Макбет. Fair is foul, and foul is fair.

Из репортажа Алии Шарифуллиной от 29.11.2016 на Канале «Культура» <КультураМакбет> :

Валерий Белякович поставил «Макбет» Шекспира в новой редакции в столичном Театре на Юго-Западе. На родине Шекспира эту трагедию не называют по имени – говорят «та самая шотландская пьеса». Суеверие? Страх? Валерий Белякович – режиссёр не мнительный. Громко заявлял о спектакле «Макбет» несколько раз с разных площадок. Сначала это был МХАТ имени Горького с Татьяной Дорониной в роли коварной леди, затем Театр на Юго-Западе в 1994 году. После длительной паузы Белякович вновь решил вернуть «Макбета» на сцену.

А неделю спустя, 6 декабря ВАЛЕРИЙ РОМАНОВИЧ БЕЛЯКОВИЧ скончался.

(1950--2016)

……………..(1950—2016)………..

В юбилейный шекспировский год, в связи с постановкой «Гамлета» в Белгородском академическом театре имени М.С. Щепкина, народный артист России, режиссёр Валерий Белякович дал эксклюзивное интервью «Белгородским известиям» (17 апреля 2014 г.): <Белякович>. Вот отрывок из него:

– Скажите, при таком глубоком погружении в творческий мир Шекспира Вас занимал «шекспировский вопрос»? Важно, кто это мог быть: сын перчаточника из Стратфорда или группа лондонских авторов-аристократов?
– Я сам парень с рабочей окраины, у нас и книг-то в доме не было. Но судьба так распорядилась, что сначала я окончил факультет русского языка и литературы Московского педагогического института, потом режиссёрский в ГИТИСе. В общем, жизнь на меня обрушила мощный культурный пласт… Тем более, что у нас в Московском театре на Юго-Западе председателем общественного совета была Марина Дмитриевна Литвинова, известнейший переводчик и шекспировед. Конечно, мы с ней много общались, обсуждали те или иные вопросы жизни и творчества Барда, в том числе и различные версии авторства. Как-то Марина Дмитриевна спросила у меня: «Валерий Романович, ну вот Вы ставите Шекспира… Вы же должны почувствовать душу автора, кто это?».

И я ответил ей: «Марина Дмитриевна, здесь автор – Бог». Остальное для меня неважно – был ли это действительно Уильям Шекспир, или граф Рэтленд с супругой, или философ Фрэнсис Бэкон, или поэт и драматург Бен Джонсон… Я вчера посмотрел очень хороший фильм «Ной»… Там в финале, когда «поездка» уже закончилась, есть эпизод, где Ной смотрит в небо и видит, как оттуда идут радужные круги, какие-то сферические волны. Это пульсации Бога. И для меня общение с Шекспиром равно вот этому взгляду Ноя на небо. Я не могу Шекспира представить конкретным человеком, для меня это нечто, данное нам свыше.

*  *  *

А в еженедельнике АиФ от 25.01.17 опубликовано интервью, которое корреспондент Юлия Шигарева взяла у худрука театра им. Ермоловой Олега Меньшикова: <Меньшиков>. Приведу фрагмент, в котором говорится о Шекспире.

— В Театре им. Ермоловой, которым вы руководите, одна из ближайших премьер — «Макбет». Шекспир, 400 лет назад! Что-то совпало в нашем времени и времени Шекспира?

— О, к этой истории надо издалека подойти. Во-первых, я принадлежу к тем людям, которые считают, что Шекспир МеньшиковФото— это не тот человек, который похоронен в Стратфорде-на-Эйвоне, тут одна из самых ярчайших мистификаций в истории человечества. Во-вторых, в его произведениях, по-моему, как в Библии, заложен некий код. Говорят, в колокольном звоне есть какие-то частоты, которые освобождают человека от дурных мыслей. Вот то же самое существует в явлении под названием «Шекспир».

А с «Макбетом» всё ещё сложнее. Вы знаете, что в Великобритании нельзя даже произносить название «Макбет»? В театре её играют, но это считается проклятой историей, как у нас «Мастер и Маргарита» или «Пиковая дама». И чем больше я про эту пьесу узнавал, тем сильнее она меня притягивала. Для меня это история развоплощения личности. Кто такой Макбет? Полководец, выигравший войну, народный герой…  его обожает вся страна. Но три каких-то существа что-то нашептали, он это услышал. Услышал то, что, может быть, ему слышать не надо было, и в личности его что-то надломилось. А ещё это рассказ о попытках наших спорить с судьбой. Сказано или начертано где-то кем-то: в твоей жизни будет так. Можешь ли ты сопротивляться судьбе? Есть ли у тебя силы? Имеешь ли ты право на это? Так что для меня «Макбет» — одна из величайших трагедий мировой драматургии.