Энтузиаст СТО Орест Хвольсон

Одним из первых среди российских физиков убеждённым сторонником и пропагандистом СТО стал Орест Данилович Хвольсон (1852—1934). Уже в 1909 г. в статье «Успехи физики в 1908 г.» (в журнале РФХО) он Хвольсон1говорил об этой теории, как наиболее крупном достижении последних лет; в 1912 г. написал обстоятельный обзор. Хвольсон признавал «непостижимую странность» выводов СТО, которая затрудняет её восприятие, и потому особое внимание старался уделять анализу физических основ теории. Ему принадлежит и первая научно-популярная брошюра «Принцип относительности: Общедоступное изложение» (1913). Затем, в 1922 г. в Петрограде вышла его небольшая книга «Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание». Так что он внёс большой вклад в продвижение релятивизма в России (противоречивость теории его не остановила).

Хвольсон родился в Санкт-Петербурге в семье известного учёного-историка, лингвиста, гебраиста. Орест закончил в 73 г. физ.-мат. факультет ун-та в СПб. с золотой медалью и в 76 г. начал там чтение лекций в качестве приват-доцента.  В 80-м защитил докторскую диссертацию, в 90-м становится экстраординарным профессором.

Труды Хвольсона касались почти всех разделов физики. Но после 96 г. он занимался главным образом составлением своего пятитомного «Курса физики», который долгое время служил основным пособием в советских вузах и был переведён на немецкий, французский и испанский языки. В одной из своих работ Эйнштейн назвал его «превосходным учебником физики».

В 1920 г. Хвольсона избрали почётным членом Российской академии наук, с чем связан известный комический эпизод: когда Ореста Даниловича спросили, доволен ли он этим избранием, он ответил, что «разница между академиком и почётным академиком примерно такая же, как между государем и милостивым государем».

Пара цитат из его автобиографии, написанной в 1927 г.:

Наряду с самостоятельной научной работой у меня рано проявилось могучее влечение к преподаванию. Страсть объяснять другим то, что я сам понял или думал, появилась у меня чуть ли не с детства. Уроки я начал давать, когда мне было 14 лет, так что я занимаюсь преподаванием более 60 лет… я только тогда им мучительно тяготился, когда мне во время моего слишком продолжительного приват-доцентства приходилось еженедельно тратить огромное число часов на преподавание в различных средних школах. При малейшей возможности я от этих занятий постепенно отказался. <…>

Я спрашиваю себя, почему я всю жизнь посвятил физике… Ответ, правильность которого я ясно чувствую, заключается в следующем: меня вовсе не интересуют достижения физики сами по себе, как факты… они имеют значение для меня постольку, поскольку каждое из них в состоянии помочь нам построить правильное миропонимание. <…>