О сонете 107 Шекспира

Проблема датировки большинства шекспировских сонетов очень сложна. Едва ли не единственным, привязанным к определённым реальным событиям (содержащим намёки на них), считается сонет 107.

СонетыШ

Автор подстрочного перевода сонета А. Шаракшанэ писал в примечаниях к нему:

* По единодушному мнению исследователей, сонет 107 содержит ряд намеков на важные внешние обстоятельства, возможно, исторического характера. Однако в том, что это за обстоятельства, исследователи расходятся, предлагая широкий выбор возможных толкований. Так, строки 3-4, возможно, содержат намек на освобождение из тюрьмы адресата сонетов, которым считается либо лорд Саутгемптона, либо лорд Пембрук (оба были в разное время подвергнуты тюремному заключению по политическим причинам). Отсюда следуют разные выводы относительно датировки сонета, поскольку Пембрук был освобожден в марте или апреле 1601 г., а Саутгемптон — в апреле 1603 г.
** Под «смертной луной» обычно понимают королеву Елизавету, но на роль «затмения» выдвигают различные события. Дело осложняется тем, что глагол «endure», помимо основных в современном языке значений «пережить», «перенести», «выстоять», в 16 в. мог употребляться в значении «испытать», «претерпеть (без сопротивления)». С учетом этого, комментаторы истолковывают это место либо как указание на какую-то победу Елизаветы (разгром испанской Армады, подавление заговора, выздоровление от болезни), либо на ее смерть в 1603 г.


*** В зависимости от истолкования (см. предыдущую сноску), в строках 7-8 речь может идти либо о победоносном избавлении Елизаветы от какой-то угрозы, либо о последовавшем за ее смертью восшествии на престол короля Якова I, которое, вопреки опасениям, произошло мирно, без гражданской смуты. В чем бы ни заключалось это событие, автор сонета говорит о нем в самом радостном и возвышенном духе, очевидно, считая его важным не только для монархии и Англии, но связывая с ним и свои личные надежды.

*  *  *
Известный шекспировед И. Шайтанов в недавно опубликованной статье «Переводя шекспировские сонеты» («Крещатик», 2017, № 4) разбирает, в частности, этот сонет. Будучи убеждённым стратфордианцем, он склоняется к версии об освобождении Саутгемптона:

Всё проясняется, если предположить, что первый катрен – о прерванном с восхождением на трон короля Якова I Стюарта заключении в Тауэре графа Саутгемптона… Второй катрен – смерть Елизаветы и смутное ожидание нового короля, чья мать Мария Стюарт была казнена в период предшествующего правления. Как-то он поведет себя, не захочет ли мстить? Были и другие сомнения и предсказания, но все разрешилось, по крайней мере, в первый момент – ко всеобщему облегчению.

Если следовать этим историческим обстоятельствам, то текст заметно проясняется.

Мы же считаем автором сонета графа Рэтленда и полагаем, что он говорит тут не о Саутгемптоне, а о самом себе. Он ведь тоже участвовал в мятеже Эссекса, и со сменой монарха закончился тяжёлый период в его жизни: новый король сразу отменил все наложенные на графа санкции и выказал своё расположение к нему, дав доходную должность. Всё это самым благотворным образом сказалось и на здоровье Рэтленда, и на его настроении. Обращаясь к самому себе (и своему идеальному двойнику, внутреннему Я), он вновь обещает прославить их в веках.

На наш взгляд, правильное решение вопроса об авторстве даст ключ ко всему сонетному циклу — этому наиболее личному, отразившему биографию автора, произведению. (О наших общих взглядах на сонеты Шекспира и толкованиях некоторых из них см. статьи: <Сонеты62.144>, <Сонеты151.20.21>.)