Ульяновский мыслитель

Александр Александрович Любищев (1890—1972) родился в Петербурге, там же окончил физ.-мат. факультет Любищевуниверситета, но основным его научным интересом стала биология. Преподавал в вузах разных городов, с 1950-го — завкафедрой зоологии в ульяновском Пединституте. В 55-м вышел на пенсию, жил в Ульяновске, шутливо называя себя «провинциальным профессором».

В эти годы он продолжал реализовывать программу, составленную ещё в молодости: в 1918 г. он сформулировал главную цель своей жизни — раскрыть естественную систему организмов. А ещё — подправить теорию Дарвина: он полагал, что тупой случайный перебор не может быть ответственным за ту невероятную сложность и гармонию, которые мы видим в живой природе. Тогда он написал: «Я за­дался целью со временем создать математиче­скую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии».

Необычная черта его характера — стремление планировать свою работу на многие годы вперёд. Он составлял подробные планы (с разделами и подразделами: матема­тика, таксономия, эволюция, энтомология, история науки…) — на неделю, месяц, год, пятилетку. По окончании писал отчёты о проделанной работе. Такая непохожесть Любищева на других подвигла Даниила Гранина на документальную повесть о нём «Эта странная жизнь» (1974), получившую широкую известность.

Благодаря активной переписке со многими крупными учёными (он был прирождённым полемистом) — биологами, физиками, математиками — этот «провинциальный профессор» стал одним из центров интеллектуальной жизни в стране. Оставил после себя огромный архив — более 300 ненапечатанных статей по разным разделам науки и культуры (передан в АН). 

    *   *   *

В начале 80-х годов я очень интересовался теорией биологической эволюции, начал работать над статьёй «Этюды о биологической памяти» (ХиЖ, 1984, № 2), и тут как раз вышла книга Любищева «Проблемы формы, систематики и эволюции организмов. Сборник статей» (М.: Наука, 1982), которая оказалась для меня очень полезной. Его критика дарвинизма, на мой взгляд, была правильной.

Появлялись и другие издания, например «В ЗАЩИТУ НАУКИ. Статьи и письма, 1953—1972″  (Л-д: Наука, 1991) — его научно-публицистические тексты; «А.А. Любищев — А.Г. Гурвич. Диалог о биополе» (Оргкомитет Любищевских чтений, 1998). В научно-биографической серии АН (Л-д.: Наука, 1882) вышел сборник статей о Любищеве его друзей и коллег (разных специальностей). 

Наверное, именно таких людей — держащихся в стороне от мейнстрима, не участвующих в карьерно-грантовых делах, имеющих свой оригинальный взгляд и неотступно «думающих свою думу» — сейчас очень не хватает.