Г. Стент о молекулярной биологии

Günter Siegmund Stent (Stensch; 1924—2008) — американский учёный, родом из ГерманииСтент: в 1940 г. семья эмигрировала в США. Окончил Иллинойский университет (Урбана), там же получил Ph.D. (1948). Сначала работал в Калтехе, участвовал в деятельности «фаговой группы» (М. Дельбрюк и др.); потом несколько лет провёл в Европе, затем в Калифорнийском университете (Беркли).

Исследовал механизмы репликации генетического материала у бактерий и бактериофагов, а также СтентКнпроцессы транскрипции и трансляции, автор книг на эти темы. В 1971-м и 79-м гг. вышли два издания «Molecular Genetics. An Introductory Narrative», которые переводились на русский. Я в своё время купил 2-е изд.: Г.Стент и Р.Кэлиндер. «Молекулярная генетика» (М.: Мир, 1981) — необычайно информативная и полезная книга. 

Гюнтер Стент уделял большое внимание истории и философии науки. В книге 1969 г. «The Coming of the Golden Age: A View of the End of Progress» он объявил, что молекулярная биология как наука закончилась. То есть все фундаментальные открытия в ней сделаны, остались лишь доделки и практические приложения — так он представлял «грядущий золотой век».

Теперь, по прошествии ровно половины века, можно сказать: действительно, несмотря на огромный прогресс, новых революционных открытий не было. К тому же не исправлена ошибка в основах — в принятой модели ДНК.  А как заметил Чарлз Дарвин (letter to J. Paget, 1880), to kill an error is as good a service as, and sometimes even better than, the establishing a new truth or fact.

«Mundum Theatrum» Ф. Йейтс

Издательство книжного магазина «Циолковский» выпустило перевод книги знаменитой английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис Йейтс (1899—1981) «Театр Мира» (оригинал «Theatre of the World», 1969 г.). Я уже писал о другом её известном труде «Джордано Бруно и герметическая традиция» (запись от 23.9.18). Картинки по запросуВ новой книге рассматриваются различные стороны такого интересного вопроса, как устройство зданий английских театров в шекспировскую эпоху. При этом большое внимание автор уделил двум знаковым фигурам того времени — Джону Ди и Роберту Фладду.

Ди родился в 1527 г., о своей учёбе в Кембридже он писал, что настолько горячо тянулся к знаниям, что все те годы спал только по четыре часа в в сутки, а остальное время (не считая еды и посещения церковной службы) тратил на учёбу. В третьей четверти столетия Джон Ди, его друзья и ученики составляли научное сообщество Англии. Через личное общение и переписку они поддерживали связь со всеми крупными учёными на континенте, собрали огромную библиотеку научных книг и рукописей. Были в курсе астрономии Коперника, подчёркивали значение математических подходов в изучении природы (а вот Ф. Бэкон их недооценивал); всё это создавало фундамент для последующей научной революции. Одновременно Ди уделял внимание астрологии и алхимии, спиритизму и магии, неоплатонической философии и религии — характерная для того времени синкретическая культура.

Другая заслуга Ди — распространение на Альбионе трудов архитекторов (Ветрувия, Леона Баттисты Альберти, Палладио). В некоторых европейских странах зодчество бурно развивалась, Британия же оставалась в этом отношении захолустьем. И дальше в книге рассматриваются архитектурные особенности построенных там театров (а также их влияние на развитие драматического искусства) во взаимосвязи с трактатом Фладда «Искусство памяти».

Л. Озеров о Шекспире у Пастернака

ОзеровЛев Адольфович Озеров (настоящая фамилия — Гольдберг; 1914—1996) — советский поэт и переводчик, критик, литературовед. Участник ВОВ, военный журналист. Профессор Литературного института, доктор филолог. наук. Выпустил более 20 прижизненных сборников, опубликовал множество стихотворных переводов, а также мемуарных очерков. В книге «Дверь в мастерскую» (Париж—Москва—Нью-Йорк: Третья волна, 1996) он, в частности, поведал о своём общении с Б.Л. Пастернаком.

Несколько цитат:

…С глазу на глаз, в обществе друзей и знакомых, он, всё более и более воодушевляясь, сияя и усиливая действие речи ему одному присущей юношески непосредственной и всегда неожиданной жестикуляцией, много и охотно говорил о жизни и о Шекспире, о Шекспире, вошедшем в его жизнь (с. 79).

Раздумья над Шекспиром Пастернак запечатлел в виде кратких заметок и писем к разным лицам. Есть основания полагать, что он был готов к большой книге о Шекспире. Это всё говорится к тому, что Пастернак не сумел реализовать многие свои замыслы… (с. 83).

Озеров приводит мысли самого Пастернака:

Шекспир объединил в себе далёкие стилистические крайности. Он совместил их так много, что кажется, будто в нём живёт несколько авторов (с.81).

…Сейчас, когда много переведено, я мог бы написать о нём нечто в виде предисловия или послесловия, но издатели больше доверяют доцентам и докторам, дипломированным узким специалистам (с.77 ).

Строение ДНК и РНК по В. Зенгеру

В 1987 г. вышла большая книга: В. Зенгер. Принципы структурной организации Зенгернуклеиновых кислот (М.: Мир); авторизованный перевод с английского (оригинал 1984). Prof. Dr. Wolfram Saenger (р. 1939) — известный немецкий учёный, руководивший Институтом кристаллографии до своей отставки в 2011 г. В монографии собраны и систематизированы практически все добытые к тому времени знания о структуре ДНК и РНК (можно сказать, энциклопедия: список литературы занимает 74 стр. и содержит 1377 ссылок); масса отличных рисунков и схем.

Зенгер В. Принципы структурной организации нуклеиновых кислотОписаны разные формы двойных спиралей ДНК (A, B, C, D, Z) и РНК, а также гипотетические (расчётные) спиралевидные структуры. Говорится о сверхспиральной организации ДНК, о структуре нуклеиново-белковых комплексов; охвачены и более высокие уровни организации — нуклеосомы, хроматин, хромосомы.
Одна глава называется «Гипотезы и спекуляции: модель «бок о бок», ДНК с изломами и «вертикальная» двойная спираль»Как видим, автор уделил внимание появившимся в 70-е годы альтернативным моделям ДНК, и он делает вывод (с. 351): «Приведённые примеры показывают, что построить разумную с точки зрения стереохимии модель структуры довольно просто; довольно трудно доказать, что такая модель неверна, но ещё труднее доказать, что она справедлива»

Читать далее

М.М. Бахтин о Шекспире

Михаил Михайлович Бахтин (1895—1975) — отечественный филолог, философ и культуролог. БахтинАвтор всемирно известной книги «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (была закончена в 1940 г., а опубликована только четверть века спустя), в которой развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ввёл много новых понятий, например полифонизм, хронотоп, мениппея.

Отвечая в 1970 г. на вопрос редакции «Нового мира» о состоянии литературоведения, Бахтин высказал несколько мыслей о Шекспире. Приведу фрагменты:

Великие произведения в процессе своей посмертной жизни обогащаются новыми значениями, новыми смыслами; они как бы перерастают то, чем они были в эпоху своего создания.

Мы можем сказать, что ни сам Шекспир, ни его современники не знали того «великого Шекспира», какого мы теперь знаем. Втиснуть в Елизаветинскую эпоху нашего Шекспира никак нельзя. О том, что каждая эпоха открывает в великих произведениях прошлого всегда что-то новое, говорил в свое время еще Белинский…

Шекспир использовал и заключил в свои произведения огромные сокровища потенциальных смыслов, которые в его эпоху не могли быть раскрыты и осознаны в своей полноте. Сам автор и его современники видят, осознают и оценивают прежде всего то, что ближе к их сегодняшнему дню. Автор — пленник своей эпохи, своей современности. Последующие времена освобождают его из этого плена, и литературоведение призвано помочь этому освобождению.

Всеволод Вишневский о Шекспире

Всеволод Витальевич Вишневский (1900—1951) — советский писатель и драматург, киносценарист, Вишневскийжурналист, военный корреспондент. Участвовал в Октябрьском восстании в Петрограде, в годы гражданской войны был пулемётчиком в Первой Конной армии, потом — командиром на Балтийском и Черноморском флотах. В 1929 г. написал пьесу «Первая Конная», затем ещё ряд пьес о революции: «Мы из Кронштадта», «Последний решительный», «Оптимистическая трагедия».

Говоря о творчестве Барда, он иногда, в духе того времени, подпадал под влияние вульгарно-социологических схем. Пьесы Шекспира, по его мнению, были «боевыми политическими ударами  по Елизавете», «линия Гамлета — это линия реакционная, линия гибнущей аристократии». Вместе с тем, у него есть и другого рода высказывания, например в статье «Упорно к новому искусству!» (1933):

Сейчас очень многие старательно выговаривают слово «реализм», не менее старательно они выговаривают выражение о необходимости «шекспиризировать», абсолютно не отдавая себе отчёта в том, что понятия «Шекспир» и «реализм» несовместимы. Шекспир… насквозь гиперболичен, чрезмерен, сверхреален или уходит куда-то всегда в сторону от реального. Так же как все большие художники, которые ищут грандиозных обобщений, слов, чувств, которые постоянно стремятся, оперируя отдельными видимостями, найти какое-то более высокое и сокровенное объяснение…

Это огромное стремление искусства к вечному, монументальному, охватывающему все процессы… познать, для чего всё существующее, откуда и зачем…

Синтез ламаркизма и дарвинизма

МарковАВВстретил статью известного биолога-эволюциониста, палеонтолога и популяризатора науки д.б.н. Александра Владимировича Маркова 

От Ламарка к Дарвину… и обратно

в журнале «Экология и жизнь», 2008, № 1: <ЛамДарв>.

В центре его внимания проблема Наследования Приобретённых Признаков (НПП), вокруг которой в прошлом веке развернулась грандиозная научная контроверза. В СССР в неё вмешалась политика, что привело к репрессиям, трагическим событиям, которые до сих пор мешают взглянуть на проблему беспристрастно.

Марков пишет:

После смерти Лысенко отечественная биология постепенно вернулась в русло мировой науки. Но последствия этой «аномалии» проявляются и по сей день: многих генетиков (как российских, так и зарубежных) до сих пор передёргивает при одном упоминании о возможности наследования приобретённых признаков.

Однако результаты ряда новых исследований свидетельствуют о том, что приобретённые признаки иногда всё же могут передаваться по наследству. По-видимому, рациональное зерно есть в обеих «догмах», и для движения вперёд необходимо отказаться от догматизма с обеих сторон и искать возможности синтеза.

Читать далее