Читая «Эйнштейновский сборник»

ЭйнСборникВ 1966 г. (я как раз кончил школу) изд-во «Наука» начало выпускать «Эйнштейновские сборники» со статьями отечественных и зарубежных авторов на темы, связанные с жизнью и творчеством А. Эйнштейна. В редколлегию входили известные учёные, например (в 80-е годы) академики В.Л.Гинзбург, А.А.Логунов, М.А.Марков, Г.И.Наан, теоретики, историки физики В.П.Визгин, И.Ю.Кобзарёв, Г.Е.Горелик.

Сборники появлялись примерно раз в один-два года; последний, 15-й по счёту, увидел свет в 1990-м, после чего в связи с общим кризисом их издание прекратилось (и затем уже не возобновилось). В этих книгах содержится много ценных материалов, а один из них сыграл особую роль в моих размышлениях о релятивизме.

В ноябре 1986 г. я купил вышедший из печати очередной сборник (1982—1983), где была представлена первая часть популярной лекции, прочитанной Эйнштейном в Японии 19 октября 1922 г. и посвящённой СТО. В ней лектор «на пальцах» разъяснял (с. 9) основное противоречие, вытекающее из двух его постулатов (равноправия всех инерциальных систем и постоянства скорости света). Он говорил о мысленном эксперименте с двумя движущимися относительно друг друга наблюдателями; там один световой импульс проходит за 1 секунду расстояние С, а другой — меньшее расстояние (С—V), и значит, их скорости оказываются неодинаковыми. Именно стремясь разрешить данное противоречие, Эйнштейн измыслил свою СТО.

И тут меня осенило: эти расстояния С и (С—V) нужно просто считать равными! Каким образом? За счёт изменения масштаба длины при относительном движении двух наблюдателей. Я приравнял эти две величины и сразу узнал, как должен изменяться масштаб. И тут же, как чёртик из табакерки, выскочил доплеровский множитель — корень квадратный из (С + V)/(C—V), важность которого я в то время уже сознавал. В результате вся картина сразу прояснилась — я понял, как нужно изменить вид преобразований Лоренца.

Разумеется, ранее я во многих книгах читал об этом противоречии между двумя постулатами, но знаменательно, что «замыкание мыслительной цепи» у меня произошло на словах самого Эйнштейна. Да, они послужили как бы спусковым крючком.

И вот что из всего этого получилось — см. мой «Мемуар по теории относительности и единой теории поля» (2000) на русском http://vixra.org/abs/1801.0305  и на английском http://vixra.org/abs/1802.0136.