Проект LНС. Симпозиум в Дубне

В лихие 90-е годы, а точнее, в июле 95-го от здания Миннауки на Тверской отъехал большой «Икарус», заполненный научными журналистами (там были Ирина Арутюнян из журнала «Природа», Андрей Ваганов из «Независимой газеты», Марина Аствацатурян с радиостанции «Эхо Москвы», многие другие, в том числе автор этих строк). Автобус направился в Дубну, где проходил Международный симпозиум «ФИЗИКА И ДЕТЕКТОРЫ НА LНС» и была запланирована пресс-конференция.

БАК

Затем в сентябрьском номере ХиЖ в рубрике «НОВОСТИ НАУКИ» появился мой отчёт об этом событии:

После прекращения строительства суперколлайдера в Техасе надежды ученых, занимающихся физикой высоких энергий, связаны с Большим адронным коллайдером (LHC) в Женеве. В декабре прошлого года проект LHC был одобрен научным советом Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРНа). В соответствии с ним в круговом 27 километровом туннеле действующего ускорителя LEP будут установлены 1792 мощных сверхпроводящих магнита новой установки, в которой частицы будут разгоняться до энергии 10 ТэВ (эта энергия должна быть достигнута к 2004 году, а затем ещё несколько увеличена). Стоимость проекта — около 3 млрд. долларов.

Намеченная программа работ столь грандиозна — ведь кроме самого ускорителя нужно создать ещё очень сложные детекторы для проведения экспериментов, — что можно осуществить только всем миром (в буквальном смысле слова): даже совместных усилий 19 европейских государств, входящих в ЦЕРН, недостаточно — нужна помощь со стороны США, России, Японии и других стран. На симпозиуме в ОИЯИ (у этого института налажено с ЦЕРНом давнее и плодотворное сотрудничество) обсуждали будущие эксперименты на LHC, а также вопросы международного разделения труда.

Для журналистов была устроена пресс-конференция, в которой приняли участие генеральный директор ЦЕРНа профессор К. Льювеллин-Смит и несколько ведущих специалистов из этой организации, директор ОИЯИ член-корреспондент РАН В.Г. Кадышевский, академики А.М. Баддин и АН. Скринский, руководители Миннауки, Минатома и других министерств и ведомств. Из выступлений как гостей, так и хозяев стало ясно, что и те и другие горят желанием работать вместе. К. Льювеллин-Смит сказал, что в России накоплен огромный интеллектуальный и технический потенциал, причем наших научных работников отличает очень высокая математическая культура. Утрата этих ценностей стала бы невосполнимой потерей и для России, и для всего остального мира.

Наши ученые и официальные лица подчеркивали, что физика элементарных частиц играет двоякую роль. С одной стороны, она позволяет все глубже проникать в структуру материи и воспроизводить условия, существовавшие в первые мгновения расширения Вселенной, а добытые на этом пути знания служат фундаментом научной картины мира. С другой же стороны, требуя разработки уникального по своим техническим характеристикам оборудования, эта отрасль науки стимулирует развитие высоких технологий, находящих применение в самых разных областях промышленности. Это особенно важно в условиях конверсии, когда к работе могут  подключиться российские ядерные центры (такие, как Арзамас-16) и предприятия оборонного комплекса.

Однако полной ясности в вопросе об участии России в проекте LHC пока нет — загвоздка, как всегда, в финансировании: необходимо  внести за десять лет 60 млн. долларов. Вместе с такой же суммой, выделенной ЦЕРНом, они и должны составить те средства, на которые  у нас будут разрабатывать компоненты детекторов, чтобы потом российские физики могли участвовать в экспериментах.

Неужели нашим ученым и инженерам суждено остаться зрителями на этом всемирном празднике науки — экспериментах в недостижимом прежде диапазоне энергий, которые положат начало физике XXI века?

Оставить комментарий.