, 168 с.), а первое появилось в далёком 1911-м. В ней отражена острая полемика, которую вели тогда эволюционисты, — в эпоху, когда сформировались два основных направления, Darwinismus und Lamackismus, и у каждого имелось много сторонников.

Но Вагнер основное внимание уделяет другому идейному противостоянию, носящему скорее философский, методологический характер, — между механицизмом и витализмом. Именно механицизм, считавший целесообразность и телеологизм в живой природе «антикаузальной» метафизикой, антропоморфизмом, пытался дискредитировать подход Жана-Батиста Ламарка (особенно в форме психоламаркизма).

В те времена ещё не было кибернетики, общей теории систем, которые научно объяснили многие загадочные свойства живых организмов, создали необходимый для их описания понятийный аппарат. Поэтому перед тогдашним защитником концепции Ламарка стояла очень трудная задача, ему часто приходилось нехватку научных аргументов и адекватных понятий заменять риторикой (в этом смысле книга Вагнера устарела и представляет только исторический интерес).

В статье «Этюды о биологической памяти» (ХиЖ, 1984, № 2) <Биол. память> я попытался обосновать взгляд, что особая (ассоциативная) организация памяти биосистем — на уровне клеток, тканей, органов — служит основой тех интеллектуальных, как бы психических свойств живого, которые могут служить основой ламаркизма. Вообще, Ламарк, мне кажется, был великим провидцем, и его учение будет жить и развиваться.

Дневник мага Джона Ди

ДневникДжДиВышла книга: Личный дневник доктора Джона Ди (СПб.: РХГА, 2020, 256 с.). Перевод с англ.

Британец John Dee (1527—1609) — математик, географ, астролог, алхимик, маг (его называли чернокнижником, колдуном) — знаковая фигура той переломной эпохи: в нём отразились её основные идейные коллизии. Поэтому издание меня заинтересовало, и я его достал.

Половину объёма книги составляет собственно дневник, который, должен сказать, меня ДжонДиразочаровал: в нём только регистрация бытовых событий, фактов его биографии — и важных (скажем, рождение или смерть его ребёнка), и самых незначительных. К духовному облику Ди эта информация мало что добавляет. Зато в другой половине книге есть содержательная статья её переводчика канд. филос. наук Ю. Ф. Родиченкова «Кто Вы, доктор Ди?», а также несколько других материалов о Ди; в приложении дана подробная хронология его жизни. В целом, издание расширяет наши представления об этом знаменитом елизаветинце. (Кстати, его сын Артур (1579—1651), врач и алхимик, некоторое время жил и работал при дворе царя Михаила Фёдоровича в Москве.)

Напомню, что недавно вышла книга замечательной английской исследовательницы Франсис Йейтс «Театр Мира», а ранее — большой том Антона Нестерова «Колесо Фортуны» (я писал о них   ), в которых о Джоне Ди рассказано много важного и интересного.

Узнал из приобретённой книги, что существует «Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма» (АИЭМ). Базируясь в СПб., она проводит конференции, выпускает книги и журналы, имеет свой сайт <АИЭМ>.

Читая «Эйнштейновский сборник»

ЭйнСборникВ 1966 г. (я как раз кончил школу) изд-во «Наука» начало выпускать «Эйнштейновские сборники» со статьями отечественных и зарубежных авторов на темы, связанные с жизнью и творчеством А. Эйнштейна. В редколлегию входили известные учёные, например (в 80-е годы) академики В.Л.Гинзбург, А.А.Логунов, М.А.Марков, Г.И.Наан, теоретики, историки физики В.П.Визгин, И.Ю.Кобзарёв, Г.Е.Горелик.

Сборники появлялись примерно раз в один-два года; последний, 15-й по счёту, увидел свет в 1990-м, после чего в связи с общим кризисом их издание прекратилось (и затем уже не возобновилось). В этих книгах содержится много ценных материалов, а один из них сыграл особую роль в моих размышлениях о релятивизме.

В ноябре 1986 г. я купил вышедший из печати очередной сборник (1982—1983), где была представлена первая часть популярной лекции, прочитанной Эйнштейном в Японии 19 октября 1922 г. и посвящённой СТО. В ней лектор «на пальцах» разъяснял (с. 9) основное противоречие, вытекающее из двух его постулатов (равноправия всех инерциальных систем и постоянства скорости света). Он говорил о мысленном эксперименте с двумя движущимися относительно друг друга наблюдателями; там один световой импульс проходит за 1 секунду расстояние С, а другой — меньшее расстояние (С—V), и значит, их скорости оказываются неодинаковыми. Именно стремясь разрешить данное противоречие, Эйнштейн измыслил свою СТО.

Читать далее