Мои Новогодние поздравления

======================================================================

МОЛЕКУЛЯРНЫМ БИОЛОГАМ:

——

См. <Лента-спираль>

======================================================================

ФИЗИКАМ-РЕЛЯТИВИСТАМ:

——

См. <Мемуар по относительности и единой теории поля>

======================================================================

ШЕКСПИРОВЕДАМ-СТРАТФОРДИАНЦАМ:

——

(Автор рисунка — Noma Bar)

См. страницу «Мои статьи по Шекспиру» на этом сайте.

======================================================================

 

Сонет шестьдесят шесть, и несть ему конца

Следующий год (как и прошлый, 2014-й) юбилейный: 400 лет со дня смерти Уильяма Шакспера — по нашему мнению, живой маски подлинного автора (или авторов), а также Мигеля де Сервантеса (возможно, тоже живой маски настоящего автора «Дон Кихота» — см. нашу заметку от 11.9.15). Значит, будет много связанных с шекспировской темой событий. Хотя немало их было и в уходящем году, вот одно из них:


АнаньинФилолог, литератор, режиссёр Валерий Зосимович Ананьин выпустил в свет сборник своих поэтических переводов «Остаться, растворясь… Из зарубежной поэзии» (издательство Петрозаводского университета). Помимо стихотворений Шекспира, Блейка, По, Дикинсон, Байрона и др. в книгу включены размышления автора о своих переводческих штудиях. 
В частности, о многолетней работе над переводом 66-го сонета Шекспира.


В книге представлены три его варианта, разделённых годами. Вообще, этот вечно актуальный сонет особо почитаем, уже имеются его переводы на русский многих десятков авторов. Сразу вспоминаются два известнейших — Маршака и Пастернака, которые, как давно замечено, сильно различаются по выраженному эмоциональному состоянию: у Маршака — гневное обличение, у Пастернака — жалоба.

Процитирую Ананьина (с. 224): «Образ автора-героя сонета определял я для себя как «лев в клетке». Тут соединялись — сплавлялись! — и судья века (перевод Маршака), и измаянный до тоски бедняга (перевод Пастернака). Раненный лев, мечущийся в клетке. Может быть — смертельно раненный. Благородство, ум и ярость. И трагедийный пафос, и стон отчаяния, и ругань».

Теперь приведу последний вариант его перевода (с. 25):

Жить не хочу. Невмоготу смотреть

На мир, где честь привыкла голодать,

Где низости положено жиреть,

Где веру дозволяется предать,

.

Где дутой славой щеголять — не срам,

Где чистоту — не грех продать-купить,

Где красоту списать не стыдно в хлам,

Где немочь вправе силу оскопить,

.

Где творчество заикой сделал кнут,

Где ум у скудоумья школяром,

Где правду простомыслием зовут,

И где добро — в холопах перед злом.

.

Жить больше не хочу. Невмоготу.

Но… Бросить здесь любовь на маету?

Читать далее

Сонет 151: образы и эвфемизмы


ЕлифёрФилолог-медиевист и, по её словам, шекспировед-расстрига Мария Елифёрова сделала новый перевод сонета 151 Вильяма нашего Шекспира, сопроводив его небольшими комментариями (представлено в её ЖЖ 25.11.15
 <Сонет-151.Елифёрова> ).  Сначала она привела оригинал и перевод С.Я.Маршака. Так же поступим и мы:

Love is too young to know what conscience is;
Yet who knows not, conscience is born of love?
Then, gentle cheater, urge not my amiss,
Lest guilty of my faults thy sweet self prove.
For thou betraying me, I do betray
My nobler part to my gross body’s treason;
My soul doth tell my body that he may
Triumph in love; flesh stays no farther reason,
But rising at thy name, doth point out thee
As his triumphant prize. Proud of this pride,
He is contented thy poor drudge to be,
To stand in thy affairs, fall by thy side.
No want of conscience hold it that I call
Her ‘love,’ for whose dear love I rise and fall.

                                          ***

Не знает юность совести упреков,
Как и любовь, хоть совесть — дочь любви.
И ты не обличай моих пороков
Или себя к ответу призови.

Тобою предан, я себя всецело
Страстям простым и грубым предаю.
Мой дух лукаво соблазняет тело,
И плоть победу празднует свою.

При имени твоем она стремится
На цель своих желаний указать,
Встает, как раб перед своей царицей,
Чтобы упасть у ног ее опять.

Кто знал в любви паденья и подъемы,
Тому глубины совести знакомы.

Как видим, некоторые эротические образы Маршак сгладил и завуалировал. Можно вспомнить, что в Англии ещё в начале 19 века Томас Баудлер (Bowdler, 1754—1825) осуществил издание «Шекспир для семейного чтения» в десяти томах; было указано, что в нём «ничего не добавлено к оригинальному тексту, но пропущены те слова и выражения, которые не могут быть с пристойностью прочитаны вслух в семейном кругу». 

В таком же ключе — адаптации для семейного чтения, то есть разными способами сглаживая, обходя острые места, — переводили Маршак и другие советские переводчики. Но времена изменились, стали более свободными — теперь достаточно указать допустимый возраст читателя. И вот смотрим перевод Елифёровой (с её же примечаниями) с пометкой (18+):

Читать далее

ТО и манифест неоклассицизма

Мнение, что с Теорией Относительности, мягко говоря, не всё в порядке, сейчас широко распространено, его разделяют многие профессиональные физики. Предпринимаются разнообразные попытки ревизии ТО, причём затеваемый ремонт бывает разным по масштабу — от косметического до капитального (наша версия, изложенная в брошюре 2000 года <Мемуар по относительности и единой теории поля>, видимо, ближе к последнему).

Но есть исследователи с ещё куда более радикальными взглядами: не считая, что эту концепцию можно как-то исправить, они хотят сбросить её с парохода современности всю целиком. Причём они не футуристы, а пассеисты: их цель — вернуться к не изуродованной релятивизмом классической физике 19 века, заменить ТО другой парадигмой — Теорией Физического Поля (ТФП). Изложение основных принципов такого подхода, можно сказать — его манифест, содержится в докладе сотрудника ФИАНа Сергея Витальевича Мизина «ТЕОРИЯ ПОЛЯ ВНЕ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ: ВОЗВРАТ К ОБОБЩЁННОЙ КЛАССИКЕ», опубликованном в Трудах 23-й Всероссийской конференции (с международным участием) «ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЕ ПОЛЕ И МАТЕРИАЛЫ (фундаментальные физические исследования)»; Москва, 20–21 ноября 2015 г. (стр.27-54).

Вот его основные положения:

Читать далее

О книге «Неизвестный Лысенко»

На сайте Московского общества испытателей природы (МОИП) публикуется перечень предстоящих научных семинаров в Москве. Там было указано, что 25 ноября состоится заседание секции Проблем эволюции материи МОИП, тема: Обсуждение книги Л.А.Животовского «Неизвестный Лысенко». Я эту книгу читал, тема меня интересует, поэтому решил посетить. (Должен сказать, что на семинарах МОИП я не был с 70-х годов, а в те времена нередко участвовал в них; помню выступления там Н.В.Тимофеева-Ресовского, С.В.Мейена, Ю.А.Шрейдера, других интересных людей.)

По приезде в Зоологический музей МГУ узнал, что семинар отменён (перенесён на будущее). Возможно, это не случайно. Дело в том, что вышедшая в 2014 году тиражом 500 экз. книга известного генетика Льва Анатольевича Животовского (см. о нём:<Животовский>) вызвала немалый переполох — резкую критику со стороны многих его коллег, а также историков биологии (хотя нашлись и поддержавшие автора).

Чем вызвано появление такой книги? 

Читать далее

«Славься Господь Царь Иудейский»

Под таким заглавием — совпадающим с названием самой большой поэмы в нём — в 1611 году в Англии вышел поэтический сборник. Он не вызвал никакого отклика и, вероятно, был издан очень малым тиражом. В качестве автора книги на титульном листе значилась Эмилия Ланьер, жена капитана Альфонсо Ланьера. Книгу открывали обращения к самым высокопоставленным леди страны, начиная с королевы Анны и её дочери. В основной религиозной поэме говорилось о несправедливости униженного положения женщин, на разных примерах из Библии показывались достоинство и чистота многих из них, развенчивались предрассудки об их изначальной греховности.

Большинство англоязычных литературоведов поверили в авторство Ланьер и теперь считают её одной из первых по времени британских поэтесс и феминисток. 

В 1973 году английский историк и шекспировед Лесли Роуз переиздал книгу со своим предисловием, дав ей смелое название: «Поэмы шекспировской Смуглой леди». Он изучил сохранившийся дневник астролога и врачевателя Саймона Формана (1552—1611), с которым Эмилия была в близких отношениях (о ней есть сведения в его дневнике), и заключил, что она-то и есть загадочная Смуглая леди «Сонетов» Шекспира.

Читать далее