А.В. Луначарский о графе Рэтленде

КАК ИЗВЕСТНО, В 20-Х ГОДАХ ПРОШЛОГО ВЕКА В СССР АКТИВНО ОБСУЖДАЛСЯ ШЕКСПИРОВСКИЙ ВОПРОС.  НЕ ОСТАЛСЯ В СТОРОНЕ И НАРКОМ ПРОСВЕЩЕНИЯ А.В. ЛУНАЧАРСКИЙ.

ЛуначарИлья Гилилов в своей книге (1-е изд., с. 204) писал, что Луначарский считал рэтлендианскую гипотезу наиболее вероятным решением вопроса о личности Уильяма Шекспира:

В статье «Шекспир и его век», являющейся шестой лекцией из курса по истории западноевропейской литературы, читавшегося им в те годы, он отмечал чрезвычайно странные и многочисленные совпадения биографических данных Рэтленда с «жизнью автора пьес, как мы могли бы ее представить…». Луначарский отмечал также, что рэтлендианская гипотеза дает наконец объяснение казавшихся ранее непонятными социальных воззрений Шекспира, а также выбора им среды, в которой происходит действие всех его произведений.

«Так много совпадений нельзя объяснить иначе, как тем, что автором являлся Рэтленд… тут почти невозможно спорить», — утверждал нарком. 

На сайте «Наследие Луначарского» представлена эта его лекция <ЛуначарскШекспир>, приведу несколько цитат из неё. После критического рассмотрения бэконианской гипотезы, автор приводит аргументы в пользу авторства графа Рэтленда, а потом пишет:

Вот эти доказательства, как и многие еще другие, заставляют думать, что так много совпадений нельзя объяснить иначе, как тем, что автором пьес Шекспира являлся граф Ретленд (доводы за эту гипотезу на русском языке суммировал Шипулинский). Если вы прочтете книги Дамблона, то убедитесь, что против этого трудно спорить. Нам было бы приятнее, может быть, чтобы этот величайший в мире писатель был не из аристократии, а из низов, и я сам говорил: почему вы не допускаете, что такой многообразный гений мог выйти из низов? Но приходится признать, что Шекспир и Ретленд, по–видимому, одно и то же лицо.

Ретленды живут и до сих пор. В их родовом замке портрет того Ретленда, которого считают за Шекспира, висит на необычайно почетном месте рядом с портретом его жены. Весь род как бы выдвигает это лицо, как оказавшее громадную честь роду. Но вместе с тем эта семья после его смерти дала хорошие деньги родственникам Вильяма Шекспира, чтобы они поддерживали легенду, что человек, написавший все эти произведения, есть Вильям Шекспир. Они заявили, что никого не допустят к осмотру бумаг Ретленда. Объясняется это тем, что кончил свою жизнь Ретленд–Шекспир при обстоятельствах, которые он сам предвидел в пьесе «Буря». Он был убит, и жена его была убита ведшим против него интригу родственником; нынешние Ретленды захватили таким образом власть в этом роде и ведут свою линию от преступника. Они не решаются уничтожить бумаги, которые об этом свидетельствуют, но целые столетия молчат о них. Они прекрасно знают, что этот их погибший предок, которого их прямой предок преступно устранил со своего пути, что именно этот безвременно погибший Ретленд был величайшим писателем земли. <…>

…как мы можем догадываться, Ретленда устранил его двоюродный брат путем внутреннего переворота… Нужно думать, что в «Буре», где он прощает вступившего против него в заговор брата, есть прямой отклик на начало этих событий. Надо думать, что Ретленд предчувствовал это, знал это, но негодяй его прощения не принял во внимание и довел свое кровавое дело до конца. Тогда особенно трагический ореол получает и личная судьба Ретленда как человека, и судьба его как Шекспира, как писателя.

Итак, Луначарский полагал, что граф Рэтленд и его жена были убиты — такая версия в то время обсуждалась. (У Роджера были три родных младших брата, а двоюродных по отцовской линии не было — тут Луначарский, видимо, ошибся.)

Гилилов (с. 382): Давно уже шекспироведы обратили внимание на то, что через многие пьесы Шекспира проходит – почти навязчиво – тема вражды братьев, причём обычно младший злоумышляет против старшего, законного главы рода. Эта вражда присутствует в «Как вам это понравится», «Много шума из ничего», «Гамлете», «Короле Лире», «Макбете», и, наконец, — в «Буре»… Некоторые сторонники рэтлендианской гипотезы склонны видеть в этом… свидетельство серьёзных интриг Фрэнсиса, младшего брата Рэтленда, с целью побыстрее устранить больного и не имевшего прямых наследников Роджера – он умертвил Рэтленда и его жену. <…> Сегодня, после нескольких десятилетий исследований и анализа документов, можно сказать, что для утверждений и предположений о насильственной смерти бульвуарской четы нет оснований…»

Как видим, Гилилов пришёл к выводу, что криминала не было. Но нужно сказать, что описание смерти четы, похорон – наименее убедительная (на мой взгляд), плохо подтверждённая фактами часть изложения Гилилова, там много неясного и предположительного.

ФрэнсМэннерсНесколько слов о Фрэнсисе Мэннерсе (1578–1632), к которому после смерти Роджера перешёл титул графа Рэтленда. При короле Иакове Первом он стал видным придворным, отмеченным разными почестями. В 1618 году обвинил трёх женщин из прислуги в его замке Бельвуар в колдовстве, повлекшем смерти двух его маленьких сыновей, и они были осуждены как ведьмы.

Оставить комментарий.