Клейн о Гауссе. Похвала юности

Рассказывая в своих лекциях о «короле математиков» Карле Гауссе (1777—1855), пытаясь проследить основные этапы его развития, Феликс Клейн писал (с. 44—47):

Сначала естественный интерес — я почти готов сказать, какое-то детское любопытство — без ...........КАРЛ ГАУСС.........всяких влияний извне… Первое, что его привлекает, — это чистое искусство счёта. Он беспрестанно считает с прямо-таки захватывающим прилежанием и неустанной выдержкой… От наблюдений над встречающимися ему числами — и значит, индуктивным, «экспериментальным» путём — он уже в то раннее время приходит к постижению общих соотношений и законов…

И вот здесь мы сталкиваемся со странным и, безусловно, не случайным явлением. Все эти ранние, придуманные лишь для собственного удовольствия забавы ума оказываются не чем иным, как подступами к великой, лишь гораздо позже осознанной цели. Но провидческая мудрость гения в том и состоит, чтобы уже в первых пробах сил, в полуигре, ещё не сознавая глубочайшего смысла своих действий, попасть киркой в то самое место породы, где в глубине таится золотой слиток…

Как раз на примере Гаусса мы можем постичь ту мудрую педагогическую истину, что для успешного развития личности приобретение знаний имеет, по-видимому, гораздо меньшее значение, чем развитие способностей…

К этой похвале самостоятельности я хотел бы присовокупить ещё одну — похвалу юности. Мне хочется сказать, что развитие математического гения подчиняется, по-видимому, тем же законам, что и развитие любой творческой  одарённости: в юные годы, когда только что завершается процесс физического развития, настаёт время великих, с огромной скоростью сменяющих друг друга откровений; именно в это время создаются те новые, ему одному принадлежащие ценности, которые он должен принести миру, — создаются, даже если имеющиеся у него средства выражения ещё отстают от обилия стекающихся к нему идей.

Следующий за этими годами менее благоприятный и до отказа заполненный делами жизненный период является порой совершенствования и реализации накопленных знаний, для чего зрелость суждений, опыт, чувство меры и владение собственными силами — словом, все дары возраста, являются необходимыми предпосылками. Так, часто случается, что мир впервые узнаёт что-либо о шедевре, подлинная суть которого зародилась лет двадцать тому назад; думает, что видит человека на вершине его творчества, тогда как тот занят лишь доработкой дела своей жизни и больше не в состоянии добавить к нему ни одного нового штриха.

Думаю, многие великие идеи приходили учёным в более зрелом возрасте. Но юность есть важнейший, ключевой период для пробуждения в человеке его умственных и душевных сил — запуска в нём «реактивного двигателя внутреннего горения».

Оставить комментарий.