Памяти биолога Джона Салстона

СалстонВ возрасте 75 лет умер известный английский учёный, молекулярный биолог Sir John Edward Sulston. Он родился в Кембридже в семье священника, с детских лет интересовался естественными науками. Окончил Кембриджский университет в 1963 году, как постдок несколько лет проработал в Институте Солка в Калифорнии; затем Фрэнсис Крик и Сидней Бреннер пригласили его в Кембридж.

В 2002 году вместе Сиднеем Бреннером и Робертом Хорвицем он получил Нобелевскую премию за открытия в области генетического регулирования эмбрионального развития. Ему удалось полностью описать порядок деления эмбриональных клеток нематоды C. elegans, проследить судьбу абсолютно всех клеток в процессе развития этого червя. Он также возглавлял коллектив британских специалистов, расшифровавших треть человеческого генома в международном проекте «Геном человека». После завершения этого проекта Салстон активно выступал против патентования генетической информации человека — за открытый доступ к ней для всех; он возглавлял Институт Сенгера  (геномный исследовательский центр в Англии) с 1992 по 2000 год.

В ХиЖ (2003, № 1) в «Новостях науки» была моя заметка о Нобелевских премиях за 2002 г. Приведу её (в сокращении):

ФИЗИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА

Премию поделили англичане Сидней Бреннер (он родился в ЮАР) и Джон Салстон с американцем Робертом Горвицем за работы по генетической регуляции развития органов и запрограммированной клеточной гибели (апоптозу). В 60-е годы генетики и эмбриологи поняли, что пришло время изучать явления на стыке этих дисциплин и создавать новую науку — генетику развития, для которой необходимо выбрать подходящий объект исследования. Им стал один из наиболее просто устроенных многоклеточных организмов с коротким жизненным циклом — нематода Caenorhabditis elegans. Взрослый червь размером менее миллиметра содержит ровно 959 клеток (для сравнения человек— порядка 10 в 14 степени клеток), в его геноме около 2000 генов (приблизительно столько же у E.coli; у дрозофилы — примерно 5000). Патриарх биологии нематоды Бреннер начал изучать ее развитие на молекулярном уровне (а до этого он занимался вирусами, репликацией бактериальной ДНК, внес вклад в расшифровку генетического кода). В частности, он получил червей-мутантов с дефектным мышечным белком миозином, что помогло выяснить его строение. Одним из первых он стал рименять клонирование генов, их секвенирование и метод рекомбинантных ДНК.

Затем к этим работам подключился Салстон, который вместе с другими молодыми исследователями приступил к описанию последовательных клеточных делений, то есть прослеживал судьбу каждой клетки (все развитие нематоды строго генетически детерминировано). Салстон выявил мутации, приводящие к нарушению процесса гибели определенных клеток, а он необходим для нормального развития (другая функция апоптоза — избавлять организм от клеток с дефектным геномом или зараженных вирусом). [Далее говорилось о заслугах Горвица — опускаю.]

В конце заметки я добавил от себя: Возможно, в биологии развития этому червячку суждено сыграть такую же роль, какую сыграла мушка в генетике.