ДНК, эволюция, СТО и ОТО, КМ, Шекспир, а также многое другое

ЭмблемаБлога

==================================================

….NOBODY IS SO BLIND AS HE WHO WILL NOT SEE….

==================================================

Загадки эмбрионального развития

В «Популярной механике» (2016, № 6) статья Р. Фишмана про гомеозисные гены, определяющие план строения организма (есть на сайте Элементы: <Гомеоз-гены>). Вообще, биология развития меня всегда интересовала: она изучает одну из самых глубоких научных проблем — процесс эмбрионального развития. К её решению нужно приближаться с двух разных сторон, как бы роя туннель навстречу друг другу, — используя абстрактно-кибернетический и химико-биологический подходы. Ведь не имея теоретической модели развития, есть опасность утонуть в море конкретных цитологических и биохимических фактов, касающихся разных аспектов этого фантастически сложного процесса.

В своей статье «Этюды о биологической памяти» (1984) <Биол. память> я выдвинул такое предположение: «в клетках имеется модель, отображающая разные уровни строения организма. С её помощью клетка определяет, как ей следует себя вести в том или ином клеточном коллективе, то есть выполнять разные «социальные» роли; в соответствии с этой моделью из одной клетки развивается целый организм». Хотя идея выглядит спекулятивной, думаю, что в ней содержится доля истины. 

*  *  *

В 1995 г. три исследователя гомеозисных генов получили Нобелевскую премию. Я писал об этом в «Новостях науки» (ХиЖ, 1996, апрель-июнь):

Картинки по запросу гомеозисные гены

Читать далее

Памяти профессора А. Зивайла

В этом месяце умер крупнейший учёный в области физической химии, «отец» фемтохимии Ахмед Зивайл (Zewail). Он родился в 1946 в Египте, в 1969 г. окончил Александрийский университет, затем перебрался в Америку и бОльшую часть жизни трудился в Калтехе. Разработал методы исследования переходных состояний химических реакций с помощью фемтосекундной спектроскопии — научился следить за превращениями молекул в реальном масштабе времени. В 1999 году награждён Нобелевской премией.

Зевейл

В рубрике «Новости науки» в ХиЖ (2000, № 1) я писал о нобелевских лауреатах 1999 года, в том числе по химии:

За основополагающие работы в области фемтохимии награжден 53-летний американец египетского происхождения Ахмед Зивайл. Он младший коллега Лайнуса Полинга в Калтехе, преемник его кафедры химической физики и, как отмечают, блестящий лектор.

Сам лауреат поясняет суть получивших признание достижений так: ученые освоили как бы сверхскоростную киносъемку химических процессов, тем самым выявляя ранее скрытые их детали, — примерно так же, как скоростная фотосъемка скачущей галопом лошади еще в прошлом веке позволила установить, что есть моменты, когда все четыре ее ноги находятся над землей.

Читать далее

Масштабы в природе

Есть ли в природе какие-то фиксированные масштабы? Ещё на заре классической физики Б. Паскаль и Н. Мальбранш утверждали, что их нет. Затем эту идею развил хорватский мыслитель Р. Бошкович (1711—1787), полагавший, что «кирпичиками» мироздания служат непротяжённые, безразмерные атомы-точки, между которыми действуют силы притяжения. Он писал: «И таким образом, весь этот мир может быть сведён к пространству, занимаемому сейчас острием иглы… Если при этом соответствующим образом уменьшались бы какие угодно силы, то вся последовательность причин и следствий не испытала бы никакого нарушения и нашим чувствам не представилось бы никаких изменений». То есть никаких видимых, регистрируемых на опыте изменений не происходило бы.масштабы

Гипотезу, что именно так устроено в природе, отстаивали Г. Гельмгольц, а затем А. Пуанкаре, который уделял этому вопросу большое внимание. «Два мира, — говорил он, — которые были бы подобны друг другу, были бы совершенно неразличимы». Им возражал М. Планк.

При Новых преобразованиях Лоренца (см. мою брошюру на этом сайте: <Мемуар по относительности и единой теории поля>) принцип масштабной инвариантности (скейлинг) становится фундаментальным законом природы. Более того, в физическом мире реализуется не только группа подобия, но и более широкая — конформная — группа, включающая также инверсию.

Кстати, Эйнштейн в 1921 г. опубликовал статью «Об одном естественном дополнении основ общей теории относительности» (Собр. науч. тр., Т. 2, С. 105), которую биограф Эйнштейна А. Пайс назвал «не очень интересной заметкой» (см. его книгу, С. 327). В ней автор ТО, обсуждая заслуживающую, по его мнению, большого внимания теорию Г. Вейля, писал: «…напрашивается вопрос: нельзя ли изменить теорию относительности, предположив, что инвариантной является не непосредственно величина ds как таковая, а только соотношение ds2 = 0 

Мой ответ: не только можно, но и нужно.

Мой дебют на физическом сайте

Зарегистрировался на сайте физиков <ФизичСайт>, там уже приняли и разместили мою статью «Субквантовая чехарда» (есть на моём сайте). Направил им вторую свою статью «Платоновы тела и элементарные частицы» (тоже есть на моём сайте), но ответа пока не получил.

ФизичСайтВключился в обсуждения чужих статей, причём по ЭПР-парадоксу, по которому у меня никаких своих работ нет. Я давно подозреваю, что в основе всей этой проблемы лежит неправильное толкование законов сохранения в квантовой механике. И вот решился вынести свои соображения на всеобщее обозрение.

Приведу два своих комментария на сайте:

1. 4 августа 2016 гК статье Д.Б. Зотьева  «Уточненное понятие квантовой запутанности и критика опытов Аспэ«:

Обычно ЭПР-парадокс популярно излагается так:
Рассматриваются две частицы с суммарным нулевым импульсом, разлетевшиеся на достаточное расстояние, чтобы они не могли взаимодействовать. У одной частицы измеряется координата, а у другой импульс. Тогда у второй частицы будут точно измерены и импульс, и координата, что невозможно.
То есть подразумевается, что измерение координаты первой частицы даст нам знание о координате второй.
Думаю, что именно в этом месте ошибка.
Предлагаю совсем простой опыт (он наверняка давно проведён). На путях этих двух разлетающихся частиц с нулевым суммарным импульсом ставим экраны-детекторы. Пусть первая попала в точку А, а вторая в точку В, соединим их прямой. Вопрос: эта прямая пройдёт через точку, откуда они вылетели? Так было бы в случае бильярдных шаров. Моя гипотеза: для микрочастиц это не так.

*  *  *

Читать далее

К. Писаренко о «LOVES MARTYR»

В книге Константина Писаренко о Шекспире (см. предыдущий пост) есть немало интересных соображений. Моё внимание особенно привлекла его трактовка поэтического сборника «Мученица любви».

МученЛюбви

Как мы знаем, именно с изучения этой таинственной книги начал свои активные исследования шекспировской проблемы Илья Гилилов (см. первую главу его книги). Он распознал в героях поэмы «Феникс и Голубь», впервые напечатанной в этом сборнике, графиню и графа Рэтлендов, ушедших из жизни в 1612 году. Гилилов выдвинул гипотезу, что сборник посвящён памяти этой супружеской пары. Но ей противоречили даты выхода книги на титульных листах — сохранились всего четыре экземпляра сборника, на одном указан 1601, на другом 1611, на третьем дата обрезана, четвёртый без титульного листа (книга не была зарегистрирована в Компании печатников). Гилилову пришлось провести большую работу в целях обосновать свой вывод, что эти даты ложные. Однако он убедил не всех своих критиков.

А вот какую идею высказал Писаренко (с. 205): в «Мученице любви», по его мнению, оплакивались не мёртвые, а живые! В 1601 г. Шекспир-Рэтленд участвовал в мятеже Эссекса, за что был заключён в тюрьму, его состояние было тяжёлым (как отмечал Гилилов, опасались за его жизнь). Видимо, в случае смерти Роджера Мэннерса собиралась покинуть мир и Елизавета. И тогда группа друзей-поэтов (в сборнике участвовали Марстон, Чапмен, Бен Джонсон, анонимы) попыталась побудить власти смягчить его участь. Об исключительных поэтических талантах и необыкновенных личных достоинствах этих двух людей и повествовал изданный в 1601 г. сборник. Он должен был послужить предостережением: мы потеряем их, если оставим всё, как есть.

(Замечу, что в пользу этой версии говорит тот указанный Гилиловым факт, что Бен Джонсон в нескольких помещённых в сборник стихотворениях говорит о Голубе и Феникс в НАСТОЯЩЕМ ВРЕМЕНИ, не упоминая об их смерти.)

Книга К. Писаренко о Шекспире

Читаю недавно вышедшую книгу писателя-историка Константина Писаренко «Неразгаданный Шекспир. Миф и правда ушедшей эпохи» (М.: Вече, 1916). Ранее он уже выпустил несколько книг по русской истории и вот теперь обратился к Шекспиру.

Писаренко2Автор приводит и обсуждает различные факты, связанные с жизнью и творчеством Барда (в большой степени опираясь на англоязычные источники). Можно сказать, что вольно или невольно в центре его рассмотрения оказался шекспировский вопрос. Он приходит к антистратфордианским выводам и даже определяется с конкретным кандидатом (умершем в 1612 году, чей символ  единорог), но имени его не называет — всё как-то обиняками. Кроме того, Писаренко избегает любой прямой полемики: не упоминает ни Гилилова, ни Литвинову, ни кого-либо другого. Вот самое «смелое» высказывание историка (с. 228): «Полагаю, многие посредством несложных сопоставлений уже заподозрили, кто скрывался под легендарным псевдонимом». Sure. 

Наконец, на с. 261 автор разъяснил свою позицию — она любопытна, поэтому процитирую: «По-видимому, пришла пора назвать ту, настоящую фамилию. Однако не могу. Не потому, что не знаю. Причина в другом, в чрезвычайной политизированности самой проблемы. Ведь спор о том, кем был Шекспир, давно вышел за рамки научного, разделив всех на отчаянно враждующие друг с другом партии. Шекспироведы не заметили, как заурядная дискуссия трансформировалась в войну, в которой оппоненты стремятся принудить друг друга к капитуляции, а не выяснить истину. Стороны с завидным упорством или упрямством разоблачают огрехи оппонентов и отстаивают собственную непогрешимость. Ошибки если и признаются, то мелкие, несущественные. Ключевые положения «родных» версий защищаются до конца, любой ценой и вопреки всему, даже здравому смыслу.

Согласитесь, в такой обстановке очень сложно сохранить объективность. Какое бы имя ты ни назвал, тебя тут же зачислят в члены соответствующей партии и заклеймят как «врага» своего героя. А не назвать как-то нельзя, ибо шекспировский канон написал конкретный человек… какая-то из партий права. Единственная из многих, сформировавшихся за полтора столетия войны. И каково будет им, проигравшим, смириться с поражением?..»

Остаётся только удивляться, что прогресс науки в условиях таких постоянных непримиримых конфронтаций вообще был возможен. 

В.А. Ацюковский в ХиЖ

АцюкОдин из активных критиков творений Эйнштейна  — доктор технических наук, специалист по бортовым авиационным приборам Владимир Акимович Ацюковский (1930 г.р.). Он автор ряда книг и множества брошюр, в которых утверждает, что логические основания теории относительности противоречивы, а её надёжных экспериментальных подтверждений нет; полагает, что следует вернуться к эфиру.

На одном форуме <АцюковскийФорум> встретил любопытную информацию. Ведущий Форума написал, что была забавная история с журналом «Химия и жизнь», где в №8 за 1982 год напечатали статью Ацюковского про эфирный ветер: <АцюковскийХиЖ>. Причём публикацию, по словам её автора, инициировал сам журнал: первоначально Ацюковский хотел написать про алхимиков, но сотрудник редакции ему сказал, что эта тема заезженная, и заказал статью именно про эфирный ветер (если Ведущий правильно запомнил на слух, этим редактором был Жвирблис).

А журнал после этой статьи чуть не прикрыли — когда Ацюковский явился в ХиЖ в следующий раз, все сотрудники вышли на него посмотреть. Оказалось, редакцию строго предупредили, что разгонят её, если она будет печатать этого автора. А тираж номера со статьёй Ацюковского составлял 365 000 экз.

В тот год тесных контактов с ХиЖ я ещё не имел, поэтому история прошла мимо меня (что-то потом слышал). Сейчас обратил внимание, что до того Ацюковский, видимо, смог только в 1980 г. депонировать в ВИНИТИ рукопись про эфиродинамику, но публикаций у него не было. А тут сразу массовым, огромным тиражом — представляю радость автора.

ХиЖ славился тем, что время от времени давал слово научным еретикам, и, как правило, их статьями занимался (да и сам писал подобные) редактор Вячеслав Евгеньевич Жвирблис (покойный). Но, видимо, данная тема находилась на особом положении, то есть на критику ТО было наложено табу, и за этим следили.

Ёлкин2

 

Критика ТО. Казус Денисова

Начавшаяся весной 1985 г. в СССР перестройка кардинально изменила возможности граждан выражать и распространять свои научные взгляды. Интернет ещё только зарождался, но разрешили использовать ксероксы и другую множительную технику, издавать без получения чьего-либо разрешения брошюры и книги. Естественно, многие критики и противники теории относительности не прошли мимо этих возможностей. И тут интересен случай профессора Денисова.

Денисов1Анатолий Алексеевич Денисов (1934—2010) — доктор технических наук, профессор Ленинградского политехнического института им. М.И. Калинина (кафедра автоматики и вычислительной техники), автор более 300 работ (в том числе 6 учебников, более 40 монографий, а также многочисленных брошюр и учебно-методических пособий), обладатель 80 авторских свидетельств и 8 патентов. Научно-преподавательскую работу в этом ведущем техническом вузе вёл непрерывно на протяжении 52 лет (1958—2010), подготовил 30 кандидатов и 7 докторов наук. В 89—91 гг. был народным депутатом СССР, председателем Комиссии Верховного Совета СССР по вопросам депутатской этики (из ВИКИ).

И этот крупный специалист-кибернетик пришёл к выводу, что СТО ошибочна. Он изложил свои взгляды в брошюре «Мифы теории относительности» и издал её в 1989 г. большим тиражом (50 000). О том, как дальше развивались события, Денисов рассказал в интервью, которое взяла у него корреспондент «Литературной газеты» Татьяна Путренко (опубликовано в ЛГ 23.02.90).

Несколько сокращённых фрагментов:

Читать далее

Футбол у Шекспира

В шекспировской «Комедии ошибок» (акт 2, сц. 1) есть упоминание о футболе, но не как игре, а как футбольном мяче. Вот это место:

Am I so round with you as you with me,

That like a football you do spurn me thus?

You spurn me hence, and he will spurn me hither.

If I last in this service, you must case me in leather.

В переложении на современный английский:

Do I treat you this roundly? You’re kicking me around like I’m a football. You kick me out, he kicks me back. If I keep working for you, I’m going to end up wrapped in leather, like a football.ШексФутбол

А вот перевод на русский Марины Бородицкой  (ИЛ, 2012, № 10):

Дурак я круглый и притом набитый.

С утра меня пинают взад-вперед,

Как мяч футбольный. Скоро вам, похоже,

Меня обшить придется новой кожей.

Ещё слово football присутствует в «Короле Лире» (акт. 1, сц. 4): Кент обзывает слугу Гонерильи Освальда «a base football player» (тут уже, видимо, имеется в виду игра, в которую, как считалось, играют люди низкого происхождения).

ЕВРО 2016. Субъективные итоги

Основное разочарование от закончившегося футбольного форума: все гранды европейского футбола — команды Германии, Испании, Италии, Англии, Франции — оказались в таком состоянии, что ни одна из них не заслуживает звания «лучшей на континенте» (да, и Франции тоже — вспомним хотя бы её матч с немцами). Поэтому весь чемпионат оставил бы у меня довольно плохое впечатление (впрочем, были отдельные яркие события и неожиданности, связанные, прежде всего, с Уэльсом и Исландией), если бы…

Евро2016

Если бы не финальный матч, который, мне кажется, многое исправил — он как бы восстановил справедливость. Францию считали явным фаворитом, она играла у себя и, конечно, уже предвкушала свой — незаслуженный — триумф. Но нет. Когда на последней минуте основного времени мяч после удара французского форварда с близкого расстояния попадает в штангу (как пишут обозреватели, не хватило ДВУХ сантиметров, чтобы мяч отскочил в сетку), я поверил, что португальцы выиграют (думал, что по пенальти). То было знамение — подозреваю даже, что сборную Португалии как бы опекало само Божественное провидение.

Разумеется, я не считаю, что именно Португалия своей нынешней игрой заслужила лавры, но эта маленькая страна имеет большие футбольные традиции («европейские бразильцы»). И хорошо, что она сумела поставить на место «великих и сильных» — это пойдёт им на пользу.