А. Гротендик: «Открыть очевидное»

Приведу один отрывок, где он говорит о распространённом снобистском мнении, что теорема тривиальна, если у неё есть простое доказательство (с. 276): Меня это задевает за живое: ведь лучшее из того, что я сделал в математике (да и в жизни вообще…), по этой логике становится «тривиальным». Самые плодотворные (на мой взгляд) из тех структур и понятий, которые я за все эти годы ввёл в математический обиход, их наиболее существенные свойства, которые мне удалось установить упорным, терпеливым трудом, — всё это просто, всё «тривиально». По всей вероятности, в наши дни ни одна из моих находок не была бы опубликована, будь её автор начинающим математиком! Моя гордость в науке, а вернее — моя страсть и радость, всегда заключались в умении обнаруживать очевидное — к этому я стремился всю жизнь в своих занятиях.

В другом месте (с. 88) Гротендик говорит о необходимости смотреть на вещи своими собственными глазами, а не сквозь патентованные очки, предложенные некими авторитетами. Он называет такую способность даром одиночества.

Меня лично тоже занимает вопрос о соотношении простоты и банальности, поэтому добавлю кое-что от себя. Я думаю, научные достижения можно оценивать по двум основным показателям: по важности и по содержанию.

Возьмём, к примеру, мою идею о новой модели молекулы ДНК. Есть ли в биологии более важная проблема? Нет, ДНК — это «самая главная молекула», о которой нужно знать всё; и вот я говорю, что структура совсем другая. Но по содержанию гипотеза столь проста, что её мог, в принципе, выдвинуть школьник, — «тривиальна».

Примерно такая же ситуация с предложенным мной толкованием принципов суперпозиции и редукции волновой функции в квантовой механике. Сейчас имеется уже более десятка интерпретаций квантовой механики, и я думаю, что моя самая простая и наглядная. Значит, опять тривиально.

Известно, что самое трудное в науке — это достичь простоты. И чтобы в голову пришла ведущая к ней счастливая идея, нужно выработать свой особый взгляд, который формируется в результате долгих одиноких раздумий. Требуется тот дар одиночества, о котором сказал Гротендик.