ДНК, эволюция, СТО и ОТО, КМ, Шекспир, а также многое другое

ЭмблемаБлога

==================================================

….NOBODY IS SO BLIND AS HE WHO WILL NOT SEE….

==================================================

Трактат о «Гамлете» Л.С. Выготского

ВыготскийВ 1968 г. вышло 2-е издание большой книги «Психология искусства» (М.: Искусство), в которую вошли работы выдающегося советского учёного — его называли Моцартом психологии — Льва Семёновича Выготского (1896—1934). Этот обширный труд был им закончен в 1925 г., а впервые опубликован лишь в 1965-м — через три десятилетия после кончины автора от туберкулёза (ему было всего 37). Во 2-м издании имеется приложение — трактат «ТРАГЕДИЯ О ГАМЛЕТЕ, ПРИНЦЕ ДАТСКОМ, У. ШЕКСПИРА», который Выготский, будучи студентом, написал в 1916 г. и представил в ВыготскийКнкачестве дипломной работы. 

Наверное, нельзя сказать, что он сделал в ней какие-то большие конкретные открытия. Да и сам автор пишет в конце (с. 491): «Мы закончили обзор «Гамлета». И эта трагедия осталась для нас загадкой в конце обзора ещё большей, чем в начале его». Но он заострил внимание на многих важных вопросах и противоречиях знаменитой пьесы, причём изложил свои размышления в прекрасном литературном стиле.

Как и многие другие авторы, он уделил значительное внимание загадке медлительности, нерешительности Гамлета в свершении мести, то есть убийстве Клавдия. Но ведь сразу возникает вопрос, который почему-то рассматривают очень редко: а каковы были бы последствия этого убийства для принца, близких ему людей, всей Дании? Выготский тоже обошёл эту контроверзу, но в любом случае его эссе даёт богатую пищу для ума читателя. 

Кстати, как заметил Ю.М. Лотман, «Гамлет» содержит для нас бОльшую информацию, чем для современников Шекспира: он соотносится со всем последующим культурным и историческим опытом человечества».

Честертон о Ницше и Шекспире

Gilbert Keith Chesterton (1874—1936) —  английский мыслитель, журналист и писатель, автор около 80 книг. Его Честертонперу принадлежат несколько сотен стихотворений, 200 рассказов, 4000 эссе, ряд пьес, романы, а также религиозно-философские трактаты, посвящённые истории и апологии христианства.

В статье «О чтении» он писал (цит. по сборнику его публицистики «Писатель в газете». М.: Прогресс, 1984, С. 260):

Всякий знает, что Ницше проповедовал учение, которое и сам он, и все его последователи считали истинным переворотом. Он утверждал, что привычная мораль альтруизма выдумана слабыми, чтобы помешать сильным взять над ними власть. Не все современные люди соглашаются с этим, но все считают, что это ново и неслыханно. Никто не сомневается, что великие писатели прошлого — скажем, Шекспир — не исповедовали этой веры потому, что до неё не додумались. Но откройте последний акт «Ричарда III», и вы найдёте не только всё ницшеанство — вы найдёте и самые термины Ницше. Ричард-горбун говорит вельможам  (V.3):

Что совесть? Измышленье слабых духом,

Чтоб сильных обуздать и обессилить.

Conscience is but a word that cowards use,
Devis’d at first to keep the strong in awe.

Шекспир не только додумался до ницшеанского права сильных — он знал ему цену и место. А место ему — в устах полоумного калеки накануне поражения. Ненавидеть слабых может только угрюмый, тщеславный и очень больной человек — такой, как Ричард или Ницше. Да, не надо думать, что старые классики не видеи новых идей. Они видели их; Шекспир видел ницшеанство, он видел его насквозь.

Мундиаль. Заметки телезрителя

Как сказал когда-то Мишель Платини, «футбол — это особый вид искусства». Понятно, что игра команды определяется очень многими факторами, но чтобы быть искусством, она должна представлять собой некое гармоничное целое. Мне кажется, в наибольшей степени этим качеством обладает команда Бельгии, поэтому буду болеть за неё.

мундиаль

Скажу о негативных вещах. Обратил внимание, что игроки стали очень активно орудовать руками. Если раньше хватание за футболку-трусы было из ряда вон выходящим эпизодом и сразу наказывалось жёлтой карточкой, то теперь это стало обычной практикой. Предупреждения выносятся лишь в случаях, когда нарушитель таким способом заваливает соперника или явно срывает атаку.

Как бороться с этим неприятным явлением? Мне пришла в голову такая идея: одеть футболистов в облегающие трико, за которые уцепиться будет трудно.

Далее, толкотня и борьба с использованием рук за позицию в штрафной площадке перед подачей угловых. Судьям постоянно приходится вмешиваться и усмирять особо буйных, на это уходит время. Предлагаю ввести такое правило: до момента удара (углового) все находящиеся в штрафной игроки (кроме вратаря) должны держать руки за спиной.

Как выглядела Э. Ланьер?

Достоверных портретов Эмилии Ланьер (1569—1645 ) нет. А эта женщина сыграла, я думаю, немалую роль в жизни пятого графа Рэтленда, что нашло отражение в его творчестве (см. нашу книгу «Шекспир: лица и маски»). Обычно приводят в качестве вероятных её изображений два портрета работы Николаса ХиллиардаОдин (слева) датируется 1590 годом. Другой — 1593-м; однако специалисты склоняются к тому, что это Mrs Holland — lady in waiting to Elizaberth I, aged 26 (именно такая надпись имеется в Музее Виктории и Альберта, где хранятся обе миниатюры).

Эмилия1

Эмилия2

           

 

 

 

 

 

 

 

 

Я обратил внимание на ещё один женский портрет, его автор Исаак Оливер. В том же музее указано: Oliver, Unknown Lady (c. 1595—1600). У неё как будто семитские черты лица, а Эмилия была наполовину еврейкой. Вспомним слова из сонета 127 про её глаза: they mourners seem (кажется, что они в трауре); и заключительные строки: Yet so they mourn becoming of their woe, That every tongue says beauty should like so (про её печальные глаза каждый скажет: красота должна выглядеть именно так).

Эмилия3

Дама по-особому держит руки, может быть, это что-то означает (например, что она вынашивает ребёнка)? Ланьер родила, по крайней мере, двоих детей — сына (в начале 1593 г.) и дочь (в декабре 1598 г.), умершую в десятимесячном возрасте; как Эмилия призналась целителю и астрологу Саймону Форману, у неё было много выкидышей. 

«Гамлет» по версии Ж.-Ф. Дюси

ДусиJean-François Ducis (1733—1816) — французский драматург и поэт, член академии. Автор первых французских переводов-переделок в классицистском стиле пьес Шекспира — «Гамлета», «Отелло», «Ромео и Джульетты», «Короля Лира» (при этом он пользовался прозаическими переводами-пересказами де Лапласа, т.к. сам не знал английского языка). 

Его Гамлет отличался сыновней преданностью и страстной любовью к Офелии. Узнав от призрака, что король был вероломно убит, принц жаждет отмщения, Офелия называет его «безжалостным тигром». Офелию Дюси сделал дочерью Клавдия, и её терзает борьба между чувством (любовью к Гамлету) и долгом. В финале принц убивает Клавдия, королева не выносит мук совести и кончает с собой, а Гамлет вступает на престол и женится на Офелии. В его заключительном монологе есть такие слова: «…мои несчастья достигли предела, я лишился всех моих родных. Но при мне моя добродетель… я сумею ещё жить, а это больше, чем умереть».

Во Франции «Гамлета»впервые поставили в 1769 г. в «Комеди Франсез» именно по версии Дюси — только в таком переработанном виде культурная публика в этой стране могла воспринять творения «варвара» с Альбиона. Да и в России в начале XIX века «Шекеспир» был известен преимущественно в обработках французского драматурга. Подлинный шекспировский Гамлет был чужд людям эпохи Просвещения, поэтому его образ подвергался трансформации в духе времени.

Кстати, русскую и тоже классицистскую версию «Гамлета» в  1748 г. опубликовал поэт, драматург и критик Александр Петрович Сумароков. У него кровавый тиран Клавдий намеревался жениться на Офелии, предварительно убив Гамлета и Гертруду.

Вольтер о Шекспире

ВольтерОбычно, говоря об отношении философа, романиста, историка, драматурга и поэта эпохи Просвещения Вольтера (1694–1778) к Шекспиру, вспоминают уничижительные эпитеты (дикарь, варвар и т.п.), которые он, случалось, употреблял по отношению к Барду. Однако ими оно отнюдь не исчерпывается. В «Философских письмах» Вольтера (впервые изданы в Лондоне под названием «Письма об английской нации» в 1733 г.) 18-е письмо имеет заголовок «О ТРАГЕДИИ», и там он пишет:

У англичан уже был театр, равно как и у испанцев, тогда, когда французы не имели ничего, кроме балагана. Шекспир… создал театр; он был гением, исполненным творческой силы, естественности и возвышенности, но без малейшей искорки хорошего вкуса и какого бы то ни было знания правил. Я намерен сказать вам нечто рискованное, но истинное, а именно, что достоинства этого автора погубили английский театр. В его чудовищных фарсах, именуемых трагедиями, повсюду разбросаны такие прекрасные сцены, столь величественные и страшные отрывки, что эти пьесы всегда игрались с огромным успехом. Время, которое одно только создаёт людям славу, в конце концов делает почтенными даже их недостатки. Большинство причудливых идей и преувеличений этого автора получили по истечении двухсот лет право быть возвышенными. <…>

После него пьесы стали более упорядоченными, публика — более придирчивой, а авторы — более корректными и менее смелыми. Я видел новые пьесы, очень мудрые, но холодные. По-видимому, до сих пор англичане были созданы лишь для того, чтобы творить беспорядочную красоту. Блистательные чудища Шекспира доставляют в тысячу раз большее наслаждение, чем современная умудрённость. Поэтический гений англичан до настоящего времени напоминал густое дерево, рождённое природой, беспорядочно разбрасывающее тысячи ветвей и растущее с неравномерной силой; оно погибает, если вы хотите принудить его природу и подрезать его наподобие деревьев в садах Марли.

Шекспировед Н.П. Верховский

Мой однофамилец Николай Павлович Верховский прожил всего 28 лет, но внёс существенный вклад в изучение того, как творчество Шекспира входило в европейскую культуру. Он родился в Петербурге в 1913 г. в семье банковского служащего и учительницы, в доме имелась богатая библиотека. Учился на филологическом факультете Ленинградского университета, где выделялся начитанностью, увлечённостью, способностью к иностранным языкам. Начал вести собственные исследования, публиковал статьи по зарубежной и русской литературе. 

ПервоеФолиоПо окончании вуза в 1937 г. был зачислен в аспирантуру. Продолжая совершенствоваться в немецком, английском и французском языках, изучал также итальянский, испанский и латынь. Занимался Шекспиром и в 1940 г. защитил диссертацию «Борьба за Шекспира в период раннего Просвещения» (это была одна из глав уже написанной большой работы о Шекспире).

А летом того же года Верховского командировали в Германию в качестве корреспондента ТАСС. 22 июня 1941 г. был интернирован, но вскоре смог вернуться на родину. Отправив семью в эвакуацию, сам остался в Ленинграде; его назначили начальником Особого отдела городского Радиокомитета, который занимался вещанием на иностранных языках. Умер в феврале 1942 г.

Вдова Н.П. филолог и педагог Марианна Митрофановна Верховская подготовила шекспировскую рукопись мужа к печати. И в 2004 г. Рязанский гос. пед. ун-т им. С.А. Есенина выпустил (тиражом 250 экз.) небольшую книгу: Н.П. Верховский. «Борьба за Шекспира в эпоху классицизма и раннего Просвещения». Она состоит из Введения и трёх глав: Шекспир в годы английской реставрации; Драйден и Шекспир; Шекспир и просветительский классицизм.

У меня эта книга есть, в ней немало интересных фактов и глубоких суждений. Автор заложил основы большого научного направления.

Ну а книга Льва Верховского «Шекспир: лица и маски» сейчас продаётся в магазине «Библио-Глобус» на Мясницкой <БибГлШекспир>, а также во многих интернет-магазинах (в России и других странах). 

Грехи короля Гамлета

Одна из давно замеченных странностей в знаменитой шекспировской трагедии такова: когда Призрак открыл принцу тайну убийства его отца, он зачем-то признался, что по ночам ему суждено бродить, а днём — гореть в печи, пока не выгорят все совершённые им преступления (Till the foul crimes done in my days of nature Are burnt and purged away), и что муки, которые он там испытывает, столь ужасны, что о них даже нельзя сказать. Что же это за преступления? Ведь со слов сына короля и других знавших его лиц возникает вроде бы положительный образ монарха — доблестного рыцаря, заботливого супруга. А тут он сам говорит о себе как о большом грешнике.

Картина А. Ходюкова

Картина А. Ходюкова

Выскажу своё предположение: грех, за который король Гамлет страдает на том свете, как-то связан с его убийством Фортинбраса-отца с последующим захватом его земель. Мы узнаём эту историю из рассказа Горацио, который начинает его так: «По крайне мере, есть слух…» (At least, the whisper goes so…). Вот оно как: это всего лишь слух, значит, на самом деле всё могло быть не совсем так (или совсем не так). В изложении Горацио — ко всем его утверждениям нужно прибавлять «будто бы» — король Норвегии Фортинбрас вызвал короля Дании на поединок; они заключили и оформили по всем правилам договор, согласно которому победителю переходят во владения определённые земли проигравшего, то есть, уточнил Горацио, лишившийся жизни в поединке, лишается и части собственности. Приведу это место (I.1):

Did slay this Fortinbras, who by a seal`d compact, Well ratified by law and heraldry Did forfeit (with his life) all these his lands Wich he stood seized of, to the conqueror. Against the which a moiety competent Was gaged by our king, which had return`d To the inheritance of Fortinbras, Had he been vanquisher, by the same comart (cou`nant), And carriage of the article design`d His fell to Hamlet.

Читать далее

Первая книга о Бэконе на русском

В 1740 г. в Лондоне вышла книга «The Life of Francis Bacon, Lord Chancellor of England», написанная молодым шотландским литератором Дэвидом Моллетом (Mallet). В этой биографии  сквозь внешне объективную манеру письма проступают политические пристрастия автора; в ней тенденциозно показана деятельность Бэкона-государственного деятеля, а его философские труды рассмотрены лишь кратко.

Затем эта книга появилась на французском (1755). Её перевёл видный публицист времен французской революции, автор ряда статей для «Энциклопедии» Александр Делейр (Deleyre). Он отразил в переводе свои политические симпатии, по-своему истолковав сочинения Бэкона.

Житие канцлера Франциска БаконаА в 1760 г. в типографии Московского университета напечатали перевод книги Делейра на русский. Его выполнил Василий Кириллович Тредиаковский (1703—1769) — ученый, просветитель, член Санкт-Петербургской Академии Наук. Он учился в Голландии и Париже. Будучи также стихотворцем и обладая значительной эрудицией, развивал ложно-классическое направление, однако был лишен поэтического дарования.

«Житие канцлера…» Тредиаковского тоже изрядно перетолковывало взгляды Бэкона, приспосабливая их к российской политической ситуации. Тем не менее, книга интересна как исторический документ, ведь то был первый труд на русском, посвященный Фрэнсису Бэкону. В 2012 г. URSS переиздало трактат с большим дополнением о Тредиаковском, написанном Ю.В.Соложенкиной и А.В. Растягаевым.

Тоби Мэтью о Фрэнсисе Бэконе

Ближайший ученик и друг Бэкона Тоби Мэтью, помогавший ему многие десятилетия (Бэкон ценил его преданность), умер в 1655 г., пережив своего учителя на 29 лет. А пять лет спустя была опубликована его переписка, и там много писем Ф. Бэкона. Издание начиналось с обращения к читателю, где, в частности, Мэтью писал: 

ФренБэконФрэнсис Бэкон был человеком могучего, ни с кем не сравнимого ума; острого и всеохватного понимания; необъятной, точной памяти; неиссякаемой оригинальной изобретательности; глубокого и мудрого суждения обо всём, что требует осмысления. С тех пор, как создан мир, он вряд ли видел человека столь выдающихся познаний в столь многих сферах знания, соединённых со счастливым даром говорить о них столь свободно, изящно и красноречиво, столь убедительно и вдохновенно; притом таким отточенным и выразительным языком, с такими необычными метафорами и сравнениями.

Быть может, я слишком увлёкся и позволил себе немало преувеличений. В таком случае, устыдить меня вы можете только одним способом: покажите мне другого гения, который мог бы сравниться с Фрэнсисом Бэконом.

Эта цитата взята из очень интересной книги Дафны Дюморье (Daphne Du Maurier) «Извилистые тропы» (М.: АСТ, 2014, с. 348). Дюморье (1907—1989) — известная английская писательница, автор многих романов, пьес, Дюморьежизнеописаний. Как отмечалось в некрологе, «…она умела привлечь любителей беллетристики и в то же время удовлетворяла высоким требованиям «настоящей литературы».

«Извилистые тропы» (в оригинале: Francis Bacon. His Rise and Fall) посвящены второй половине жизни этого выдающегося человека. А до этого Дюморье написала «Юность с пламенем в очах»: молодые годы Энтони и Фрэнсиса Бэкона и их друзей»; очень хотелось бы прочитать и эту книгу, но она пока не переведена.