Об одной реплике в «Гамлете»

В начальной сцене трагедии происходит смена часового. После того, как Бернардо заступил на пост, к нему подошли Марцелл и Горацио (они решили присоединиться к часовому в надежде увидеть Призрака, будто бы являвшегося в предшествующие ночи). Вот их реплики:


MARCELLUS          Holla, Bernardo.

BARNARDO   22    Say, what is Horatio there?

HORATIO               A piece of him.

BARNARDO           Welcome Horatio, welcome good Marcellus.

HORATIO      25    What, has this thing appear`d again tonight?


В статье «Гамлет. Смена караула» <Гамлет> мы писали:

Строку 22 обычно переводят так: «Скажи, что, здесь Горацио?» (будто Бернардо его не видит). На что следует ответ Горацио: «A piece of him», буквально: «Кусок его». Эти слова Горацио вызывали большое недоумение, предлагались разные их толкования. Победила точка зрения, что тут шуточный оборот, похожий на русские «он самый», «как будто б» или «я за него» (хотя других попыток шутить у Горацио вроде бы не наблюдалось, это вообще не в его характере). Но ведь слово «piece» имеет много значений, и одно из самых очевидных, но не замечаемых из-за давления традиции… — пьеса! <…>

Важно, что после «what» (what is Horatio there?) нет запятой, но она есть в аналогичной фразе чуть ниже — в вопросе о Призраке (25 строка): «What, has this thing appear`d again tonight?» (Что, это существо явилось снова?). Значит, строка 22 на самом деле звучит так: «Что есть Горацио там?» или «Кто такой Горацио?» (а не «здесь ли Горацио?»). И мы получаем на него неожиданный ответ: «Пьеса его». Горацио — автор «Гамлета»!

Сцены из ‘Гамлета’ в постановке Московского театра

им. Маяковского

Читать далее

Четырёхмерные правильные тела

Нечасто попадается статья, в которой нормальным человеческим языком раскрываются важные математические идеи и которая даёт новое направление собственным размышлениям. Таким событием, можно сказать, — откровением стал для меня 15 лет назад обзор «The Story of the 120-Cell» («Рассказ об ячейнике-120») Джона Стилвела в журнале Американского математического общества (Notices of the AMS, Jan. 2001 <Ячейник-120, 2001-Стилвел> ). Обзор был посвящён правильным телам (регулярным политопам), существующим в четырёхмерном пространстве, — аналогам правильных многогранников (Платоновых тел) в нашем трёхмерном мире. Подобно тому, как плоскими гранями Платоновых тел служат правильные многоугольники, области пространства (их называют ячейками), ограничивающие четырёхмерные политопы, — уже сами Платоновы тела. Наиболее сложный из этих политопов содержит 120 додекаэдров:

Ячейник120

 

(https://www.bathsheba.com/math/120cell/)

Читать далее

Излучает ли вода при замерзании?

Статья с таким названием была напечатана в февральском номере ХиЖ за 1994 год. Автор — физик с широкими научными интересами, заведующий лабораторией тбилисского Института кибернетики АН Грузии Марк Ефимович Перельман (1932—2010). В ней он рассказал о своей гипотезе, которую ему с большим трудом удалось опубликовать в 1972 году (ДАН, т. 203, с. 1030, а представил её в журнал академик А.Д.Сахаров).

Суть гипотезы состоит в том, вода (и другие вещества) при фазовом переходе жидкость—кристалл (и пар—жидкость) должна излучать инфракрасный свет, причём дискретный набор частот. В статье приведены теоретические обоснования («на пальцах») эффекта, а также рассказано об отдельных его экспериментальных подтверждениях.

Читать далее